Конституционная реформа, предложенная Президентом России Владимиром Путиным, до сих пор остаётся загадкой для общественности.

С мерами по восстановлению приоритета национального права, запрета занимать государственные должности лицам с двойным гражданством, а также прозвучавшими в ходе обсуждения идеями внести изменения в Преамбулу Конституции: упоминание Бога-Вседержителя, традиционных вероисповеданий страны, роли русского народа в образовании и существовании государства, брака как союза мужчины и женщины, - всё более-менее ясно. Об этом давно писали, говорили, это требовали зафиксировать многие представители общественности.

А вот с переформатированием высших эшелонов власти ясности нет никакой.

Сначала все дружно заговорили, что Россия превращается в парламентскую республику, а Путин после конституционной реформы станет председателем Государственной Думы, в пользу которой и будут перераспределены властные полномочия. Однако вскоре выяснилось, что это не так, что у Президента и после реформы остаются весомые полномочия, куда большие, чем у руководителя парламента. Иными словами, Россия всё-таки останется скорее президентской республикой, несмотря на расширение полномочий Госдумы.

Затем все дружно начали обсуждать расширение полномочий Государственного Совета, который, мол, и станет главный органом и системе Верховной власти, вплоть до избрания им Президента страны. И вот Госсовет-то Путин и возглавит. Но до сих пор нет никакой ясности насчёт полномочий Госсовета. Будут ли полномочия председателя Госсовета больше, чем полномочия Президента. Сам Путин уже после послания, инициировавшего конституционную реформу, не раз заявлял, что Президент останется главной фигурой во властной пирамиде и что двоевластие (Президента и Госсовета) ни к чему хорошему не приведёт.

Высказывалась версия, что при помощи конституционной реформы Путин решил передать власть некоему аналогу Политбюро. Этой версии придерживался и автор этих строк. Логика в этом определённая есть. Путин во главе страны находится долго, любой его преемник будет смотреться после него блёкло и не сумеет поставить под контроль элиту. Поэтому самое надёжное - разделить полномочия, выстроить своего рода систему сдержек и противовесов, чтобы таким образом примирить разные кланы и сохранить единство страны.

Однако, теперь я вижу, что и эта версия описывает ситуацию далеко не полностью. Пока системы сдержек и противовесов что-то не вырисовывается. Сам Путин мало напоминает человека, собирающегося через четыре года на пенсию.

Близкие к Кремлю ресурсы заговорили о внутренней (довольно серьёзной) борьбе вокруг конституционной реформы. Пишут, что влиятельная часть близкого окружения Путина выступает вообще против реформы, которая, по их мнению, приведёт к неустойчивости Системы, мол, Путин своими руками подрывает основы сложившегося порядка вещей.

И впрямь, пока конституционная реформа не производит впечатление стройности и порядка. Напротив, она только запутывает ситуацию.

Так зачем же Путин это делает? Зачем он сознательно вносит дисбаланс в сложившуюся Систему кланового баланса стабильности?

Порой смысл происходящего лучше помогают понять исторические аналогии. Мне уже доводилось сравнивать действия нынешнего Президента России с действиями, казалось бы, столь далёкого от наших реалий первого русского царя Иоанна Васильевича Грозного. По крайней мере тот политический манёвр, который Владимир Владимирович провернул с временным избранием на пост Президента Дмитрия Анатольевича, напомнил мне передачу властных полномочий Иоанном Васильевичем крещёному касимовскому царевичу Симеону Бекбулатовичу. Когда в 2011 году Дмитрий Медведев попытался остаться у власти, я писал об этом в статье «Симеон Бекбулатович не хочет уходить?».

Такое впечатление, что Владимир Владимирович основательно изучил правление Иоанна Васильевича, поскольку нынешний политический ход напоминает отъезд Иоанна Васильевича в Александровскую слободу и последующее учреждение опричнины.

Логика в этом определённая есть. Бояре хотели, чтобы царь Иоанн Васильевич правил «по старине», т.е. был бы просто гарантом их прав и привилегий. Но это не устраивало Царя.

Примерно такая же ситуация складывается и сейчас. Элита смотрит на Президента как на гаранта сложившейся ситуации. Поэтому ее интерес в связи с проблемой так называемого «трансфера власти» прост - максимально сохранить клановый паритет.

Но по-иному, наверняка, смотрит на ситуацию Путин. У него нет конкурентов в политике. Его главный конкурент в нынешней ситуации - это История. Каким он войдёт в историю страны. Путин решил проблему возвращения России в мировую политику и создания гарантий безопасности, перевооружив армию и вернув офицерству смысл служения.

Но внутренние проблемы остаются и становятся всё более взрывоопасными. Так и не решена проблема повышения благосостояния народа. Более того, только углубляется пропасть между богатыми и бедными. Путину мешает ненасытное стремление элиты к обогащению. Элита отстроила систему, в которой Путин занимает место первого среди равных, гаранта стабильности, арбитра разрешения клановых противоречий. Элита готова заменить Путина на другого, на кого он укажет, но Система должна сохраниться.

Путин не раз обращался к олигархам и чиновникам с призывами умерить аппетиты, вернуть деньги из офшоров, вкладывать деньги в родную экономику. Призывы повисали в воздухе, воспринимались элитой только как ритуал говорения.

И вот похоже, что при помощи Конституционной реформы Путин решил разрушить Систему. Или по крайней мере внести в неё дисбаланс, заставить элиту не только напрячься, но всерьёз испугаться. Причём всю элиту, на разных этажах власти.

Примечательно, что в последнее время по телевидению, рассказывая о встречах Президента с народом, показывают сюжеты, когда те или иные представители народа призывают Путина внести такое изменение в Конституцию, которое позволит ему остаться у власти и после 2024 года.

Теперь остаётся смотреть, как будут дальше развиваться события.

В самом ли деле Путин собрался в свою Александровскую слободу, чтобы потребовать у элиты полного подчинения и выдачи изменников головой? Хочется надеяться, что Владимир Владимирович, подобно капитану Алёхину из «Момента истины», «всё прокачал»...

Анатолий Дмитриевич Степанов, гл. редактор «Русской народной линии», председатель «Русского Собрания»
11 Февраля 2020 в 09:13
854