МОСКВА, 29 января 2022, Институт РУССТРАТ.
На протяжении ХХ века в мире выстраивалась система страхования здоровья и жизни человека. В первую очередь, такое страхование предназначено для покрытия расходов на лечение человека. Покрытие подобного рода расходов называют «медицинским страхованием».

Другим направлением страхования здоровья и жизни является покрытие ущербов, возникающих в результате «потребления» человеком всевозможных «медицинских услуг» и фармацевтических препаратов. Ущербы могут выражаться как в легком недомогании, так и в тяжелых побочных эффектах: затяжных болезнях, пожизненной инвалидности и даже смерти. В последнем случае на компенсацию вправе рассчитывать родственники умершего. Это направление страхования развито меньше, чем классическое медицинское страхование.

Тем не менее, в последние десятилетия прошлого века в ряде стран Запада постепенно стало складываться страхование медицинских ущербов. В том числе страхование ущербов от вакцинации. Но данное направление страхования выглядело более чем скромно на фоне традиционного медицинского страхования.

Одна из главных причин – признание ущербов от оказания медицинских услуг и применения медикаментов бросает тень на коммерческую медицину и фармацевтический бизнес, угрожает не только их репутации, но и финансовому положению (конечной инстанцией покрытия ущербов должны быть виновники, т.е. медицинские учреждения и фармацевтические компании).

Рассмотрим ситуацию по страхованию ущербов от вакцинации в США. Общественные активисты добивались создания системы компенсации подобных ущербов еще с 50-х годов прошлого века, когда вакцинация стала частью американского образа жизни. Случаи компенсаций через суд были единичными. Судебные рассмотрения были очень затяжными, а вероятность положительного для истца решения была низкой.

Одним из резонансных исков был подан в 1970 году. Тогда восьмимесячная Анита Райс получила прививку от полиомиелита, и у нее отнялись ножки, возникли классические симптомы полиомиелита. Вакцину производила Уайет Лабораторис (Wyeth Laboratories); тогда там использовался живой вирус, который в редких случаях мог спровоцировать саму болезнь.

Суд присяжных присудил семье Райс 200 тыс. долларов компенсации на том основании, что родителей должным образом не уведомили об этом риске. После этого судебного успеха поток исков по вакцинациям, особенно детским, значительно возрос.

Были новые победы истцов (особенно по детским вакцинам против коклюша). Покрытия ущербов происходили за счет производителей вакцинных препаратов. Big Pharma забастовала, стала сворачивать производство прививочных препаратов, заявляя, что оно становится для них невыгодным.

В 1986 году Конгресс США принял так называемый «Закон вакцин» (полное название: Национальный закон о травматизме детских вакцин - NCVIA), который защитил компании от дальнейших исков. Их обязали платить 75 центов с каждой прививки в новый фонд, который принимал претензии граждан. Их рассматривают 11 специалистов из американского Минздрава.

В 1988 году была учреждена программа NVICP (National Vaccine Injury Compensation Program). Она действует до настоящего времени и покрывает риски от 15 детских вакцин, а также вакцины от гриппа. За время существования программы было выплачено 4,1 млрд. долларов. Основная часть компенсаций пришлась на покрытие ущербов по 520 смертельным случаям. Типичный размер компенсации за смерть – 250 тысяч долларов. Впрочем, были зафиксированы две рекордные выплаты в случае смерти детей – 32 млн. и 38 млн. долларов.

За три с лишним десятилетия действия программы NVICP американцы получили миллиарды доз различных вакцин (всего около 70 видов препаратов против разных патогенов). Однако общее число получателей компенсаций достаточно скромное – 6600. Конечно, заявлений о компенсациях было больше в разы.

Но многие отклонялись по причине отсутствия либо реальных ущербов, либо причинно-следственных связей между прививкой и нарушением здоровья. Но в то же время власть стремилась показать чрезмерно гуманный подход к заявкам. По мнению руководителей программы NVICP, около 70% выплат произведено по случаям, когда не было достаточных доказательств «вины» прививки.

Впрочем, было очень много критиков программы NVICP, получившей неофициальное название «суд по вакцинам». Во-первых, многие американцы, получавшие прививки, просто не знали о ее существовании и не пользовались своими правами. Во-вторых, те, кто о своих правах знал, тратили иногда годы для того, чтобы через «суд по вакцинам» эти права реализовать.

Наконец, следует обратить внимание, что выплаты в рамках программы NVICP выглядят просто микроскопическими: 4 миллиарда долларов на период времени более 30 лет. В среднем на год смехотворная сумма в 130 млн. долл. Особенно, если ее рассматривать на фоне тех расходов, которые покрываются традиционным медицинским страхованием США.

Так, в 2019 году расходы на здравоохранение в США составили 3,6 трлн. долл., или почти 18% ВВП страны. Часть расходов покрывалась за счет прямого бюджетного финансирования, часть – за счет прямых выплат американцев («из кармана»). Но не менее ¾ всех расходов покрываются за счет государственных страховых агентств Medicare (для пенсионеров старше 65 лет и для инвалидов) и Medicaid (для малоимущих граждан), а также частных страховых компаний.

Эти страховые институты покрытия порождаемых «лечением» и медикаментами ущербов не предусматривают. Медицинское страхование в США (как, впрочем, почти во всех странах мира сегодня) «заточено» на то, чтобы поддерживать и стимулировать спрос на «медицинские услуги» и фармацевтические продукты.

Вскоре после запуска программы NVICP (а именно в 1990 году) в США была создана система сбора и учета сообщений о негативных последствиях применения вакцин, которая получила название VAERS. За тридцать лет существования системы число летальных исходов от разнообразных в среднем в расчете на год составляло 280.

В связи с массовой вакцинацией и ревакцинацией от COVID-19 2021 год стал для VAERS «рекордным». За один год активной вакцинации от COVID-19 (с декабря 2020 по декабрь 2021 года) число жертв составило 20 тысяч. Получается, что смертность на годовой основе выросла в более чем в 70 раз!

Примерно в такой же пропорции выросло число негативных последствий («негативов») в виде госпитализаций, инвалидности, вызовов врачей и т.п. Казалось бы, что примерно в такой же пропорции должны были вырасти выплаты по погашению ущербов от нынешней вакцинации американцев прививочными препаратами Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson. Т.е. американцы могли бы претендовать на суммы, приближающиеся к 10 млрд долларов.

Нынешняя вакцинация от ковида подпадает под действие специальной программы – CICP (Countermeasure Injury Compensation Program), которая была учреждена Законом об общественной готовности и готовности к чрезвычайным ситуациям (Public Readiness and Emergency Preparedness Act - PREPA). Закон был принят в 2005 году, а программа CICP начала действовать с 2010 года.

Программа возмещения ущерба от контрмер распространяется не только на прививки, но и другие средства борьбы с коронавирусом – устройства (например, аппараты ИВЛ) и лекарства. Кроме коронавируса CICP призвана покрывать «издержки» и по борьбе с такими редкими болезнями, как острый радиационный синдром, лихорадка Эбола, сибирская язва и т.д. Программа CICP модернизирована с учетом пандемии COVID-19 и регламентируется рядом новых поправок к закону.

С начала действия программы CICP в 2010 году на середину прошлого года по заявкам жертв и родственников жертв было принято 481 решение. При этом лишь по 29 заявлениям было принято положительное решение, средняя выплата составила 200 тыс. долл. Общая сумма выплат – менее 6 миллионов долларов. Остальные 452 заявления (91,4%) были отклонены. На начало лета прошлого года в портфеле программы CICP находилось 869 заявок, по которым проводилась работа.

Надо полагать, что подавляющее количество заявок было связано с коронавирусом (вакцины, аппараты, медикаменты для лечения). Согласно данным Администрации ресурсов и услуг здравоохранения (Health Resources and Services Administration - HRSA), с 2010 финансового года до 1 ноября 2021 года в CICP было подано в общей сложности 5 242 иска. Из них 4 751 относятся к COVID, в том числе 2 297 претензий, связанных с вакцинами от COVID, и 2 454 претензии, связанные с другими контрмерами.

К началу ноября прошлого года число необработанных заявок в портфеле перевалило за 4000. Три заявки, связанные с COVID, были отклонены. А удовлетворена была лишь одна (!!!) заявка. Причем суть заявки и величина компенсации не были оглашены.

Эксперты и журналисты CICP называют «черной дырой» или «мертвой программой». При существующей скорости обработки заявок, можно ожидать ответа где-нибудь в далеком XXII или XXIII веке. Все заявители, дети и внуки заявителей к тому времени успеют умереть. Да и рассчитывать на положительное решение на заявку могут лишь самые отпетые оптимисты.

Те люди, которые еще два года назад ругали компенсационную программу NVICP (о которой я сказал выше) как о неповоротливой, сильно забюрократизированной и слишком часто дающей заявителям отрицательный ответ, сегодня уже считают ее недосягаемым образцом. И даже требуют передать функцию погашения ущербов вакцинации от ковида из программы CICP с программу NVICP. Но организаторы вакцинации такими пустяками не заморачиваются.

И уже тем более не желают заниматься покрытием рисков вакцинации частные страховые компании. И, уж конечно, не собираются предоставлять какие-то преференции лицам, которые получили прививки от ковида. Старший вице-президент по разработке политики Американского совета страховщиков жизни (American Council of Life Insurance - ACLI) Пол Грэм (Paul Graham) в марте прошлого года заявил:

«Компании по страхованию жизни могут отказывать в выплатах за привитых людей, так как вакцины от Covid представляют собой «медицинские эксперименты» …На оценку страховой способности заявителя не влияет статус иммунизации человека».

Многие критики нынешней кампании повальной вакцинации Америки экспериментальными препаратами апеллируют к цифрам. В декабре 2021 года число смертей от ковид-вакцинации перевалило, согласно данным системы VAERS, за 20 тысяч. Но это верхняя часть айсберга. На самом деле система фиксирует лишь несколько процентов побочных эффектов и смертей, спровоцированных вакцинацией.

Так, Стив Кирш (Steve Kirsch), исполнительный директор Фонда исследований безопасности вакцин (VSRF), недавно провел анализ, сравнивая частоту анафилаксии, опубликованную в исследовании, с частотой, обнаруженной в VAERS. Исходя из этого, по оценке Кирша, истинное число погибших от этого укола в 41 раз больше, чем фиксирует система VAERS. Получается около 820.000 человек.

А теперь давайте предположим, что родственники всех этих умерших захотят получить компенсацию за эксперимент, в котором умерший выступал в качестве подопытного кролика. Возьмем за основу очень скромную по американским меркам сумму в 10 млн долларов в расчете на умершую душу. Суммарная величина компенсации должна была бы составить более 8 триллионов долларов. По некоторым оценкам, суммарные продажи вакцин тремя американскими корпорациями (Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson) составили в прошлом году около 80 млрд. долл.

Если даже не оперировать понятием человеческих жизней, а говорить лишь о деньгах, то получается, что издержки в виде компенсаций за смерти примерно в 100 раз превысили объемы продаж вакцин. Американская модель «борьбы с ковидом» напоминает самый настоящий каннибализм! Остатки понятий добра и зла окончательно исчезают в ходе так называемой «пандемии COVID-19».

А вот еще один штрих к картине нынешнего ковид-каннибализма, охватившего не только Америку, но и почти весь мир. Для этого нам придется перенестись из США в Европу, во Францию. История очень резонансная.

Недавно после вакцинации скончался французский бизнесмен преклонных лет. Причинно-следственная связь была настолько очевидна, что медики не стали ее оспаривать. Умерший официально застраховал свою жизнь на несколько миллионов евро. Родственники рассчитывали получить возмещение, но остались ни с чем.

Страховая компания отказалась выплачивать деньги родственникам умершего, а суд признал правоту компании. При этом страховая компания аргументировала свой отказ именно тем, что смерть наступила в результате сделанной прививки: прием экспериментальных лекарств и методов лечения (включая вакцинацию от коронавируса) исключен из полиса.

Вердикт судьи выглядит следующим образом: «Побочные эффекты экспериментальной вакцины предаются гласности, и умерший не мог заявлять о незнании, когда добровольно принимал вакцину. Во Франции нет закона или предписания, обязывающего его делать прививки. Следовательно, его смерть, по сути, является самоубийством…

Семья подала апелляцию. Однако защита страховщика признается обоснованной и договорно-оправданной, поскольку этот общеизвестный риск смерти юридически считается самоубийством, клиент был уведомлен и согласился добровольно рисковать жизнью без принуждения к этому».

На протяжении всего прошлого года противники «прививок» от ковид с помощью «экспериментальных препаратов» квалифицировали эту процедуру как «убийство» со стороны тех, кто навязывал ее. И как «самоубийство» со стороны тех, кто на эту процедуру соглашался. Многим казалось, что подобные заявления являются «перебором». Но теперь и юристы уже квалифицируют решение человека о вакцинации как «самоубийство». У кого-то еще остаются сомнения?

www.russtrat.ru
30 Января 2022 в 09:24
1080