Среди бесчисленных заявлений по оправданию пенсионной реформы затесалась совсем небольшая, но важная заметка «Борьба с коррупцией: что грозит взяточникам по новому закону».

Новый закон по борьбе с коррупцией и подзаконные акты – это конечно не чистка 1937 года и даже не советское законодательство, где вор обязательно должен сидеть в тюрьме, но реальный шаг в сторону от нашего уж совсем либерального законодательства в отношении разграбления государства.

Самым ярким моментом этого закона стала попытка депутатов ограничить чиновников в получении «дополнительного дохода». Теперь лица, замещающие государственные и муниципальные должности, могут участвовать в управлении коммерческими и некоммерческими организациями от имени и в интересах РФ, субъектов РФ или муниципальных образований лишь на безвозмездной основе для избегания возможного конфликта интересов. То есть Госдума открыто ударила по лоббистам олигархов, которые за продвижение их интересов получали «скромные» гонорары.

Что тут интересно, так это будут ли проверять министров. Открываем самую официальную декларацию о доходах членов правительства с их же официального сайта, и видим, что Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации - полномочный представитель Президента Российской Федерации в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев заработал за 2017 год 377 миллиона 283 тысячи 186 рублей при зарплате в полмиллиона или 6 миллионов в год. Откуда взялись остальные 370 миллионов неясно, однако по новому закону это должно заинтересовать прокуратуру, что это такая за деятельность безвозмездная от которой у министра по 300 миллионов на счетах прибавляется. Трутнев здесь только для примера. Министр промышленности и торговли Российской Федерации, господин Мантуров отчитался о «скромных» 213 с половинной миллионов рублей дохода только за прошлый год.

И таких только в правительстве с десятка полтора найдется, у которых доход уж совсем слишком сильно превышает зарплату. Вот и хотелось бы посмотреть, как теперь будет действовать прокуратура и проверит ли она деньги, поступающие от лоббистов за оплату труда выступающих от имени страны чиновников. Особенно это актуально ввиду истории с попыткой изъять сверхдоходы у олигархов-металлургов в рамках списка Белоусова. Прокуратуре теперь на самых законных основаниях стоило бы посмотреть, не заходил ли кто из «обиженных» олигархов к министрам и не прибавилось ли по нулю –по два у этих министров на счетах. Впрочем, сама возможность отстаивать чьи-то коммерческие интересы чиновниками от имени государства даже за бесплатно или по старой дружбе, несколько странная и идущая от времен Ельцина.

Помимо этого, из нового там, например, изъятие в доход государства не только имущества (объектов недвижимости, транспортных средств, акций, ценных бумаг, долей и паев), законность приобретения которых чиновник не сможет доказать, но и денежной суммы, эквивалентной стоимости этого имущества, если обращение самого имущества по каким то причинам невозможно. Например, наличие маленьких детей, совместное владение с престарелыми родителями и еще уйма юридических тонкостей, которыми великолепно пользовались чиновники, покупая квартирку в Сочи и переписывая на новорожденного сына. Теперь эта норма распространяется не только на имущество чиновника, но и на имущество его супругов и несовершеннолетних детей.

Другим нововведением стал контроль прокуратуры за обогащением чиновников и после их увольнения или ухода с государственной службы. Контроль, правда, будет всего в течение полугода, что мягко говоря, маловато, но ранее и такого депутаты не принимали – это как же, «уважаемый человек» ушел на покой и только «начал жить», а за ним пришли. Теперь придется потерпеть полгодика и не покупать яхты с усадьбами.

Более того, депутаты собрались с силами и вписали еще один давно перезревший пункт – теперь для всех коррупционеров, будь то нарушившие закон государственные или муниципальные служащие, работники госкорпораций или даже государственных внебюджетных фондов, в шесть раз увеличивается единый срок давности для применения взысканий – с полгода до трех лет. Это притом, что срок давности за само нарушение закона оставляет 6 лет с момента совершения. Разница здесь на самом деле огромная, ибо наш самый гуманный суд может постановить выплатить за преступление штраф и изъять имущество. До этого попавшемуся чиновнику достаточно было затянуть дело на полгода, и от конфискации незаконного имущества он автоматически освобождался, уплатив только штраф. Теперь такая прекрасная тактика ушла в прошлое.

Еще одним интересным пунктом стал антикоррупционный контроль руководителей госкорпораций и внебюджетных фондов за своими подчиненными. Теперь они получили право при осуществлении проверок получать справки по счетам физических и юридических лиц, с которыми работают, дабы бухгалтер из Газпрома не попал «случайно» в список Форбс. Мера полезная, но однобокая, так как депутаты исключили ответственность самого руководителя госкорпорации за своих работников. Ну получил эффективный манагер взятку, но он ведь молодой креативный с дипломом Оксфорда и «приличным» папой – разве можно такого ценного кадра сажать. А если еще и поделится… А вот при ответственности самих Миллеров и Грефов за своих креативных и разговор был бы совсем иной – если воруют, то почему не уследил и не принял меры, получи наказание за халатность. Но, повторимся, на такой радикальный шаг наша Дума не решилась.

Дополнительные антикоррупционные нормы появились теперь и в Кодексе об административных правонарушениях. С этого месяца имущество юридического лица теперь может быть арестовано, если оно нарушило статью ст. 19.28КоАП «Незаконное вознаграждение от имени юридического лица». Как указано в законе, стоимость арестованного имущества юрлица не может превышать максимальный размер штрафа по данной статье – «до стократной суммы денежных средств, стоимости ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, незаконно переданных или оказанных либо обещанных или предложенных от имени юридического лица, но не менее 100 млн рублей». Собственно – это еще один камень в огород наших олигархов. Более того, в случае отсутствия у нарушившего антикоррупционное законодательство юрлица имущества или если оно находится где-то в далеком офшоре, арест будет наложен на его банковские счета. Также сокращается срок, в течение которого юридическое лицо должно уплатить штраф за взятку или подкуп, — теперь это будет необходимо сделать в течение недели.

В целом отметим, что данный закон – дело однозначно правильное, он не то что назрел, а давно перезрел. Теперь же главное – это применение закона на практике, потому что главным в любом законе является не то, что написано, а неотвратимость наказания за содеянное. Если же закон применяться не будет или будет, но не ко всем, то и толку от него не будет от слова совсем.

Руслан Ляпин, РИА Катюша

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШ ДЗЕН КАНАЛ

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ
17 Августа 2018 в 01:37
2825