Оценивая предложение министра финансов Антона Силуанова о возвращении к обновленному бюджетному правилу, стоит рассматривать его  с точки зрения конечной цели. Она проста: Антон Германович хочет за счет него «опустить» рубль, чтобы нефтегазовым экспортерам стало еще лучше и слаще жить. К СВО, экономической мобилизации и модернизации промышленности России инициатива Силуанова не относится от слова «совсем». Хотя нет, это неправильная формулировка, возвращение бюджетного правила выводит из экономики реальные инвестиции, денежки засылаются в Фонд национального благосостояния и лежат там «мертвым» грузом, пусть и в валютах «дружественных стран».

Новые условия, которые с подачи министра финансов теперь обсуждаются в правительстве, таковы: два ограничителя – цена более $60 за баррель и ограничение общего объема добычи 9,5 млн баррелей в сутки. Все, превышающее эти цифры объявляется сверхдоходом, и на эту разницу будет закупаться валюта «дружественных» государств. Силуанов даже перечислил эти страны в интервью «Ведомостям: «Помимо рублей во внешнеторговых расчетах Россия будет использовать "валюты, которым мы доверяем". Наиболее вероятные кандидаты - это самые стабильные валюты дружественных стран:  Китая, Индии, Ирана, Турции, ОАЭ», - рассказал министр. В этой фразе особо поражает острота взгляда Силуанова, который отнес турецкую лиру к «стабильным валютам». С 22 апреля по 22 июля курс турецкой лиры упал с 51,1112 до 32,1330 рублей за 10 лир (TRY). Кстати, юань (CNY) тоже не образец стабильности. В тот же период он упал с 116,35 до 83,9854 рублей за 10 монет «с дырочкой». РИА «Катюша» ранее отмечало, что курс юаня определяется экономической политикой Коммунистической партии Китая. Она может обрушить его курс в любой момент, и история с крахом золотовалютного запаса может повториться даже без введения санкций. Кстати, решающим для юаня станут решения октябрьского партийного съезда, на котором «китайские комсомольцы» попытаются слить Си Цзыньпина. Если это произойдет, КНР немедленно присоединится к антироссийским санкциям в банковской сфере.

Стоит отметить и то, что готовящееся США и Британией ограничение цены на российскую нефть в $40-60 долларов как раз подгадана к бюджетному правилу Силуанова. При этом сейчас стоимость нефти Brent находится в районе $140 за баррель. До СВО дисконт на российскую нефть Urals по отношению к Brent составлял около 10%. Теперь мы торгуем нефтью со столь любимыми «дружественными странами» с дисконтом от 30 до 50%. Тут тон задает Роснефть Игоря Сечина, которая работает с Китаем на чистом демпинге. Дисконт будет только расти по ходу полного отказа Европы от российской нефти, которая попадает под санкции даже при смешивании с  иностранной в любой пропорции. Так что «кубышку» Минфина к концу 2022 года будет просто нечем наполнять, а все накопленное в ней ранее может провалиться в «черную дыру» за счет волантильности валют стран-партнеров.

Еще одна позиция по новому бюджетному правилу связана с внешней торговлей. Силуанов сказал, что возвращения к бартеру не будет. Зато будут «товарообменные операции через учет в национальной валюте». То есть будут открыты «валютные свопы» - взаимные счета в Банке России и ЦБ «дружественных стран». Однако не все так гладко. Есть очередная засада, о которой Силуанову, видимо, не докладывали, и она, прежде всего, относится к Народному банку Китая (НБК). Он как регулятор позволяет работать банкам-нерезидентам на территории Китая только через корреспондентские счета в банках-резидентах. Это относится и к подключению к системе финансовых сообщений CIPS НБК. Юани на корсчетах будет весьма легко заморозить уже этой осенью.·Поэтому реальное спасение России именно в бартере по принципу нефть и газ за конкретные элементы высоких технологий и «импортонезамещенную продукцию». Пример подобной программы – «Нефть в обмен на продовольствие», которая работала в Ираке с 1996 по 2003 год. В этом случае Россия может даже согласиться на «вмененную цену», однако только при условиях 100% предпоставки нужной продукции.

На ПМЭФ-2022 Силуанов заявлял, что укрепление российской валюты на 1 рубль по разным оценкам, обходится бюджету в 130–200 млрд рублей, что возможно только в случае, если он рассчитывается в долларах. При этом Антон Германович сознался, что при возобновлении правила придется отказаться от части расходов бюджета, но «его влияние на курс позволит защитить экспортеров от снижения объемов производства». Защитить отечественных нефте-газовых олигархов ценой сокращения расходов на оборону, медицину, социалку – вот высшая цель нашего креативного министра финансов. По его мнению это особенно «актуально» в период ведения СВО и гибридной войны с коллективным Западом. Может руководству страны наконец пора принять  кадровые решения?

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

21 Июля 2022 в 07:38
2312