В начале 2017 года РИА «Катюша» опубликовала материал, посвященный проблемам рыбной отрасли России и планам поставщиков закупать рыбу в районе японской атомной станции Фукусима. К счастью, печальные прогнозы не оправдались, напротив, в России началось строительство целого ряда современных рыбоперерабатывающих заводов, обновлялся флот, рос улов, переработка и экспорт. Но в эту рыбную идиллию решило влезть правительство с попыткой внедрить «современную» аукционную модель. Как сообщают СМИ, на днях Росрыболовство отправило в адрес руководителей рыбохозяйственных ассоциаций письмо по результатам совещания в ведомстве, которое прошло еще 14 мая. На совещании обсуждалась целесообразность изменения механизма распределения квот добычи (вылова) краба.

Незадолго до совещания в «Российской газете» прошел «круглый стол», на котором представители рыбной отрасли, видные экономисты, политологи и общественные деятели категорически высказались против замены «исторического принципа» распределения квот на вылов краба и рыбы аукционами. По словам участников, всем собравшимся было очевидно, что в итоге пострадает не только отрасль, поскольку квоты могут быть выкуплены так называемыми квотными рантье. Пострадают и рядовые потребители.

Новый документ правительственного ведомства был раскритикован экспертами: «Анализ письма Росрыболовства говорит о том, что сделано оно было "на коленке" после совещания в понедельник, потому что ничего не показывать уже стало бы неприличным… Проработка темы на крайне низком уровне. Аргументов нет, кроме того, что в подходах аукционов есть некая "выгода казны", а в других подходах ее нет. (Как будто "налоги", как прямые, так и косвенные, как на предприятиях, непосредственно занятых в отрасли, так и их подрядчиков, не являются "выгодой казны"). Тезис о том, что если из отрасли забрать явочным порядком 1-2 млрд долл., — это не повредит инвестиционным программам, судостроителям и банкам, является очевидно абсурдным и незащищаемым. Расчетов, почему это так, не приведено. То есть вопрос, который стоял в понедельник, так и не решился — расчетов как не было, так и нет».

На самом деле принцип аукционов далеко не нов. Он родился еще в 90-е — начале 2000-х, где квоты на вылов биоресурсов продавались на аукционе. Это дало свой эффект — какие-никакие, а живые деньги пошли в бюджет. Правда, к честности и прозрачности этих процедур уже тогда возникали вопросы почти у всех участников рынка. Особенно сложной ситуация была с аукционами на самый валютоемкий ресурс — камчатского краба, где, как правило, выигрывали торги одни и те же компании. Кроме того, одним из негативных последствий было вымывание из отрасли еще остававшихся оборотных средств и расцвет браконьерства. В 2004 г. российские компании впервые получили квоты по «историческому принципу», размер которой зависел от промысловой истории предприятия, то есть объемов вылова за предшествующие годы. Аналогичная схема действует в Норвегии, США и Канаде. В 2008 г. рыбакам распределили квоты уже на 10 лет. Предполагается, что по истечении этого срока, в 2018 г., компаниям, которые добросовестно осваивали квоты, предоставляется преимущественное право на вылов водных биоресурсов на новый десятилетний срок без торгов.

В новых условиях санкционной войны наша рыбная промышленность, несмотря на заходы лоббистов, что со стороны Запада, что с Востока — из Японии и Китая, не только не рухнула, но и начала постепенно развиваться. «2017 год стал для России рекордным также и в рыболовной отрасли. Об этом рассказал руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. Так, в этом году вылов рыбы превышает показатель 2016 года на 2,7 %, при том, что прошлогоднее значение, равное 4,8 млн тонн, также было максимальным за последние 20 лет. Глава Росрыболовства отмечает успехи в вылове таких перспективных пород рыб, как скумбрия и сардина иваси: скумбрии было выловлено в 5 раз больше, а иваси — чуть менее чем в 2,5 раза больше, по сравнению с прошлым годом. Увеличились также и показатели экспорта: 1,8 млн тонн рыбы было поставлено за рубеж, что на 13% больше, чем в 2016 году. При этом Илья Шестаков комментирует, что более приоритетным для отрасли является экспорт переработанной продукции, а не сырья в виде мороженной рыбы. В связи с этим, в ближайшие несколько лет планируется создание новых рыбоперерабатывающих предприятий и промысловых судов с перерабатывающими цехами на борту. В заключение руководитель агентства заявил, что на сегодняшний день Россия может самостоятельно покрывать потребности внутреннего рынка в рыбе. На российских прилавках сегодня только 20 процентов импортной продукции, которая поставляется, главным образом, чтобы разнообразить ассортимент. "И причем объем импорта в 3 раза меньше объема экспорта", — сказал И. Шестаков. А также добавил, что за первые десять месяцев этого года объем перерабатываемой рыбной продукции вырос до 3,5 млн тонн (на 4,3%)», сообщают в самом Федеральном агентстве по рыболовству.

И ведь они не далеки от истины. В России запущена массовая стройка перерабатывающих предприятий. Крупнейшие рыбопроизводители Мурманской области — «Русское море — Аквакультура» и «Русский лосось» — заявили о планах построить на Кольском полуострове собственные заводы по выращиванию смолта и кормов для рыбы. В Приморье заканчивается строительство завода по переработке минтая, который должен будет перерабатывать около 70 тыс. тонн рыбы и выпускать не менее 100 тонн продукции в сутки (от 35 тыс. тонн в год). Новый береговой завод по переработке рыбы появится к сентябрю 2019 года в Северо-Курильском районе Сахалинской области. Проект реализует рыбопромышленная компания ООО «Гранис» с использованием господдержки — инвестиционных квот. Это первый договор о закреплении доли инвестиционной квоты, подписанный по итогам первого этапа отбора заявок. Документ подписан на полях итоговой коллегии Росрыболовства 29 марта 2018 года. «Мы получили инвестиционные квоты первыми в Российской Федерации. Благодаря им, на Северных Курилах будет построено высокотехнологичное предприятие по переработке белорыбицы и рыб лососевых видов. Квота на добычу биоресурсов в размере 4,5 тыс. тонн позволит нам круглогодично задействовать мощности предприятия. Кроме того, мы уже самостоятельно строим на острове Парамушир первый северо-курильский рыбоводный завод с плановым объемом выпуска 50 млн малька кеты и горбуши в год», сказал заместитель директора ООО «Гранис» Дмитрий Макаренко. А еще увеличилось количество заводов и предприятий в Карелии, Крыму. То есть практически по всей акватории идут строительства.

Идет и небывалое с советских времен обновление флота для ловли рыбы. 31 мая 2017 года Выборгский судостроительный завод и группа компаний, входящих, как и Архангельский траловый флот, в некоммерческое партнерство «Северо-Западный рыбопромышленный консорциум», подписали контракты на строительство шести краболовных судов проекта ST-184AS. Краболовные суда с размерами 61,9 на 15 метров будут построены по проекту норвежской компании Skipsteknisk. Всего же запущено 25 проектов (не судов, а проектов, по которым строится ряд кораблей) по обновлению нашего рыболовецкого флота.

Притом строят частные компании, которые брали кредиты как раз под квоты. Те самые, которые разыграют на аукционах, и далеко не факт, что они дойдут по назначению.

За исторический принцип выступил и губернатор Архангельской области. «Исторический принцип закрепления квот позволит предприятиям сохранить вылов в прежних объемах, а значит, поддержать и сами предприятия, которые несут важную социальную нагрузку в отдаленных прибрежных территориях. Сохранение исторического принципа квотирования позволит развивать не только рыбохозяйственную отрасль, но и судостроительную, обеспечить развитие морского порта Архангельск», — цитирует пресс-служба губернатора и правительства области слова Орлова на проходящем в Москве IV Съезде работников рыбохозяйственного комплекса РФ.

Он отметил, что принцип перезаключения действующих договоров «позволяет планировать бюджет региона, обеспечивать социальные гарантии населению, работающему в сложных климатических условиях».

Однако правительство думает по-другому. Им, в отличие от рыбаков, нужны не строительство заводов, кораблей и когда-то появляющаяся прибыль, а необходимы быстрые деньги здесь и сейчас для пополнения бюджета. И 1-2 миллиарда долларов, которые они поимеют только на крабе, — это очень даже хорошо. Вот только что будет дальше?

Об этом рассказал известный экономист Михаил Хазин. «Те, кто будет участвовать в аукционах, хотят в будущем заработать. А надеяться, что они еще и отдадут деньги на строительство кораблей, наивно. В лучшем случае нужно будет подождать, пока деньги вернутся. А это может произойти или в процессе вылова крабов (кто их, кстати, будет ловить? Те, кто и ловил, только за меньшие деньги, так как владельцами квот будут другие?), или же эти квоты будут проданы (а это уже квотные рантье)! Так что, с большой вероятностью, крабов у нас будут ловить иностранцы, у которых уже не так просто будет эти квоты отобрать без угрозы попасть уже под западный суд.

Есть еще одно основание считать, что корабли никто закладывать не будет. Дело в том, что даже очень влиятельные лоббисты понимают, что контролировать ситуацию 15 лет они не смогут. Ну, или хотя бы 5, сколько строятся корабли. Значит, могут прийти новые лоббисты и все переиграть? Нет, уж коли правила игры изменятся, никто в долгосрочную игру играть не будет, квоты будут быстро перепродаваться и никакие "лишние" затраты производиться не будут. Количество рабочих мест в отрасли уменьшится. Судостроители из-за отсутствия заказов налоги платить не будут. Государству придется заниматься социальным обустройством рыбаков (с учетом того, что и зарплаты у них упадут, причем чем больше квот будет продано на аукционе, тем больше упадут). Наконец, "старые" добытчики, которые получали кредиты на пополнение оборотных средств (и на строительство кораблей, которые они-то как раз заказывали) эти кредиты вернуть не смогут, что есть чистые убытки для экономики государства.

Теперь несколько слов о самих расчетах. Почему-то в них не считается, что ВВП страны растет от того, что заказываются корабли. Реально заказываются. Но вот в расчете варианта продажи квот с аукционов увеличение ВВП от строительств кораблей отмечено. С замечанием: "с учетом обязательств под строительство кораблей". То есть, по мнению лоббистов, реальное строительство ВВП не увеличивает, а виртуальное "обязательство" — увеличивает! Феноменальная наглость, я такого даже у прихватизаторов из Госкомимущества не встречал! Ничего не говорится в документе о потерях экономики из-за лишения квот тех, кто добывает краба сегодня. Ведь те квоты, которые планируется выставить на аукцион, не с неба берутся! Там, где написано, что в аукционных вариантах бюджет получает жирный "плюс" (однако при всем желании я его не нашел), нужно бы написать и не менее жирный "минус".

В расчетах явно видно, что их авторы завидуют рентабельности отрасли и хотят "снять" с нее "сверхприбыль". Они не понимают, что такое строительство кораблей, они не понимают, что такое банковские кредиты (которые нужно отдавать), они видят только высокую рентабельность и у них просто слюна капает. Беда в том, что если квоты начать продавать на аукционах, то те, кто сегодня работает в отрасли, не пойдут на работу к новым владельцам квот на низкую зарплату (а условия работы ухудшатся резко, поскольку, как я уже отмечал выше, новым владельцам нужно будет быстро отбивать затраты). То есть отрасль снова уйдет иностранцам и ВВП страны в целом упадет. Да, при этом доходы в бюджет на первом этапе единомоментно вырастут, но довольно быстро уйдут в минус, когда придется и социальные выплаты увеличивать, и доходы от производителей кораблей перестанут поступать, и банки начнут фиксировать убытки. В общем, можно отметить, что упомянутые расчеты — это "филькина грамота", предназначенная для того, чтобы формально прикрыть вопрос. Ее авторы не понимают экономики, не знают отрасли и написали заведомую чушь. Будем надеяться, что усилия лоббистов на этот раз не дадут эффекта и экономике России не будет нанесен серьезный урон»,
рассказал Михаил.

Самое интересное, что против нового порядка открыто выступают в одном ряду экономисты и эксперты, включая того же Хазина, сами руководители предприятий и губернаторы. Они приводят кучу аргументов, а в ответ тишина…

В данном случае очень бы хотелось услышать и аргументацию Росрыболовства и правительства, в чем выгода данного проекта, кроме «невидимой руки рынка» и пусть важных быстрых поступлений в бюджет, но в убыток развитию отрасли. Все-таки, как отметил Михаил, не в 90-е живем, чтобы работать по принципу «после нас хоть потоп».

Руслан Ляпин, РИА Катюша

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШ ДЗЕН КАНАЛ

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ
21 Мая 2018 в 04:12
2414