Только в Москве за прошедшие сутки, по данным источника «Интерфакса», из-за анонимных сигналов об угрозах взрывов из зданий и сооружений было эвакуировано свыше 100 тыс. человек .По данным источника, 13 сентября в экстренные службы поступило 65 анонимных звонков об угрозе взрывов на более чем 70 объектах. «Это учебные заведения, торговые центры, вокзалы, гостиницы, другие общественные здания», — сказал собеседник агентства.

В Перми из-за антитеррористических проверок не работали девять школ, железнодорожный вокзал, автовокзал, два торговых центра, администрация города и городская дума. В Красноярске — семь магазинов и торговых центров. Во Владивостоке — пять торговых центров, автовокзал, несколько магазинов и общежитий. В Челябинске — 10 торгово-развлекательных центров. В Магадане — два кинотеатра, рынок, четыре школы и два вуза. В Екатеринбурге — автовокзал, торговый центр и деловой центр. В Ставрополе — мэрия, краевая дума, торговые центры, школы, университеты и общежития. В Уфе — семь торговых центров. В Омске — администрация города, отделение Пенсионного фонда, кинотеатры, школы, торговые центры, гостиницы. В Брянске — более 10 торговых центров. В Новосибирске — автовокзал, гостиница и клубы. В Рязани 11 торговых центров.

Хотя нынешняя атака и стала самой массовой, но телефонным терроризмом украинцы занимаются с 2014 года — сразу после победы Майдана там начали «бороться с агрессором» пошли сообщения о взрывчатке в Пулково, Домодедово, на Ленинградском вокзале. Так, в декабре 14-го в силовые структуры России стали поступать звонки из Украины, о минировании вокзалов в различных городах. Всего сообщалось, что телефонные террористы "заминировали" вокзалы в 14 городах России. Правоохранителям пришлось проверять каждое сообщение и даже эвакуировать 1,5 тыс человек с Ленинградского вокзала. В среду стало известно, число "заминированных" городов увеличилось до 26. Поступили звонки о минировании железнодорожных вокзалов в самых разных городах России, включая Москву, Самару, Оренбург, Омск, Нижний Новгород, Пензу, Новосибирск, Казань. На всех вокзальных комплексах, где возникла угроза возникновения нештатной ситуации, была объявлена эвакуация пассажиров. Только с Ленинградского вокзала в Москве были эвакуированы почти 1,5 тысячи человек.

В марте 2015 года Украина атаковала Санкт-Петербург. «минирования» ТРК приняли массовый характер. «Родео-Драйв», «Академ-Парк», «Атмосфера», «Заневский каскад», «Норд», «Гранд Каньон», «Сити-Молл», «Пять озер» — все пострадавшие торговые комплексы расположены на окраинах Петербурга, в спальных районах. 17 марта эвакуировали посетителей из ТРК «Родео-Драйв», «Лондон-Молл» и «Сити-Молл». Затем три дня подряд сообщалось о бомбе в «Европолисе» на Полюстровском проспекте, где планировался эстрадный концерт. Владельцы развлекательных центров терпят серьезные убытки. Одна из таких компаний, Fortgroup, написала открытое письмо губернатору Георгию Полтавченко и разместила документ на своей странице в Facebook. Ситуацию с массовыми анонимными звонками «минеров» она назвала «экстраординарной» и попросила губернатора взять расследование под личный контроль. «Каждый раз это затрагивает до нескольких тысяч горожан. Мы наблюдаем нарастающую тревогу, возмущение со стороны людей, с каждым днем ситуация накаляется и волнения возрастают. Не дайте телефонным хулиганам дестабилизировать обстановку в городе и посеять массовую панику», говорится в обращении.

И это только самые громкие, одиночные звонки из «незалежной» не прекращались. Впрочем, для одиночных атак как раз оправдание есть — постмайданная Украина уже давно стала идеальным полигоном для произрастания психозов на любой вкус. Как рассказали нашему агентству психологи, причиной телефонного терроризма чаще всего бывает собственная никчемность и неудовлетворенность звонящего собой в какой-либо сфере его жизни. Аноним получает чувство морального удовлетворения, когда по его звонку срываются чиновники, спецслужбы. Реже к телефонному терроризму анонимов провоцирует так называемый комплекс героя. В такие моменты человек чувствует себя важным и значимым для общества, в данном случае — в «борьбе с агрессором». А теперь представим, что данный психоз поражает спецслужбы, для которых устроить переполох в школе или торговом центре — тактика победы и «важная ступень в борьбе».

Впрочем, помимо психологии, данная телефонная война преследует и вполне реальные цели. Как считают эксперты, основная цель нынешней телефонной атаки — раскачка общества. «Мне кажется, что характер приобретает чисто политический аспект. Я уверен, что определённые силы уже нашли такую фишку, чтобы дестабилизировать и отвлечь значительные силы правоохранительных органов на ложные объекты. Это очень серьёзная тема, сегодня надо тщательно с этим разбираться и самым жёстким образом пресекать. Надо найти центр, который, судя по всему, есть», — сообщил член совета по внешней и оборонной политике, генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов.

Впрочем, силовики честно говорят о невозможности в данный момент победить украинских телефонных террористов. По словам источника в спецслужбе, украинцы всегда используют разные сим-карты, и номера телефонов не повторяются. Один номер заблокировать легко, но заблокировать целую страну — нереально. На Украине же телефонных хулиганов не только никто не ищет, а есть подозрения, что данная деятельность негласно поощряется и приравнивается к борьбе с «агрессором».

Интересно и то, что раскачивать общество украинские спецслужбы стали очень «воврем, соориентировавшись в наших реалиях. Итоги выборов в Москве, где в мундепы прошли откровенные майданутые, крестный ход в Санкт-Петербурге, вызвавший истерику среди либералов, скандал вокруг фильма «Матильда» и попытка нашей «творческой элиты», вместе с педерастами и либералами устроить истерику вокруг «Православного ИГИЛа» создали нужны контекст. Либеральное (по инормации СМИ, связанное с Ходорковским) издание «Медуза» вчера сделало «вброс» про то, что «Волна анонимных звонков о заминировании школ, вокзалов, торговых центров и мэрий по всей стране связана с фильмом Алексея Учителя «Матильда» И разносилась эта новость именно, как атака «Православного ИГИЛа». Притом сам термин «Православный ИГИЛ» пришел тоже с Украины — именно так в 2014 году именовали необандеровцы ополченцев из «Русской Православной армии», которая встала на защиту Донецка. Изначально РПА — это около ста дончан, которые встали на защиту своей Родины и веры, на фоне массовых арестов, избиений и убийств священников Донбасса. Впоследствии отряд разросся до тысячи, к дончанам присоеденились добровольцы из России и даже Греции Игилом же бандеровцы их назвали за крайнюю неуступчивость в бою и отсутствие страха перед смертью во время боев в районах Карловки и Амвросиевки.

РИА Катюша

ПОДПИШИТЕСЬ ПОЖАЛУЙСТА НА НАШ ЯНДЕКС ДЗЕН КАНАЛ

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ
15 Сентября 2017 в 10:02
2942