Согласно марксизму общество в своем развитии проходит такие стадии (формации) как «рабовладение», «феодализм», «капитализм». Их коренное отличие – в отношении к средствам производства. На мой взгляд, в наше время этот критерий устарел, поскольку не отражает суть современного финансово-монополистического капитализма и цифровой трансформации общества.

Дмитрий Неведимов в книге «Религия денег» предложил классификацию, которая выделяет в любом обществе (как и в самом человеке) четыре слоя воздействия:

1) физический слой,

2) товарный слой,

3) финансовый слой,

4) слой «сознания» (включая «неосознанное»).

Проиллюстрирую этот подход на примере управления ребенком: 1) поставить ребенка в угол за грубость — физическое воздействие, 2) дать конфету за вымытую посуду — товарное, 3) не дать карманных денег за плохие отметки — финансовое, 4) устыдить, что бабушка старенькая и ей надо помогать — воздействие на «сознание».

То же самое и в обществе и между странами. 1) война — физическое воздействие, 2) эмбарго на высокотехнологичную продукцию — товарное, 3) экономические санкции, запрет кредитования и инвестиций в страну — финансовое воздействие, 4) наложение моральной вины, что мы (единое человечество) должны бороться с потеплением, чтобы не затопило Голландию и Нью-Йорк, а для этого должны согласиться со штрафами на самих себя — воздействие на «сознание».

Для разных «формаций» характерно основное воздействие на разные слои управления. «Рабовладельческий строй» определяется преимущественно «физическим» воздействием на раба, лишением физической свободы. «Феодализм» характерен прямым распределением произведенного продукта. Современный капитализм определяется преимущественно «финансовым» управлением.

Для нынешней стадии развитого капитализма характерна тотальная задолженность населения и компаний. Большая часть долгов населения — невозвратные и переходящие на детей и внуков. Этот инструмент дает финансовым управляющим действенные макро- и микро-рычаги воздействия. Слои воздействия конечно связаны. Как только не срабатывает верхний слой — вступает в силу последствия в нижнем слое воздействия. То есть сначала не дают взаймы денег, потом запрещают товарный оборот, потом присылают силовые структуры. Пример Ирака — это классика жанра.

Стадия тотальной и невозвратной задолженности достигнута на Западе и стремительно достигается в России. Но этот тип кабального финансового управления неустойчив и исчерпан, так как глобальный рынок поделен и уже не растет. Финансовые управляющие пытаются перейти на новый слой управления – непосредственного «управления сознанием», и, соответственно, нужным «поведением». Чтобы человека принуждала не финансовая кабала, как сейчас, а он «сам так считал» и потому так делал, как бы по доброй воле.

Моральные страдания за изменения климата, за ЛГБТ, за BLM и тому подобное, создание моральных долгов – из этой серии попыток дополнить финансовые долги долгами «сознания». Впрочем, финансовые долги также никто не собирается отменять! Происходит не их замена, а слияние, когда расчеты по финансовым долгам ставятся в зависимость от моральных.

Мы живем в стадии перехода от преимущественно «финансового управления» к преимущественно “управлению сознанием”. В западных источниках слово «сознание» стыдливо опускается, говорят об управлении «поведением». При чтении западных статей полезно для ясности заменять термин управление «поведением» на управление «сознанием». С оговоркой, что в «сознание» следует включать и скрытое «неосознанное», которым управляют прежде всего. Уважаемые авторы Виктор Мараховский и Кримсон Альтер называют управление через «неосознанное» – «лимбическим». Для простоты иллюстрации я здесь объединяю его в одно управление «сознанием».

На наших глазах происходит фазовый переход преобладающего типа управления от «финансового» к непосредственному информационному воздействию на «сознание». Возникает новая общественная «формация», пока не имеющая этикетки. Некоторые называют его «информационным» обществом, но подразумевают рост информационного обмена, а не основной тип управления, что маскирует суть изменений.

Назову и процесс, и положительную обратную связь в процессе, которая делает управление «сознанием» основным методом управления. Это глобальный процесс «продажа-потребление», а положительная обратная связь процесса — реклама, а точнее – «персонализированная подача информации». Глобальный процесс «продажа-потребление» обрёл огромный масштаб, он вобрал в себя большую часть деятельности людей.

Реклама вообще и «персонализированная реклама» в цифровом мире стали главным элементом роста «продаж-потребления». Одновременно реклама стала самым объемным методом управления «сознанием», поскольку убедить купить – это выгодно. А рекламщики стали лучшими специалистами по управлению «сознанием». Рекламные методы они перенесли на подачи новостей через СМИ и медиа в целом. Подчеркну, что реклама — часть процесса «продажа-потребление», несложного по сути процесса.

Но рост процесса продаж требует и сложных структурных изменений общества. Нужно снести системные общественные ограничения, мешающие росту прибылей процесса «продажа-потребление». И вот уже в повестке дня – отмена общественных моральных норм, в том числе принятие ЛГБТ, марихуаны, трансгендера, педофилии, ювенальной юстиции. Разрушение структуры общности – семьи и государства. Чтобы оставить человека одного, без поддержки, наедине с корпорациями и чужими государствами в безнадежной борьбе за свое «сознание», свободу и идентичность.

Масштаб управления «сознанием» растет сам по себе, как часть процесса «продажи-потребление». Его не нужно специально продвигать. Управление «сознанием» приносит хорошую прибыль, и потому растет.

«Продажа-потребление» – это классический процесс системы (общества) с положительной обратной связью, когда не надо никого заставлять, всё происходит само собой. При росте управления «сознанием» растут продажи, а часть прибыли снова направляется на управление «сознанием».

Потому основные субъекты управления «сознанием» – корпорации. Их масштаб стал глобальным, перерос суверенные государства. Они стали конкурентами государств, церквей и партий традиционалистов. Они ведут как прозрачную рекламную работу по управлению сознанием, так и сложную деятельность по сносу общественных препятствий.

В XIX и XX веке использовались газеты и журналы, затем радио и телевидение, в XXI веке на первый план вышли интернет, компьютерные технологии, мобильные сети. Возник конфликт старых и новых корпораций за влияние. Сегодня цифровые корпорации производят перехват управления у финансовых корпораций, переводя управление непосредственно на «сознание-поведение».

Управление «сознанием» – эффективней и дешевле, оно самоокупается через эффективную таргетированную рекламу, не требует накладных затрат на промежуточный финансовый уровень. Производится через персонализированное распределение информации, через социальные сети и цифровые технологии. Конфликт между старыми финансовыми управляющими, которых обычно обзывают «банкстерами» и новыми цифровыми управляющими, «большой цифрой», не антагонистичен. В свое время конфликт в Англии между старыми аристократами-землевладельцами и новыми купцами-промышленниками был преодолен, когда все аристократы стали предпринимателями. Герман Греф — классический пример слияния «банкстера» и «цифрового ритейлера» в одном флаконе. Он же пытается играть в управление «сознанием» через образование и медиа. Я бы законодательно не допускал такого слияния в одной компании, разделял компании по слоям воздействия, и такой подход уже начал практиковать Китай.

Управление «сознанием» происходит через распределение информации. Основная конкуренция – за преобладание в информационных каналах доставки информации до конечного потребителя. Кто получает внимание потребителя на своих каналах, тот и управляет.

В последнее время монопольными суперструктурами доставки контента до конечного потребителя стали цифровые мега-корпорации Google и Apple. Человек сегодня видит мир исключительно через их смартфоны и планшеты. Они решают, какой будет иконка приложения, привлекающего внимание потребителя. Чего нет на их экране – того нет в мире. Точнее – в мире значимо только то, что есть на экране гаджета. А владельцы иконок в смартфоне, это прежде всего соцсети, — непосредственные владельцы внимания человека. Через них он «сознает» мир, именно они управляют его «сознанием». Одно из последствий управления «сознанием» для потребителя контента — массовое цифровое слабоумие.

…В заключение сформулирую главный вопрос безопасности страны сегодня. Возьмет ли государство на себя защиту народа не только на физическом, товарном и финансовом уровне, но и на уровне ментальном, на уровне управления «сознанием»? Жалко детей, беззащитных перед цифровыми сетями и медиа. Их сознание жестко формируют (и значит ими управляют) продавцы их «сознания». Продавцам сознания не нужно и мешает, как государство Россия, так и Семья и Церковь. Если не выстроить государственную систему защиты сознания детей, то и России не станет.

Сайт РНК
https://rnk-concept.ru/77525
18 Января 2022 в 03:55
544