ЛИЧНОСТИ СЕМЬЯ ОБРАЗОВАНИЕ КУЛЬТУРА ЭКОНОМИКА ГЕОПОЛИТИКА

Жуткие подробности жизни в Норвегии. Легализованная педофилия

01.06.2017
Я жила в Москве со своим 7-летним сыном, тогда, в 2005 году я познакомилась с парнем из Норвегии, который в будущем стал моим мужем. Мы сразу же переехали к нему в поселение Аурског-Хёкланд в деревню Аурског.

Я грезила мечтами о красивой жизни в Европе, но еще не знала что буквально 50 лет назад Норвегия была развита примерно также как страны Центральной Африки.

В далеком 1905 Норвегия добилась независимости от Дании и Швеции. Эта страна всегда была, да и сейчас есть «рабом». Причем они никогда не видели своего хозяина, а просто платили дань. Культуры не развивалась, образования не было. Граждане говорили то на датском, то на шведском, в итоге даже сейчас у них нет государственного языка. В каждом районе есть свой диалект, а врезультате смешания двух языков образовался национальный язык — букмол.

Можно было бы сказать, что это страна только сейчас формируется, если бы не шел встречный процесс. Норвежское общество стремительно морально деградирует, копируя американские законы и порядки.

Нефть нашли в море 50 лет назад. Ясно, что страна, у которой отсутствовали наука и культура, не могла обладать технологиями добычи нефти из моря — Норвегия воспользовалась иностранной научно-технологической помощью.

Всё это я узнала потом. Когда я покидала Россию, я знала только то, что в Норвегии — самый высокий в мире уровень жизни.

Несмотря на то, что я закончила факультет журналистики МГУ и являюсь кандидатом филологических наук, Норвегия не признала моё образование.

Мне предложили работать учительницей в соседней с нашей Фет-коммуне в сельской школе нового типа — по прогрессивному датскому образцу под названием «Риддерсанд», что в переводе означает «школа рыцарей». В сравнении с нашей российской системой все норвежские школьные госпрограммы выглядят как, по сути, для умственно отсталых. С 1-го по 7-й классы — там начальная школа. Задача государственной программы — выучить алфавит до 13 лет и научить детей считать — читать ценники в магазинах.

Вслух в классе читать нельзя, потому что «стыдно». Специальный учитель выводит ребенка в коридор, и только там, чтобы не позорить «малыша», слушает, как он читает. Учитель имеет право разобрать с детьми два примера по математике в день, если дети не усвоят материал, то через три дня еще раз пытается им объяснить пройденное. Домашнее задание на неделю — пять слов по-английски или восемь, на усмотрение ребенка.

Норвежская школа — это пример полной деградации образования. Литературы нет, истории нет, физики нет, химии нет, естествознания нет. Есть природоведение, называется «обзор». Дети окружающий мир изучают в общих чертах. Они знают, что Вторая мировая война была. Все остальные подробности — это насилие над ребенком и его психикой.

Самая богатая страна мира не кормит детей в школе и в детском саду. Вернее, кормят некой бурдой под названием «томатный суп» из пакета один раз в неделю. Это именно так, в детских садах как государственных, так и частных, — еда только раз в неделю!

Мой старший сын учился в России в обычной школе. Поэтому в Норвегии он стал вундеркиндом. До 7-го класса он не учил ничего — там не надо учить. В школах висят объявления: «Если родители попросят тебя сделать уроки — позвони. Мы поможем освободить тебя от таких родителей».

Единственным способом тренировки памяти сына стало пианино. Я говорила: «Только пикни где-нибудь, что у тебя такая требовательная мама…»

Несчастье случилось через шесть лет моего пребывания в Норвегии. Я ничего не знала об их системе «Барневарн».

Я жила своими заботами: работа, дом, семья… Жила, мало вникая в государственное устройство страны, в которую переселилась. У кого-то, я слышала, отбирали детей, но я же была нормальной матерью.

Я развелась с мужем через три года совместной жизни, после рождения второго сына. Это был конфликт культур. Мне сейчас говорят: «Зато там в каждом деревенском доме есть унитаз и душевая кабина». Да, — отвечаю я на это, — но при этом норвежцы по привычке ходят мочиться за дом.

Три года я с детьми прожила одна. Взяла кредит в банке, купила квартиру, наладила нормальную жизнь, никогда не была социальным клиентом: работала, уделяла достаточное время детям. Дети были только со мной. Поскольку папа обижал сына от первого брака, я поставила вопрос, что не будет никаких свиданий.

С маленьким по закону он был обязан встречаться. Я держалась, как могла, чтобы ребёнок у отца не ночевал — была угроза избиения. Но детский сад, иные госструктуры давили на меня, чтобы я отдавала ребёнка. Поэтому маленький сын оставался у отца сначала по два часа в субботу или воскресенье. Но последний раз провёл у него почти неделю — ребёнок был с температурой, когда он его увез в тридцатиградусный мороз к родственникам в Тронхейм.

В 2011 году, седьмого марта я пошла в полицию поселка Бьоркеланген (Bjorlelangen), потому что мой маленький мальчик рассказал, что тети и дяди, родственники его папы, делали ему больно в ротик и в попочку. Рассказал о вещах, в которые я не могла поначалу поверить.

Есть в Норвегии некая народная традиция, увязанная на интиме с детками: с мальчиками и девочками, — учиняемая кровными родственниками, с последующей передачей их соседям. Поверить в этот бред или ад — я поначалу не могла. Я написала заявление в полицию. Восьмого марта нас пригласили в службу опеки детей Барневарн. Допрос длился шесть часов. Была только я и мои двое детей.
У них есть образцово-показательная система защиты детей, созданная для вида, что они борются с инцестом. Потом я поняла, что центры Барневарн, имеющиеся в каждой деревне, нужны только для того, чтобы выявить проговорившегося ребенка и недовольную мать или отца и изолировать их, наказать.
Из газет я узнала про случай, когда девочку, семи или восьми лет, суд приговорил оплатить судебные издержки и выплатить компенсацию насильнику на содержание его в тюрьме. В Норвегии все повернуто с ног на голову. Педофилия, по сути, не является преступлением.
Восьмого марта 2011 года у меня изъяли первый раз двоих детей. Изъятие происходит так: ребёнок не возвращается из детского сада или из школы, то есть практически крадется у вас, исчезает. Это потому, что его прячут от вас на секретном адресе.
В тот день мне сказали: «Вы понимаете, такая ситуация, вы рассказываете о насилии над ребенком. Нам нужно, чтобы вас освидетельствовал врач и сказал, что вы здоровы». Я не отказывалась. Поликлиника была в десяти минутах езды на машине. Меня в неё посадила сотрудница Барневарн, сказав: «Мы вам поможем, поиграем с вашими детьми». Дети остались не где-нибудь, а в службе защиты детей. Сейчас я понимаю, это было неправомерно. Когда я доехала до поликлиники, старший сын Саша, ему было тогда 13 лет, позвонил и сказал: «Мама, нас увозят в приемную семью».

Я была на расстоянии десяти километров от детей, которых увозили на секретный адрес. По местному закону, детей изымают без предъявления каких бы то ни было бумаг. Единственное, что я могла, — взять себя в руки. Плакать в Норвегии запрещено, это расценивается как болезнь, и Барневарн к тебе может применить принудительную психиатрию.

Оказывается, в Норвегии есть государственный план, квота на изъятие детей у родителей. Органы опеки даже соревнуются по его выполнению — это своего рода госсоревнование. Графики, диаграммы публикуются каждый квартал — сколько детей в каком районе отобрали.

Недавно ко мне попал документ — отчёт шведов. Это доклад о случаях изъятия детей из семей в Швеции и соседних Скандинавских странах. Речь идет о странном феномене. В этом докладе говорится, что в Швеции у родителей изъято 300000 детей. То есть речь идет о целом украденном у кровных родителей поколении. Ученые, криминологи, юристы, адвокаты — люди с традиционными ценностями, которые еще помнят, что семья в Швеции была, — недоумевают. Они говорят, что происходит что-то странное. Идёт государственный погром семей.

Специалисты называют цифру — 10 000 крон (это примерно 1000 евро) в день. Такую сумму получает новая семья за одного приёмного ребенка, причем, любого. Отдельный агент организации Барневарн получает из госбюджета огромную премию за разорение родового гнезда, за кражу потомства. Так происходит во всех скандинавских странах.

Причем, приёмный родитель может выбрать детей, как на рынке. Например, вам понравилась вот та русская, голубоглазая девочка, и вы именно ее хотите взять в приёмыши. Тогда вам достаточно только позвонить в Барневарн и сказать: «Я готов, у меня есть небольшая комната для приемыша…» И называете имя. Вам именно его тут же доставят. То есть сначала находится «наёмная» семья, а уже потом у кровных родителей изымается «под заказ» ребёнок.

Правозащитники Норвегии пытаются бороться со всесильной карательной системой Барневарн. Они всерьез считают, что это коррупционная система по торговле детьми. 3 мая пострадавшие от Барневарн в Норвегии организовали митинг протеста против насильственного разлучения государством родителей и детей в Норвегии. В плане краж детей у родителей Норвегия впереди планеты всей, здесь разлучение детей с родителями — это государственный проект.

Заголовок в норвежской газете: «Одна пятая детей в Норвегии уже спасена от родителей». Одна пятая — это, к слову, от одного миллиона всех детей в этом государстве — почти двести тысяч «спасённых» и живущих теперь не дома с мамой, а в приютах.

Пособие приюту на ребёнка в Норвегии составляет примерно двенадцать миллионов рублей в год. А если вы ребёнка делаете инвалидом, вы получаете еще больше пособий и дотаций. Чем больше травм, тем выгоднее приюту, который является ничем иным, как тюрьмой семейного типа.

Согласно статистике, опубликованной в газетах Норвегии, из каждых десяти новорожденных детей, только два ребенка рожают норвежцы, а восемь из этих десяти рождается у мигрантов. Мигранты дают здоровое население Норвегии, потому что у них близкородственные браки не практикуются.
Больше всего в Барневарн попало детей, рожденных на территории Норвегии от русских. То есть русских детей отбирают в первую очередь. Практически все дети, рожденные от одного или двух русских родителей, ставятся на учет в Барневарн и состоят в группе риска. Они претенденты «номер один» на отбирание.

Что могут сделать родители, если их ребенка отнимают?

Чуть ли не каждый месяц в Норвегии кончает жизнь самоубийством одна российская женщина. Потому что когда к вам приходят и отбирают у вас детей, вы безоружны, вы — один на один с Системой. Вам говорят: «Ты делаешь омлет не по норвежскому рецепту. Ты заставляешь ребенка мыть руки. Ты хромаешь, не можешь сидеть с ребенком в песочнице. Значит, ты — плохая мать, ребенка мы отбираем!».

Система защиты детей в Норвегии построена на презумпции виновности родителей. Родитель виновен заведомо. На родителей вываливается море лжи. Начинается все с простого утверждения: «Вы хотите уехать в Россию». И вы не можете этого опровергнуть, ведь у вас есть родственники в России. Или: «Вы хотите убить своих детей». Это потому, что русские в сердцах говорят: «Я тебя убью!»

Вас постоянно ставят в ситуацию, когда вы должны оправдываться. И вы понимаете, что оправдаться невозможно. Одному вам не остановить норвежскую государственную машину, построенную на баснословных премиях адвокатам, сотрудникам опеки, судьям, психологам, психиатрам, приемным родителям, экспертам и прочим… Премии выдаются за каждого изъятого голубоглазого малыша. У вас нет шансов спасти своего сына или дочь от норвежского приюта, увы. Я прошла все инстанции норвежских судов. Всё схвачено, везде коррупция. Дети — это товар. Их не возвращают.

Все материалы русской прессы о моих детях переводились адвокатом Барневарн и использовались в качестве обвинения на суде. «Она сумасшедшая, она защищает своего ребенка в прессе!» На Западе нет свободы прессы в отношении детей. Апеллировать к обществу невозможно. Там действует закон о конфиденциальности, который активно проталкивается сейчас и в России.

Как работает этот механизм?

Министерство по делам детей в Норвегии называется «буквально» чуть ли ни Министерством по делам детей и равноправию всех форм сексуального разнообразия. Сексуальные меньшинства в Норвегии — это уже совсем не меньшинства. Натуралы — это меньшинство… Имеющиеся в свободном доступе материалы социологов свидетельствуют: к 2050 году Норвегия будет на девяносто процентов гомо-страной. Что понимается под «гомо», нам трудно себе представить. Говорят, что наше российское представление о «геях» и «лесбиянках» — это прошлый век.

На Западе легализовано как минимум тридцать видов нетрадиционного брака. Самая «передовая» в этом плане страна — Норвегия, там «мужчина» и «женщина» — это отживающие понятия. И не случайно в Норвегии нет возможности защитить ребёнка, рожденного в натуральной семье.

Казалось бы, вас это не касается. Вы говорите себе: «Пусть они делают, что хотят! При чем тут я и мои дети?»

Я тоже когда-то так рассуждала, ибо пребывала в полном неведении относительно того, что во всей Европе введены сексуальные стандарты, которые регламентируют воспитание детей в определенном ключе. Этот регламент обязателен для всех стран, подписавших соответствующую конвенцию, принятие которой активно лоббируется сейчас в России. Там прямым текстом говорится, что родители совместно с медиками и детсадовскими работниками обязаны учить крохотных детей «разным видам любви».

А специальный раздел этого общеевропейского сексстандарта сообщает, почему учить европейских детей мастурбации родители и сотрудники детсадов обязаны строго до четырех лет и никак не позже. Для нас, пещерных россиян, это очень полезная информация. На стр. 46 упомянутого документа указывается, что новорожденный должен осознать свою «гендерную идентичность». Приказным секспросветом уже в час рождения ваш ребенок обязан определиться, кто он: гей, лесбиянка, бисексуал, трансвестит или трассексуал.

А так как из равноправия гендеров понятия «мужчина» и «женщина» исключены, то вывод делайте сами. Если ваш ребенок все же не выберет «гендер», то ему в этом помогут всемогущая норвежская Барневарн или финская Ластенсуоелу, немецкий Югендамт и т.д.

Норвегия чуть ли не одна из первых в мире стран создала научно-исследовательский институт при Осло-Университете, который изучает суициды детей от 0 до 7 лет. На взгляд обывателя, очень странно. Как же новорожденный ребёнок может покончить с собой? А на взгляд местной Барневарн это естественно. Если дети после садистских оргий действительно погибают, то тогда официально это можно списать на «суицид».

У меня отобрали детей второй раз 30 мая 2011 года. В дверь позвонили два полицейских и два сотрудника Барневарн. Я открыла дверь на цепочку, выглянула. У всех полицейских чуть ли не револьверы, приехал даже сам начальник полиции Бьорклангена и говорит:

«Мы пришли забрать ваших детей». Я звоню адвокату, она говорит: «Да, по законам Норвегии вы обязаны их отдать. Если вы окажете сопротивление, детей всё равно заберут, но вы их не увидите больше никогда.

Вы должны отдать детей, а завтра они вам объяснят, в чём дело…»


Детей забрали сразу, даже не дали переодеться, и при этом не показали мне никакой бумаги, никакого постановления. После процедуры изъятия я пребывала в состоянии шока: теперь я должна была доказывать, что я — хорошая мать.

В норвежских газетах описали случай: одного мальчика, которого забрали у матери в детском возрасте, насиловали во всех приютах. Он дожил до 18 лет, купил ружье, пришёл «домой» и расстрелял приемных родителей.

Другого норвежского мальчика забрали — он плакал, хотел к маме. Врачи сказали — это паранойя. Его закормили лекарствами и сделали из него овощ. После криков прессы его отдали обратно маме в инвалидном кресле. Он уже не мог говорить, похудел на 13-15 кг. Это была дистрофия, произошли необратимые процессы.

После единственного свидания со мной мой старший мальчик сказал, что он написал письмо в русское консульство: «Я умру, но я все равно убегу из Норвегии. Я не буду жить в концлагере». И он сам сумел организовать свой побег. По интернету он связался с поляком Кшиштофом Рутковским, которому уже удалось спасти польскую девочку из норвежского приюта.

Поляк позвонил мне в самый последний момент, когда всё было подготовлено, и сказал: «Если я вывезу вашего сына без вас, — это будет киднепинг, кража чужого ребенка, а если с вами, то я просто помогаю семье». Мне было тяжело решиться, но выбор был страшный: погибнуть всем троим в Норвегии или спасти хотя бы себя и старшего сына… Не дай Бог, никому испытать такое!

В Польше мы пробыли три месяца. Кровная мать только в России имеет принадлежность к своим детям, является субъектом семейного права. В Европе — нигде. Мой ребенок сначала получил норвежскую приемную мать. Потом нас остановили по запросу якобы «другой» официальной норвежской мамы. В запросе значилось: «Некая тетя — то есть я — выкрала ребенка с территории Норвегии». Тогда Польша, по законам Европы, предоставила моему ребенку польскую приёмную мать.

А чтобы взять ребенка из Польши в Россию, моя мама — то есть бабушка моего сына, стала российской приемной матерью. Таким образом, состоялся обмен между польской и российской приемными матерями. Вот вам норвежский родитель номер один, польский родитель номер два и российский родитель номер три. Родная мать в Европе не в счет.

Вот ситуация: Ирина С. восемнадцать лет прожила в Англии. У неё там был друг. Родилась дочка. Однажды Ирина случайно узнала, что ее сожитель — член садомазохистского клуба. Девочка ее смотрит телевизор — показывают местного гонщика. Дочка говорит: «Мама, а этот дядя приходил ко мне играть в доктора. О! А эта тетя со мной играла в ванной…»

Представляете, когда тебе твой ребенок говорит такое?..

Ирина пошла к английскому детскому психологу, а тот ей сказал:

«Дорогая, вы — отстой, вы — вчерашний день. Это не извращения, это креативный секс для элиты».

Она заткнулась и потихонечку стала собирать вещи, готовить свое отступление в Россию. Мудрая женщина…

Сначала в Норвегии были легализованы однополые браки. Потом легализовано усыновление детей однополыми родителями. Там священники — женщины и мужчины — открыто заявляют о своей нетрадиционной ориентации. А сейчас там появились смельчаки среди однополых, которые ставят вопрос о праве венчаться с детьми, жениться на детях.

Если мы, традиционные родители, как овощи, будем сидеть и ждать, то мы проиграем эту битву с однополыми или с иными гендерами за наших с вами родных детей. Сегодня зоной эксперимента являются Северная Европа, Германия плюс США и бывшие британские колонии: Канада, Австралия, Новая Зеландия — это «горячие точки», откуда я получаю сигналы «SOS» от русских матерей. Это первые всполохи войны за священный образ традиционной русской семьи.

Мысль о необходимости открытого сопротивления давала мне возможность не сломаться, не сойти с ума, там, в Норвегии.

Каждый из родителей в России должен понимать. За последние 30 лет структуры, заинтересованные в торговле детьми, занятые перераспределением демографических масс, узаконили положение, что родитель и ребенок — это вовсе не одно целое. Теперь дети принадлежат некоему абстрактному обществу или государству. Мало того, по Гаагской конвенции о краже детей 1980 года, которую Россия подписала в 2011 году, дети принадлежат территории, на которой проживали последние три месяца.

Философию этих нелюдей отчасти раскрывает проект правящей в Норвегии Рабочей партии, о котором я только недавно прочла в норвежских СМИ. Лисбаккен, министр по делам детей, не стесняясь, говорит:

«Я — гомосексуалист. Я хочу, чтобы все дети страны были такими, как я».

Он инициировал государственную программу провести эксперимент: в детских садах была изъята вся литература типа «Золушки», все сказки Братьев Гримм.

Вместо них была написана другая литература, половая — «щён литератюр» по типу «Король и король» или «Дети-геи». Там, например, принц влюбляется в короля или принца, девушка-принцесса мечтает жениться на королеве. По закону детям уже в детском саду на горшках воспитатели обязаны читать такие сказки и показывать картинки.

Был такой случай. Русские туристы поехали в Новую Зеландию с краткосрочной визой, например, 7-дневной, — мама, папа и ребенок. Родители то ли крикнули на ребенка, то ли ребенок громко плакал — из кафе или отеля позвонили в службу защиты детей. Приехал наряд «спасателей», и ребенка изъяли, «спасли» от «родителей-садистов». Российские дипломаты боролись больше года за то, чтобы ребенок мог иметь свидания со своими биологическими родителями.

Я сама уже два года сражаюсь за право получить свидание с младшим сыном. Брейвик, расстрелявший 80 человек, имеет право звонить каждый день своим родственникам. Приговоренные к смертной казни во всем мире имеют право на переписку и на звонок, а мать не имеет возможности даже поговорить со своим ребенком!

Кстати, Брейвик «спасал» Норвегию от этой правящей парии «Арбайт парти», а объявили, что он ненавидит мусульман. Брейвик в четыре года был изнасилован норвежской матерью. Его «Барневарн» отобрала и пустила «по этапу». Каждая семья попробовала его «на вкус». Потом девять лет юноша готовил свою акцию. Думаю, его сейчас изолировали и сказали:

«Мы тебе дворец построим, всё, что угодно, только молчи на эту тему!».

Этот аспект постепенно всплывает в СМИ. Шведские журналисты уже раскопали эту историю.

Каждые пять лет Барневарн делает отчет по мигрантам, чьих детей больше всего в Барневарн. Топ-лист возглавляет Афганистан, потом Эритрея, потом Ирак. Из белых детей Россия на первом месте, в общем списке стран — на четвертом.

Кровные родители получают от государства разрешение на свидания с украденными детьми — по 2 часа один раз в полгода. Это максимум. Сейчас мой старший сын, который сбежал в Россию, виртуально обязан находиться в их детском доме, как собственность норвежского бифолкнинга (населения), до 23-х лет.

Речь надо вести не о педофилии как таковой. Это другой феномен. В одной только Норвегии 19 000 негосударственных обществ по перепрофилированию детей из «древних» (мужчина, женщина) в иные нетрадиционные гендеры.

Ребенок принудительно развивается в определенной нетрадиционной гендерной категории. То, что рассказывал мой кроха-сын, это уже не примитивная педофилия, а некий «организованный» тренинг, нацеленный на иную ориентацию.

И пока все рассуждают, верить или не верить, уже появилось целое поколение родителей, которым приходится с этим ужасом жить.

Всё это в современной Европе преподносится как вид толерантности. Мол, дети якобы имеют право на сексуальные предпочтения с нуля лет, имеют право на секс-разнообразие. Против нас с вами, против родителей и детей, орудует хорошо организованная преступная мировая сеть. И, похоже, наступило время, чтобы признать это честно и открыто и начать в каждом райотделе российской полиции и по всей ее вертикали вводить спецподразделения по противодействию этим международным группировкам демографического бандитизма.

Я призывала людей на марше «Защиты детей» разглядеть за красивой маской западной «ювенальной юстиции», которая преподносится нам под видом якобы «спасения детей от родителей-алкоголиков», — глобальный эксперимент по смене гендера у наших детей. Чудовищный эксперимент, который почти тридцать лет уже идет по всей Европе.

Там, в Европе, да и в Канаде, и в США, в Австралии и Новой Зеландии, повсюду за пределами России — родительство раздавлено и разобщено. Родительство, как связь родителей с ребенком, планомерно уничтожается. Цифры изъятых детей — 200 тысяч в Норвегии, 300 тысяч в Швеции, 250 тысяч в Финляндии, в Германии — это украденное поколение.

Более ста российских семей сегодня стоят на коленях вокруг России и кричат:

«Мы — гости из вашего будущего. У нас украли на Западе наших детей. Смотрите на наше горе и учитесь. Проснитесь, остановите чуму третьего тысячелетия. Поставьте железный занавес толерантности к извращениям. Выдавите эту нечисть за пределы России!»

Источник

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Всемирный банк: Россия увеличила свою долю в мировой экономике

Чертовщина по-киевски: украинские сатанисты решили устроить шабаш по соседству с храмом, который Порошенко передал Варфоломею

Новая система аттестации вузов от Кузьминова – крест на высшем образовании России

Афон с нами: святогорцы решили «послать» патриарха Варфоломея с его претензиями на контроль над монашеской республикой

«Вы сдохнете без покаяния а мы попадем в рай»: Путин рассказал, что думает о глобализации, русском национализме и готовности ответить на ядерный удар

КАК МИНКУЛЬТУРЫ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ЗАГОНЯЕТ ДЕТЕЙ ПОД ЭЛЕКТРОННЫЙ КОЛПАК

Странности расстрела в Керчи: кто помог устроить Рослякову бойню

«Наезд Грефа на физматшколы – большая глупость или большая подлость»

Патриарха Варфоломея требуют выдворить из Турции

Киевская хунта нажимает на спусковой крючок

Керченский террорист Росляков — продукт идеологии развитого капитализма

К России подобрались из интернета: спецслужбы ЕС объявили сезон охоты на «русских хакеров»

Теракт в Крыму

Финская полиция и армия лишили пенсии российского олигарха

НАКАЗАНИЕ ЗА «ПОЛИТИЧЕСКУЮ ПЕДОФИЛИЮ»

СУ-27 ОДОЛЕЛ F-15

«Великие имена России»

Союзнику российских харизматических сект снизили политический вес

Вызовы всеобщей цифровизации. Общественная палата , круглый стол

На Украине в ходе антироссийских учений разбился самолет с пилотом из США

Наградной «самострел» или за что Путин вручил ордена Набиуллиной и побитым футболистами чиновникам?

Валентин Катасонов: «Крах доллара должен привести к власти в России патриотов-государственников»

Украинский тупик Кремля: Незалежная готовится к военным провокациям

«Праздник» на крови: гламурный режиссер решил посмеяться над блокадниками Ленинграда

Итоги Синода: с «восточным папой» Варфоломеем отношения разорваны, с экуменизмом – нет

Прот. Всеволод Чаплин: после Украины Фанар может напасть на Молдавию

Патриоты требуют от Патриарха Кирилла анафемы для Порошенко и изменения церковной политики

Глупость и измена: Кудрин обвинил МИД в срыве майских указов и потребовал капитуляции России

Министерство сексуального просвещения

Второе падение «второго Рима»: фанариоты взяли на себя проклятие Денисенко, православные готовятся защищать святыни

Добровольная передача теперь «аннексия»: Константинополь встал на сторону «Киевского Патриархата»

ПАСЕ хочет денег: Совет Европы снова обещает выгнать Россию, если та не заплатит

Семейный бизнес на здоровье русских детей: производство прививок могут отдать кипрскому офшору пасынка Голиковой

«Православные святыни Украины надо защищать любыми силами и средствами»

Милонов прокомментировал признание третьего пола в Нью-Йорке

Валерий Зорькин созрел для изменения Конституции?

Бандеровцы включают репрессии против русских на полную катушку

Абсолютный контроль: российское правительство назвало дату замены бумажных паспортов ID-картами с личными номерами

Врио Беглов привел чиновников в патриотический экстаз

Толстой заявил об отказе РФ участвовать в ПАСЕ

В Санкт-Петербурге состоится презентация книги «85 дней Славянска»

Михаил Хазин: дедолларизация похоронит агентов МВФ

В Москве состоится круглый стол, посвященный попыткам раскола Украинской церкви

Рабовладение онлайн. Сбербанк начал собирать биометрические данные граждан

Ход Грефом: патриоты предложили предполагаемым лоббистам извращений выступить против легализации гомосексуализма

Путин заставил Лукашенко перекрыть бензиновый кран для Украины

The Times: Британия готовит армию для зачистки русских Прибалтики и Донбасса

«Клятые москали» виноваты в геноциде украинцев, или Как власти США переписывают историю

Секспросвет от Онищенко: окно Овертона двинулось в сторону евросодома

«Кровавый архипастырь» Турчинов начал сектантскую оккупацию Украины

Хроники торговой войны: Россия думает об отказе от доллара, Китай — от американской нефти

Указ на опережение: Полтавченко сняли не дожидаясь провала на выборах

Нам ВК не надо: следственный комитет занялся Монеточкой

Тарифный социал-дарвинизм: бедные станут беднее, богатые — еще богаче

Киносанкции от феминисток: зачем нужно «вмешательство» русских в «Звездные войны»

И батька туда же: Белоруссия отменила запрет на продажу алкоголя ночью

EdCrunch-2018: форсайтщики вместе с чиновниками рассказали как они будут добивать русскую школу

Глава ВТБ Костин назвал предложения Сергея Глазьева по дедолларизации экономики своим планом и получил одобрение Президента

Назад в 90-е: правительство предлагает вернуть продажу пива в ларьки и в ночное время

Оруэллу с Замятиным и не снилось: китайский цифрофашизм глазами либерального журналиста

Борьба с глобальным Содомом как политический выбор: Румыния готовится к схватке

Российское правительство продолжает жить чужим умом

Несите ваши денежки: НПФ снова «потеряли» пенсии россиян

Недетские вещи: фурфаги поменяют зверюшек из мультиков на порно

НАМЕСТНИК ПОЧАЕВСКОЙ ЛАВРЫ СДЕЛАЛ ЗАЯВЛЕНИЕ ПО ПОВОДУ ВОЗМОЖНОГО ЗАХВАТА ОБИТЕЛИ

Священноначальничье «двоемыслие» - угроза Церкви

В США разбился новейший истребитель F-35B

Министру Скворцовой предложили определиться с пристрастиями

Людоедство по Овертону: вслед за развратом, наркоманией и эвтаназией в Европе подают на обед «человечинку»

Владимирцы вздохнули спокойней: экс-губернатор – лоббист ювеналки покидает регион

Бульдозер поработал: Госдума подмахнула во втором чтении закон о повышении пенсионного возраста

От Баскова до Элджея: «ВКонтакте» при попустительстве властей превращает молодежь в тупое быдло

«Цифровые профили» и биометрический контроль в городах: Правительство сдает суверенитет транснациональному капиталу

Если гореть, то вместе: США похоронили договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний

День СПИДобесия «грантоедов» в Общественной палате

В КАЗАХСТАНЕ КАСТРИРОВАЛИ ПЕРВОГО ПЕДОФИЛА – ТАКОЙ ВЫШЕЛ ЗАКОН

Сигнал флотам НАТО: Су-34 уничтожили группу кораблей «противника» новейшими ракетами

Британские СМИ спутали народное недовольство Единой Россией с потерей Дальнего Востока

Мать погибшего от прививки ребенка преследуют за отказ от прививок

C300 и установки РЭБ для сирийских ПВО: Россия готовит бесполетную зону над Сирией

Отолерантнивание Донбасса: в ДНР смешивают патриотизм и британские методички

Мировой Содом отстранил президента Молдовы за защиту традиционных ценностей

Пенсионный блицкриг либерал-глобалистов

Цифровой социал-дарвинизм РФ: «чатланам» – закрытую сотовую сеть, «пацакам» – тотальный учет и контроль

«Люди, которые борются с семьей, борются и с суверенитетом»

Рано радовались: Калину не сняли

Раскола нет, но есть раскольники: православные церкви мира выступили против легализации секты Денисенко на Украине

Россия вымирает с рекордной за 10 лет скоростью

Для России денег нет: Орешкин предложил инвестировать заграницу 5 трлн рублей и поднять зарплату чиновникам на 630 млрд руб.

Родители Санкт-Петербурга отстояли свои права: Комитет образования подтвердил добровольность участия в школьной системе «проход-питание»

Асада назначили виновным: эксперты называют «нелепыми» слова Игоря Конашенкова по поводу отсутствия у сирийцев системы опознавания

Санкции и «уважаемые партнеры» сделали свое дело: Минфин всерьез озаботился дедолларизацией экономики России

Бить разрешается: Израиль и Францию запускали для проверки ответной реакции России?

Оккупация веры: фанариоты «отменили» анафему Мазепы и готовят захват Киево-Печерской лавры

Поклонская и «Единая Россия»: корпоративная солидарность против совести

Сбившая MH17 ракета стояла на вооружении ВСУ, заявили в Минобороны

Курск-2? Почему власть не хочет расследовать версию о том что наш самолет в Сирии сбили израильтяне?

Прикрылись русскими: ВВС Израиля подставили наш Ил-20 под удар сирийских ПВО

Патриотические организации выходят на пикеты к консульству Израиля

ПОСОЛ ИЗРАИЛЯ ВЫЗВАН В МИД РФ ПОСЛЕ КРУШЕНИЯ ИЛ-20



Новости партнёров

Средство массовой информации РИА "КАТЮША" зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций за рег. № ЭЛ ФС 77-68314 от 30.12.2016
Учредитель ООО Реалист Главный редактор Цыганов А.Б.
адрес электронной почты редакции; katyusha.info@mail.ru

Яндекс.Метрика
Prev Next