1. В настоящее время вакцинация от COVID-19 проводится в ряде субъектов Российской Федерации при практически полном отсутствии необходимого нормативно-правового регулирования в части перечня медицинских противопоказаний в отношении вакцинации от COVID-19, действенных гарантий реализации отвода от вакцинации ввиду наличия у гражданина медицинских противопоказаний для проведения вакцинации. При этом нередко решения об обязательной вакцинации принимаются в форме нормативных актов государственных органов или административно - распорядительных актов должностных лиц государственных органов, государственных и муниципальных организаций, не обладающих полномочиями по принятию соответствующих решений, фактически регулирующих реализацию конституционных прав граждан и устанавливающих ограничения прав граждан, в том числе – администрациями государственных и муниципальных организаций – в отношении работников организаций, что на практике сопровождается установлением санкций в виде отстранения от работы.

Акты в форме «рекомендаций» и «разъяснений» не могут являться основаниями для установления руководителями государственных, муниципальных и иных организаций обязанности проведения профилактических прививок по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции, а также служить основанием для толкования иных актов, ведущего либо обосновывающего совершение действий, нарушающих право граждан на добровольное получение медицинской помощи и принцип добровольности получения медицинской помощи.
2. Наиболее существенными дефектами нормативно-правового регулирования и организации проведения массовой вакцинации по эпидемическим показаниям против новой коронавирусной инфекции (COVID-19) и наиболее массовыми проявлениями произвольных решений государственных органов и должностных лиц, ведущих к нарушению прав граждан, в настоящее время являются:
– игнорирование фактов реального наличия и действительных количественных уровней антител в организме конкретного человека к вирусу SARS-CoV-2, обеспечивающих в достаточной мере иммунитет к COVID-19 (в качестве одного из оснований признания необязательности делать прививку такому человеку);
– произвольное и заведомо неосновательное установление предельного шестимесячного срока сохранения сформированного у человека (после перенесения заболевания COVID-19 или вакцинации от COVID-19) иммунитета к вирусу SARS-CoV-2, в качестве единого нормативного срока, применимого ко всем вакцинированным от COVID-19 или переболевшим COVID-19 лицам, по истечении которого требуется пройти вакцинацию (ревакцинацию).

3. Требование об обязательной вакцинации в отношении граждан, относящихся к определенным категориям (группам), реализуемое в соответствии с решениями главных санитарных врачей по субъектам Российской Федерации, без учёта уже имеющегося у конкретных лиц (переболевших) достаточного уровня иммунной защиты от вируса SARS-CoV-2, а также объективно имеющихся оснований для медицинского отвода от прививки, является существенным нарушением конституционного права граждан на охрану здоровья.

4. Требования и заявленные публично отдельными представителями государственных органов намерения о проведении обязательной всеобщей
вакцинации и ревакцинации от COVID-19 детей (в абсолютном большинстве не болеющих COVID-19 или легко и бессимптомно переносящих заболевание) не имеют под собой надлежащего научного и правового обоснования
необходимости осуществления таких действий – в условиях наличия в официальных документах заявлений об отсутствии достоверных и точных научных данных о том, защищает ли вакцинация вакцинируемое лицо от заражения этим лицом других людей.

5. Фактически принудительный характер организованной
государственными органами ряда субъектов Российской Федерации вакцинации против COVID-19 в случаях, когда она производится с условием применения негативных ограничительных мер в отношении гражданина при его отказе от вакцинации (в том числе в виде отстранения от работы), превращает истребуемое от гражданина перед введением вакцины письменное информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство в юридически фиктивный документ.

6. Устанавливаемые санкции (наказания и ограничения) за отказ от прохождения вакцинации от COVID-19 граждан, относящихся к определённым категориям (группам), в отношении которых установлено требование об обязательной вакцинации, несоразмерны предполагаемым и реальным последствиями такого отказа. Происходящее в результате этого ограничение целого ряда международно- и конституционно-гарантированных прав человека (прежде всего – на медицинскую помощь) посредством введения в качестве обязательного условия (реализации таких прав) наличия у человека подтверждения прохождения им вакцинации (ревакцинации) в течение предшествующих 6 месяцев является грубейшим нарушением Конституции Российской Федерации и не может быть основано на каких-либо подзаконных актах, тем более – на «рекомендациях» – актах, не имеющих обязательной юридической (нормативно-правовой или административно-распорядительной)
силы.

7. Массовая неизбирательная принудительная вакцинация и
ревакцинация от COVID-19 в Российской Федерации, оценивая таковую исходя из реально существующего качества и содержания нормативного правового регулирования и реализации таких мер (но не отрицая опасности вируса SARS-CoV-2 для человечества и серьёзности ситуации с пандемией COVID-19), в настоящее время осуществляется со множественными нарушениями
законодательства Российской Федерации и с посягательством на целый ряд конституционно- и международно-признанных и гарантированных прав человека.

Полный текст заключения тут http://moral-law.ru/index.php?p=post&id=201
15 Июля 2021 в 01:59
4412