Многие эксперты, политики и журналисты называют инициированные Вашингтоном и его союзниками санкции против России «выстрелом в ногу». Ведь удар был нанесен и по доллару США. Доверие к «зеленому» подорвано.

Идёт напряженный поиск альтернатив долларовым операциям. На ум приходят разные варианты, вплоть до перехода на бартерные сделки в торговле или криптовалюты. Однако если искать альтернативы среди ныне применяющихся резервных валют, то к таковым относятся евро, британский фунт стерлингов, японская иена, китайский юань, австралийский и канадский доллары, швейцарский франк.

В этом списке выделяют обычно две валюты, которые могли бы стать альтернативой доллару США: китайский юань и швейцарский франк. Честно говоря, не могу понять, почему сюда попадает швейцарский франк. Сегодня Швейцария продемонстрировала особую активность по части антироссийских санкций: число целевых санкций, введенных Швейцарией с 22 февраля, больше, чем у США, Великобритании, ЕС, Японии.

А китайский юань действительно может стать альтернативой. Пекин давно вынашивал идею сделать свою денежную единицу международной валютой. Я писал об этом в книге «Китайский дракон на мировой финансовой арене. Юань против доллара» (М.: Книжный мир, 2016). Большим успехом Пекина было принятие Международным валютным фондом в 2015 году решения о включении китайского юаня в корзину SDR (SDR – специальные права заимствования). В соответствии с этим решением юань в 2016 году стал пятой официальной резервной валютой наряду с долларом США, евро, британским фунтом стерлингов и японской иеной.

На протяжении последующих пяти лет китайский юань не сильно продвинулся в мире ключевых валют. Так, по состоянию на конец 2016 года доля юаня в совокупных валютных резервах всех стран мира равнялась всего 0,2% (доли других основных валют: доллар США – 64,0%; евро – 19,7%; британский фунт – 4,4%; японская иена – 4,2%). На конец III квартала 2021 года, по данным МВФ, доля юаня в мировых валютных резервах составляла 2,66%, что больше, чем доли канадского доллара (2,19%), австралийского доллара (1,81%), швейцарского франка (0,17%). Отставание от тех резервных валют, которые входят в корзину SDR, остается большим. Вот доли этих валют на 1 октября 2021 года (%): доллар США – 59,15; евро – 20,48; японская иена – 5,83; британский фунт – 4,78.

Доля китайского юаня в международных платежах, проходящих через систему СВИФТ, также особо не выросла. В октябре 2016 года она составляла 1,67%, в январе 2020 года – 1,65%. Правда, в последующие два года юань энергично продвинулся среди валют, обслуживающих международные платежи. В начале 2020 года он занимал лишь шестое место (после канадского доллара), а в январе 2022 года поднялся на четвёртую строчку, обойдя канадский доллар и японскую иену. Доля китайского юаня в начале сего года достигла 3,20%. Впереди лишь доллар США (39,92%); евро (36,50%); британский фунт (6,30%)

Разгоревшаяся в феврале санкционная война, конечно, создает для Китая дополнительные проблемы. Прежде всего, возникает риск вторичных санкций со стороны коллективного Запада в отношении тех компаний и банков Китая, которые продолжат торгово-экономические отношения с российскими партнёрами. Однако одновременно эта война открывает для Пекина новые возможности.

Пекин рассчитывает, что удастся резко поднять долю юаня в расчетах по российско-китайской торговле. Ещё когда против России начались первые санкции (в 2014 году), Москва и Пекин сели за стол переговоров, чтобы обсудить меры по дедолларизации расчётов по взаимной торговле. С тех пор прошло почти восемь лет, но результаты освобождения от доллара США остаются скромными. По данным Банка России, в 2013 году в выручке России от экспорта в Китай доля отдельных валют составляла (%): российский рубль – 1,2; доллар США – 96,2; евро – 0,9; прочие валюты – 1,7. В «прочих валютах» почти исключительно находится китайский юань.

А вот валютная структура по платежам России за импорт из Китая в том же 2013 году (%): рубль – 3,9; доллар США – 90,1; евро – 3,8; прочие валюты (опять же преимущественно юань) – 2,2.

Теперь посмотрим на картину по состоянию на прошлый (2021) год. В выручке России от экспорта в Китай доля отдельных валют составляла (%): российский рубль – 8,7; доллар США – 36,6; евро – 47,6; прочие валюты – 7,1. Структура по платежам России за импорт из Китая в 2021 году была следующей (%): рубль – 3,8; доллар США – 58,2; евро – 10,8; прочие валюты (опять же преимущественно юань) – 27,2.

Как видим, главное изменение структуры валютных расчётов выразилось в том, что доллар США был заменен на евро. Однако, как показали нынешние санкции, евро не менее токсичная валюта, чем американский доллар. В прошлом году на эти две валюты в совокупности пришлось 84,2% всех поступлений России за экспорт в Китай и 69,0% всех платежей России по импорту из Китая. Радикальной эмансипации от двух западных валют в российско-китайских расчетах за период времени с 2013 по 2021 г. не произошло. Доля российского рубля и китайского юаня во взаимных расчетах подросла, но не очень существенно. Примечательно, что в платежах России за китайский импорт юань значительно преобладал над российским рублём.

В последние полгода усилия по дедолларизации взаимных расчетов были активизированы. В сентябре прошлого года компания «Газпром нефть» объявила, что взаиморасчёты за некоторые услуги между двумя странами из долларов будут переведены в рубли или юани. Deutsche Wirtschafts Nachrichten вспоминает многомиллиардный контракт Китая с Россией сроком на 30 лет на поставки газа, в котором не упоминается доллар. Его нет и в тексте пролонгированного на 10 лет контракта на поставки нефти.

Ещё до последних санкций, 3 февраля президент Путин в статье «Россия и Китай: стратегическое партнерство, ориентированное в будущее» отметил, что товарооборот между РФ и КНР по итогам 2021 года достиг исторического максимума — 140 млрд. долл. В будущем страны планируют увеличить этот показатель до 200 млрд. долл. В статье Путин подчеркнул, что Россия и Китай будут расширять практику расчетов в национальных валютах и формируют механизмы, нивелирующие негативное влияние односторонних санкций. Через три недели после выхода этой статьи поднялся новый вал односторонних санкций против России. В правительстве и Центробанке РФ проходят совещания, на которых обсуждается вытеснение в кратчайшие сроки долларов США и евро из взаимных расчётов за счет национальных валют. Скорее всего, для такого вытеснения будет использован юань.

Ряд российских банков (Альфа-банк, МКБ, банк «Дом.РФ», МТС банк, «Уралсиб», банк «Зенит») в марте заявили, что планируют открывать для физических лиц счета в юанях. ВТБ, на который наложены жёсткие санкции, с 9 марта начал открывать вклады в китайской валюте с доходностью 8% годовых на срок от трех месяцев до полугода.

14 марта 2022 г. агентство Reuters сообщило о переговорах между Россией и Индией о планах покупки последней больших партий сырой российской нефти по цене со скидкой через транзакции в индийских рупиях и рублях. Стороны рассматривают возможность использования китайского юаня в качестве базисной валюты. Надо полагать, определение курса российского рубля и индийской рупии будет происходить через их курсы по отношению к китайскому юаню.

Уже несколько лет Китай является крупнейшим покупателем нефти у Саудовской Аравии. И Пекин настойчиво добивался использования юаня для оплаты черного золота. Эр-Рияд в принципе не возражает, но находится под сильным давлением Вашингтона. Если бы Эр-Рияд создал прецедент хотя бы частичной замены американской валюты юанем, это пошатнуло бы позиции нефтедоллара (который родился в результате энергетического кризиса 1973 года). И вот на уходящей неделе газета Wall Street Journal сообщила шоковую для Вашингтона новость: «Саудовская Аравия ведет активные переговоры с Пекином о том, чтобы частично продавать свою нефть Китаю в юанях».

Издание Deutsche Wirtschafts Nachrichten 13 марта 2022 г. пишет, что Китай продвигает использование исключительно национальных валют при торговле между странами Юго-Восточной Азии. Эта мера будет способствовать превращению юаня в региональную валюту.

Сейчас активно обсуждается вопрос о цифровом юане. Реализация проекта близка к финишу. Изначально цифровой юань предполагался для использования почти исключительно внутри Китая, но есть признаки, что в проект внесены корректировки для применения юаня в межгосударственных расчетах. 9 марта сенатор США Синди Хайд-Смит (Cindy Hyde-Smith; республиканец от штата Теннеси) вместе с сенатором США Маршей Блэкберн (Marsha Blackburn; республиканка от штата Теннеси) представили закон, требующий новых стандартов и руководящих принципов для работы с цифровым юанем. Закон вынудит федеральные агентства США решать, как защитить интересы граждан. Власти считают, что цифровой юань позволит России обходить специализированные системы обмена финансовыми сообщениями, такие как SWIFT, и усилит слежку Китая за пользователями.

Есть ещё один фактор, который повышает конкурентоспособность китайского юаня по отношению к доллару, евро и другим резервных валютам. Речь идет о накоплении Китаем золота. Если судить по официальным данным, резерв золота Народного банка Китая (НБК) не является сверхбольшим. Он с середины 2019 года держится на одном уровне – 1948 тонн (по этому показателю Китай занимает шестое место среди стран после России). Однако реальные масштабы накопления золота в Китае могут превысить всякое воображение. Китай занимает первое место в мире по добыче драгоценного металла уже пятнадцатый год подряд. Добываемое золото из страны не вывозится. Плюс к этому импорт драгоценного металла, причем не весь импорт декларируется. Только через Гонконг (где поставки фиксируются) ввозится золота в объеме, в два раза превышающем внутреннюю добычу. По оценкам экспертов, в Китае к настоящему времени накоплено не менее 30 тысяч тонн золота, причем не менее половины его находится в резервах государства. Некоторые эксперты считают, что, если в какой-то критический момент Пекин обнародует реальные объемы своих золотых резервов, это может стать своеобразным психологическим «триггером», который приведет к падению доллара США. А юань займет пьедестал мировой валюты.

www.fondsk.ru
21 Марта 2022 в 10:55
335