Известно, что любые экономические санкции сопровождаются эффектом бумеранга (негативными последствиями для государства, инициировавшего санкции). Сила удара бумеранга очень варьирует от страны к стране. Эффект бумеранга гораздо сильнее для Европы, чем для США. А внутри Европейского союза разброс негативных эффектов тоже очень велик.

Санкции 2014 года («за Крым») сильно варьировали по силе эффекта бумеранга. В исследовании Матье Крозе (Matthieu Crozet) и Джулиана Хинца (Julian Hinz) была сделана попытка подсчитать потери, которые понес Запад из-за сокращения товарного экспорта в Россию до середины 2015 года. Потери составили 60,2 млрд. долл. Лишь 17,8% этих потерь были обусловлены введением встречных санкций Москвой. Остальные 82,2% – потери, которые можно назвать «добровольным выстрелом в ногу». 76,7% этих потерь (более 46 млрд. долл.) понесли страны Европейского союза. И только 23,3% пришлось на остальные страны Запада (США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, Швецию, Швейцарию и др.).

Внутри ЕС негативные итоги первой волны санкций также очень разные. В исследовании «Уроки санкций ЕС против России в 2014-2015 гг.» (Lessons from the EU - Russia Sanctions 2014-2015) приводятся оценки ущербов, которые понесли отдельные страны-члены ЕС до середины 2015 года. Вот список стран с наибольшими потерями (млн. евро): Германия – 2.566; Италия – 668; Франция – 612; Нидерланды – 591; Польша – 521. Если брать относительные показатели, то оказывается, что для Германии (первая экономика ЕС) они в три раза более чувствительны, чем для Франции и Италии.

Сегодня, в условиях новой санкционной войны против России мы видим похожую картину. В начале марта Институт мировой экономики в Киле (Германия) и Австрийский институт экономических исследований (WIFO) оперативно подготовили доклад об ожидаемых Западом экономических последствиях санкций. Согласно этому документу, потери экономики всех стран-инициаторов санкций оцениваются в 0,17 процента совокупного ВВП. Германии и Австрии придется столкнуться с потерями в размере 0,4% и 0,3% годового ВВП соответственно, а США понесут убытки всего в 0,04%. Из союзников наибольшие потери понесут Литва (2,5 процента в смоделированном сценарии), Латвия (2,0 процента) и Эстония (2,0 процента).

Западные СМИ говорят, что, мол, издержки санкционной войны против России неизбежны, но ради достижения победы в этой войне следует потерпеть, демонстрируя единство Запада. Однако единства не получается. Наглядно это видно на примере закупок российского природного газа. Известно, что на поставки из России в ЕС по итогам 2021 года пришлось 45% импорта природного газа и 40% потребления. Это в среднем. По таким странам, как Болгария, Чехия, Латвия, Австрия, Румыния и Словения, зависимость от России по импорту газа составляет от 75 до 100%. Выше среднего по ЕС зависимость от России по импорту природного газа и у Германии – 49%. У Италии – 46%.

Пёстрая картина наблюдается и по импортной зависимости от России по нефти. По итогам 2020 года на Россию приходилось 24,9% импорта чёрного золота Евросоюза. Максимально высокая зависимость от российского импорта нефти у следующих стран (%): Словакия – 78,4; Литва – 68,8; Польша – 67,5; Финляндия – 66,8; Венгрия – 44,6. Заметно выше среднего по ЕС показатель зависимости у таких стран (%): Румыния – 32,8; Эстония – 32,0; Германия – 29,7; Чехия – 29,1; Греция – 26,3. А заметно ниже среднего зависимость от российского импорта нефти у второй экономики ЕС – Франции (13,3%), третьей экономики – Италии (12,5%), у Нидерландов (21,0%). У Великобритании на Россию приходилось всего 12,2% импорта нефти. Можно догадаться, что позиции Венгрии или Финляндии по ограничениям или запретам импорта черного золота из России могут сильно не совпадать с позициями Нидерландов или Франции. И они действительно не совпадают.

Большие различия у 27 стран ЕС в части импортной зависимости по удобрениям, зерну, металлам, другим товарам. Отсюда большие политические различия в оценке руководителями этих стран целесообразности санкций ЕС против России.

Америка – скорее не участник, а инициатор и организатор санкционной войны. Внешняя торговля между США и Россией никогда не была большой. В прошлом году во внешнеторговом обороте России на США пришлось всего 4,4%. А на Евросоюз – 35,9%. Даже если бы Вашингтон обнулил свою торговлю с Москвой, последняя не очень и почувствовала бы. А вот обнуление торговли Евросоюза с Россией могло бы нанести ощутимый и даже сокрушительный удар. Поэтому санкционная война против России выглядит следующим образом: Вашингтон войну планирует, придумывает все новые «адские» санкции против Москвы, а исполнение придуманного возлагается на Брюссель, который доводит команды из Вашингтона до 27 государств-членов ЕС.

Однако чем жестче Вашингтон давит на Брюссель, тем больше трещин в конструкции Европейского союза.

Достаточно четко в Европе выявились три лагеря. В первый входят Венгрия, Сербия (не член ЕС), ряд других государств. Они дают понять, что для них национальные интересы выше интересов коллективного Запада. Другой лагерь представлен странами Прибалтики и Польшей. Их характеризует русофобский фанатизм. Третий лагерь представлен Германией и Францией. Они пытаются лавировать и потихоньку о чем-то договориться с Москвой. И в Берлине, и в Париже понимают, что если в результате санкционной войны Евросоюз не развалится, то именно им придется платить за ущерб от эффекта бумеранга.

Впрочем, некоторые эксперты предсказывают, что шансов сохранить ЕС нет. Оппортунизм Брюсселя, Берлина и Парижа, прогибающихся под давлением Вашингтона, может закончиться развалом Европейского союза.

Линии раскола наблюдаются и внутри стран-членов. Особенно это видно на примере Германии. Команда канцлера Олафа Шольца делает всё возможное, чтобы реализовать санкционные придумки Вашингтона. А миллионы немцев против санкций протестуют. Протестует и германский бизнес. 10 марта Ассоциация малого и среднего бизнеса Германии выразила опасения, что начавшееся подорожание энергоносителей приведет к массовым банкротствам предприятий. Управляющий директор ассоциации Маркус Джергер (Markus Jerger) заявил: «Федеральная ассоциация малого и среднего бизнеса опасается корпоративных банкротств и потери рабочих мест из-за высоких цен на энергоносители. Цены на энергоносители превратились в экзистенциальный вопрос для многих предпринимателей».

Непропорционально высокая нагрузка санкционной войны, которая ложится на Европу, довольно широко обсуждается в СМИ. Однако большинство авторов квалифицируют это как издержки, неизбежные в любых войнах. Дескать, война есть война, не время рядиться-судиться.

А вот некоторые эксперты подозревают, что Россия – не единственная мишень американской санкционной войны. Судя по тем потерям, которые несет Европа, она для Вашингтона оказывается не союзником, а мишенью. Приведём мнение Якова Кедми, которое он высказал 30 марта: «Мне интересно смотреть на то, что сейчас происходит в Европе. Вспомните, как изначально назывался Европейский союз? Правильно, Европейское объединение угля и стали. А где сейчас уголь и сталь? Европейцы сами выбивают из-под себя то, на чем был основан этот союз. Теперь Европа рискует остаться и без угля, и без стали. Кто этому аплодирует? Соединенные Штаты. Нет более эффективного способа ослабить и поставить на колени европейскую промышленность, чем санкции против России. А европейцы подчинились. От этого американская промышленность только выиграет…Американцы выигрывают дважды: они будут продавать свои энергоносители Европе втридорога, тем самым делая ее промышленность нерентабельной, и параллельно будут развивать свою промышленность. Всё очень просто».

Этот безусловно свежий взгляд на санкционную войну можно выразить и так: США, развязав войну, хотят убить двух зайцев. Не только Россию, но и Европу. Причем шансов убить второго зайца у Вашингтона гораздо больше.

А вот взгляд на происходящее известного американского экономиста Майкла Хадсона (Michael Hudson). По его мнению, те, кто планировал санкционную войну в Вашингтоне, совсем не дураки. Они трезво рассудили, что санкциями Москву не свалишь. А вот Европу «опустить» легко. «Опустить», избавиться от конкурента в Старом Свете и занять его место. Майкл Хадсон говорит о военных действиях на Украине: «Это война за то, чтобы запереть наших союзников, чтобы они не могли торговать с Россией. Они не могут покупать российскую нефть. Они должны зависеть от американской нефти, за которую им придется платить в три-четыре раза больше. Им придётся зависеть от американского сжиженного природного газа в качестве удобрений. Если они не будут покупать американский газ на удобрения, а мы не позволим им покупать у России, они не смогут вносить удобрения на землю и без удобрений урожайность упадет примерно на 50%...»

А главным конкурентом Америки, по мнению Хадсона, является Германия. Если «опустить» Германию, остальная Европа рухнет сама. Хадсон заключает: «Американская война на Украине – это на самом деле война против Германии… Германия и Европа – враги. Американская война на Украине – это на самом деле война против Германии, и Соединенные Штаты ясно дали это понять».

www.fondsk.ru
04 Апреля 2022 в 06:57
617