Тимошина Елена Михайловна,

кандидат юридических наук,

старший научный сотрудник НИЦ № 1

ФГКУ «ВНИИ МВД России»

ДЕСТРУКТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ В  ЦИФРОВОМ  ПРОСТРАНСТВЕ КАК ИНСТРУМЕНТ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПРОТИВ РОССИИ

Специальная военная операция, проводимая Россией на Украине, ещё больше обнажила истинные цели иностранных государств. Острее и понятнее стали восприниматься положения Доктрины информационной безопасности Российской Федерации о том, каким образом «расширяются масштабы использования специальными службами отдельных государств средств оказания информационно-психологического воздействия, направленного на дестабилизацию внутриполитической и социальной ситуации»[1].

В этом аспекте более внимательному научному следованию необходимо уделить проблеме деструктивного влияния на детей и молодёжь в информационно-телекоммуникационных сетях (далее – ИТКС), неотъемлемой частью которых являются мессенджеры[2], активно используемые сегодня как средства коммуникации.

В настоящее время ИТКС превратились в институт социализации молодого поколения, который по значимости и силе воздействия на личность конкурирует со школой, спортивными секциями, живым общением и даже семьёй. Посредством ИТКС транслируются социальные нормы, культурные ценности и образцы приемлемого, одобряемого поведения; под воздействием среды интернет-пространства они усваиваются. Трудно представить себе, чтобы представители преступного мира и недружественных к нашей стране государств (далее – субъекты деструктивного воздействия) не использовали бы эти колоссальные возможности в своих целях. Неудивительно, что введённые в отношении России санкции не затронули интернет, а в социальных сетях усилилась писсимизация религиозного контента и «русского вопроса», отмечаются сложности с блокировкой деструктивной информации (в том числе запрещённой на основании закона) социальными сетями.

Мы полагаем, что субъекты деструктивного воздействия использует стратегию постепенного погружения детей и молодёжь в деструктивную информацию для достижения генеральных целей: размывания традиционных российских духовно-нравственных ценностей, блокировки восприятия культурного и исторического наследия народа России, подрыв культурного суверенитета Российской Федерации.

Объём деструктивной информации, распространяемой в социальных сетях, группах, личной переписке, компьютерных и сетевых играх, весьма велик: от незапрещённых законом аморальных публикаций, идеологии гедонизма, феминизма, гендерного равенства, свободных сексуальных отношений, сатанизма, зоофилии, педофилии до запрещённой для распространения среди несовершеннолетних пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений, наркомании, школьных расстрелов, экстремизма, неонацизма, видео с порнографическими изображениями малолетних, жестоких убийств и пр.

Субъекты деструктивного воздействия имеют и вполне определённые криминальные цели. Собранные нами материалы позволяют делать вывод о том, что их воздействие на молодое поколение через ИТКС может рассматриваться в качестве приготовления к совершению различных преступлений[3].

Результаты исследований обстоятельств суицидов детей и молодёжи[4] позволяют выдвинуть гипотезу обусловленности распространения деструктивной информации и деструктивных субкультур криминальными интересами и поддержкой преступного сообщества. В качестве примера использования деструктивной информации с целью приготовления[5] к совершению преступлений можно рассмотреть следующую распространённую схему склонения к самоубийству.

Все лица несовершеннолетнего и молодёжного возраста (среди исследованных нами случаев), совершившие или пытавшиеся совершить самоубийство, предварительно активно подвергались воздействию деструктивной информации в ИТКС, выражающейся в: многочисленных рассказах со стороны малознакомых лиц о личном или абстрактном суицидальном опыте, о бессмысленности существования; поощрении (или внушении) мыслей жертвы о её отверженности социумом, ненужности родителям, друзьям, реальному миру; распространении идей добровольного ухода из жизни вместо поиска конструктивного выхода из трудных ситуаций; вовлечении их в опасные для здоровья квесты[6], селфхарм[7], анорексию; в распространении оккультима, сатанистских практик, суицидально-депрессивного контента, видео суицидов, жестоких убийств, а также иных действий, создающих условия для самоубийства молодых людей.

Стоит отметить, что в объективную сторону таких составов преступлений, как склонение к совершению самоубийства и содействие совершению самоубийства, предусмотренных ст. 110.1 УК РФ не включены вышеперечисленные действия. Правоприменительная практика также не рассматривает распространение перечисленной деструктивной информации как «иной способ» склонения к совершению самоубийства (не разъяснённый законодателем), который упоминается в части 1 статьи 110.1 УК РФ.

Не входят действия по распространению указанной деструктивной информации и в объективную сторону состава преступления, предусмотренного частью 2 ст. 110.2 УК РФ (организация деятельности, направленной на побуждение к совершению самоубийствасопряженная с использованием… информационно-телекоммуникационных сетей (включая сеть «Интернет»)), поскольку рассылка видео с суицидами или рассказы о суицидальном опыте не подпадают под действия по «распространению информации о способах совершения самоубийства».

А между тем указанная деструктивная информация напрямую способствовала возникновению и закреплению у лиц несовершеннолетнего и молодёжного возраста желания совершить суицид.

В аспекте создания условий для совершения преступлений заслуживает внимание следующее обстоятельство. В ходе изучения обстоятельств самоубийств, было выявлено, что подавляющему большинству детей и лиц молодёжного возраста максимум за полгода, минимум за 2 месяца до смерти присылались схожие по содержанию видео, в которых был представлен следующий набор информации: порнографические действия с малолетними, жесточайшие убийства и истязания людей в прямом эфире, растерзание животных, в том числе маленьких котят, щенков, зайчат, зоофильные акты и пр[8]. Данная видеопродукция, по сути, снимала у ребёнка психологический барьер на пути к своей смерти или смерти другого человека, выполняла задачу снижения инстинкта самосохранения, способствовала процессу их расчеловечивания. По мнению специалистов, просмотр таких видео могут приводить к появлению стрессовых расстройств у человека (особенно молодых людей), которые, в свою очередь, способствуют суицидальному или иным видам разрушающего поведения. При этом кому-то достаточно смотреть эти видео полгода, а кому-то и пару раз, чтобы спровоцировать возникновение тяжелейших стрессовых или депрессивных состояний.

В этом контексте представляет интерес полученные нами «Схемы доведения до суицидов и массовых убийств» (далее – Схемы), составленные куратором «групп смерти», в которых значились две цели: доведение ребёнка до суицида или использование его в совершении террористического акта. Не имеющие, на первый взгляд, точек соприкосновения и несопоставимые между собой цели упомянутых Схем при более глубоком изучении обнаруживают единый криминальный умысел.

Учитывая факт отправки всем жертвам видео с указанным деструктивным контентом и схожих заданий аутоагрессивного характера, не исключено, что главной целью преступников было не доведение до самоубийства, а целенаправленная деятельность по формированию личности преступника, лишённого моральных принципов, которых целенаправленно готовили для последующей преступной деятельности – экстремизма и терроризма, членства в неонацистских организациях и др.

Мы видим, как члены неонацистских организаций на территории Украины сегодня совершают безжалостные убийства мирного населения, выставляют в качестве «живого щита» детей и беременных женщин. Очевидно, что люди, лишённые человечности, готовые на самые страшные преступления такими не рождаются, а становятся под воздействием соответствующей агрессивной, разрушающей душу, лишённой духовности и моральных принципов информации и окружения. Не исключено, что первоначальная подготовка этих преступников началась через сообщества и группы в ИТКС, в том числе, путём распространения видео с деструктивным контентом и заданий, сопряжённых с необходимостью совершения агрессивного и аутоагрессивного поведения. А вот если жертва в силу разных причин оказывалась не готовой к восприятию убийств и насилия как нормы, если после просмотра деструктивного видео у неё возникали стрессовые или депрессивные состояния, то её могли «отбраковывать» путём доведения до самоубийства.

Косвенным подтверждением нашей гипотезы служат утверждение известного исследователя движения колумбайнеров[9] Я.А. Амелиной о том, что широкое распространение депрессивно-суицидального контента в социальных сетях создаёт «возможность использования «обработанной» молодёжи для совершения безмотивных террористических актов, в том числе с попытками проникновения на военные и особо охраняемые объекты»[10].  По её мнению «агрессивный» и «суицидальный» контенты во многом совпадают и всегда имеют ярко выраженный асоциальный и антироссийский характер.

Суицидальная виктимизация детей и молодёжи (куда можно отнести и вовлечение их в колумбайнерство) может приносить преступникам и немалые криминальные доходы. Данное утверждение подтверждается в контексте переписки лица, имевшего отношение к склонению несовершеннолетних к суициду. По его свидетельству игры, в которые вовлекаются дети и молодежь посредством ИТКС, сопровождаются записью на видео или он-лайн стримами[11] выполняемых заданий игры (в том числе самого события самоубийства) и являются частью зрелищного шоу, за которое платят потребители таких специфических услуг. На деле оказывается, что детский и молодёжный селфхарм, изготовление эротических видео, склонение к самоубийству, провокация шутинга[12] (в том числе колумбайна) и иные, так называемые в преступной среде «игры», являются извращёнными шоу для богатых заказчиков.

Косвенное подтверждение выдвинутой гипотезы о том, что суицидальные игры, в которые вовлекают молодых людей, являются результатом организованной преступной деятельности и служат лишь прикрытием иных целей, можно найти в материалах уголовных дел.

Например, в приговоре суда по обвинению Ф. (шифр Г19Л ­– авт.) в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 110 УК РФ указывается, что подсудимый за год до совершения преступлений получил «сообщение от куратора «Синий кит» с приглашением вступить в игру. Став её участником, он выполнил 49 заданий, однако последнее – «сброситься с крыши многоэтажного дома, снимая себя на видеокамеру», выполнять не стал. Заблокировав своего куратора, Ф. перешёл в социальную сеть «Вконтакте», где его нашел новый куратор с ник-неймом «Море» и предложил вступить в игру уже в статусе куратора, пообещав заплатить за суицид каждого игрока 800 000 рублей. Работая под куратором более высокого уровня, Ф. создал свою смертельную игру, в которой, среди прочих заданий каждого из своих игроков он обязывал смотреть видео с жестокими убийствами и истязанием, расчеловечивающими личность. Этот механизм воздействия на жертву повторяет модели поведения других кураторов, так называемых «групп смерти», что свидетельствует о существовании и применении преступниками некой единой методики.

По данным материалов из открытых источников выбранной жертве придумывают задания в рамках игры, а специальные люди (исполнители заказа, которых могут нанимать за плату, не ставя в известность обо всех деталях и генеральной цели) с учётом особенностей выбранной жертвы разрабатывают и реализуют план-схему как заставить её стать послушной марионеткой.

Не остаётся сомнений, что подобное может осуществляться только в рамках организованной преступной деятельности, структурно представляющей собой пирамиду, во главе которой стоят «финансисты и идеологи». Следующим более низким уровнем является «отдел вербовки». Самый многочисленный – «отдел прямого контакта с детьми», состоит из исполнителей, которые, зачастую, не знают истинных замыслов преступной деятельности, а лишь за деньги выполняют отведённую им роль. Среди них много несовершеннолетних, но встречаются и малолетние кураторы.

О руководстве и финансировании кураторами «групп смерти» представителями некоторых западных стран нам удалось узнать из материалов допроса куратора более высокого уровня, проведённого на территории Украины. На этом основании нельзя исключать, что организация деятельности, так называемых, «групп смерти» имеющих генеральной целью вовлечение детей и молодёжи в антигосударственные, неонацистские и экстремистские организации осуществляется иностранными государствами, ведущими враждебную политику по отношении России.

Связь преступной деятельности, предусмотренной статьями 110, 110.1, 110.2 УК РФ и вовлечения несовершеннолетних и лиц молодёжного возраста в экстремизм, неонацизм и т.п. несомненно, нуждается в дальнейшем подробном исследовании и анализе. В случае подтверждения данной гипотезы данная преступность переходит на новый уровень угроз, посягая на национальную безопасность.

Если в описанных случаях склонения к совершению самоубийства, содействия совершению самоубийства, а также организации деятельности, направленной на побуждение несовершеннолетних к совершению самоубийства, корыстные мотивы имели второстепенных характер, то, безусловно, нельзя не признать, что в иных случаях, корыстный или иной мотивы могут играть главную роль[13].

Механизм рассматриваемой виктимизации может быть различным: от самостоятельного вхождения в члены деструктивных групп или сообществ[14] до принудительного «назначения» жертвами. Последний способ реализуется с помощью возможностей сети «даркнет», где выкладываются данные о детях – потенциальных жертвах (имена, фотографии, год рождения, сведения о родителях, увлечениях и др.)[15], которых потом выбирают по этим параметрам «заказчики».

По данным материалов из открытых источников выбранной жертве придумывают задания в рамках игры, а специальные люди (исполнители заказа, которых могут нанимать за плату, не ставя в известность обо всех деталях замысла) с учётом особенностей личности молодого человека разрабатывают и реализуют план-схему как заставить её стать послушной марионеткой. На подпольных тотализаторах делаются крупные ставки на смерть выбранной жертвы, достигающие миллионы долларов. Всё происходящее «в игре» фиксируется на фото и видео, в том числе, для последующей продажи в качестве дорогостоящего «эксклюзивного контента». Вот почему перед самоубийством жертва предусмотрительно (будучи заранее инструктирована) удаляет всё видео и весь контент со своих носителей информации.

Следует отметить, что подавляющее большинство детей и лиц молодёжного возраста (из числа изученных нами случаев), воспитывались в благополучных семьях и характеризовались положительно. Более того, можно сказать, что они имели все задатки, чтобы стать «цветом» общества и добиться больших высот в науке, искусстве, спорте, государственной службе или общественной деятельности.

Можно выделить и иные способы распространения деструктивной информации в ИТКС, которые содержат признаки организованной деятельности, а последствия её воздействия имеют отдалённый эффект.

Одним из таких способов является использование деятельности лидеров общественного мнения (далее – ЛОМов), публичная карьера которых – это всегда коммерческий и (или) политический проект «агенств по продвижению», финансируемых представительствами государств, ведущих недружественную и враждебную политику по отношению к России. Способом распространения такой информации является втягивание несовершеннолетних и лиц молодёжного возраста в тематические группы и сообщества в ИТКС.

В ходе проведённого в 2017 г. аналитическим центром одной из авторитетных родительских организаций контент-анализа крупнейших сообществ ВКонтакте (исследовались 103 группы с посещаемостью более 3 млн. пользователей в каждой), было установлено, что ни в одной из представленных групп не присутствовал исторический или патриотический контент, не распространялись среди молодого поколения понятия ответственности, чувства долга, уважения к старшему поколению, традиционные духовно-нравственные и семейные ценности. Зато группы изобиловали пошлым юмором, бессмысленной, либо агрессивной музыкой, идеями гедонизма, агрессивного феминизма, гендерного равенства и т.п.[16]

По свидетельству общественных исследователей ничего не изменилось и сегодня. В Ютубе, и ВКонтакте, Тик Токе, Инстаграмме активно продолжают свою деятельность раскрученные ЛОМы: Бузова, Моргенштерн, Манижа, Ивлиева, Собчак, Дудь, Милохин, Лобода и пр., часть из которых уже признана иностранными агентами. Преимущественно эти ЛОМы без всяких ограничений транслируют своим подписчикам чуждый для России образ жизни, ценности и поведенческие стереотипы.

Из подобных групп несовершеннолетние вовлекаются в более глубокие уровни деструктивного контента: ЛГБТ, радикальный феминизм, анорексия, фурри, бронни, экстремизм и терроризм и другие, которые составляют деструктивные субкультуры. И везде дети подвергаются виктимизации или криминализируются.

Например, вначале несовершеннолетние просто сострадают якобы «ущемляемым» в правах гомосексуалистам, затем увлекаются идеями ЛГБТ, а на более глубоком уровне вовлечения в закрытых группах они становятся объектами интереса педофилов и, как правило, совращаются ими. Вовлечённость в идеологию таких групп приводит также к самоубийствам детей.

Вначале дети попадают в сообщества «фурри», а позже уже на «глубоких уровнях» вовлечения начинают встречаться на костюмированных вечеринках, атрибутом которых является анонимное совокупление в костюмах животных. Причём ребёнок может никогда не узнать, что с ним вступил в сексуальный контакт педофил. На более глубоком уровне субкультура фурри пропагандирует зоофилию.

Субкультура ЛГБТ зачастую поддерживается идеологией современного феминизма, являющегося радикальным движением[17], поскольку оно пропагандирует превосходство женщин и оправдывает жестокость по отношению к мужчинам. Сегодня в  феминистских чатах вполне серьёзно обсуждается легализация возможности убийства своих детей «в течение года после родов»[18].

Угрозы современного феминизма заключаются и в активном использовании членов движения в протестной активности. Современные феминистки – это благодатная почва для антиправительственных акций. Стоит привести в пример известный марш «миллионов женщин» в США против Дональда Трампа.

В России нарастает влияние феминистского движения среди детей и молодежи. Уже имеются примеры, как представителей этого движения выводят молодёжь на акции в поддержку сестёр Хачатурян, совершивших умышленное и тщательно спланированное убийство своего отца. Цель акции – заставить государственные органы освободить сестёр от уголовной ответственности. Но у этих акций были и более глубокие задачи – «обкатать» методы, с помощью которых на улицы можно будет выводить сотни тысяч несогласных с политикой государства. Феминистские движения уже были замечены в пособничестве марша на Болотной площади в Москве. Ещё одна задача – снять нравственный запрет на насилие, если оно со стороны женщины.

Виктимогенность присуща и субкультуре «аниме». В отличие от традиционной японской культуры аниме, современные аниме представленные в русском сегменте интернета очень опасны: пропагандируют насилие, сексуальные извращения, каннибализм, убийства и самоубийства. Следует отметить положительный опыт ряда стран, в которых мультипликационная продукция аниме проходит предварительную оценку, по результатам которой из неё удаляются откровенно сексуальные или жестокие сцены[19].

В русскоязычном сегменте интернета появилось много аниме–сообществ. По данным экспертов[20] только в одной социальной сети насчитывается 212 928 аниме-сообществ, которыми охватывается многомиллионная аудитория. Хороших и поучительных сериалов в этих группах нет. Зато большинство сериалов пропагандируют уже упомянутую деструктивную информацию. По данным исследователей через «кровавое аниме» популяризируется даже скулшутинг[21]. Это подтверждается тем, что многие готовившие школьные расстрелы на своих страницах в социальных сетях имели подписки или увлекались аниме с жестокой деструктивной тематикой.

Аниме продукция – лидер и по депрессивно-суицидальному контенту. По данным нашего опроса экспертов из числа сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел многие несовершеннолетние, имевшие опыт суицидального поведения, увлекались данной субкультурой.

Беглый анализ проблемы деструктивной информации, воздействующей на детей и молодёжь в цифровом пространстве, показывает, что информационно-телекоммуникационные сети сегодня представляет собой виртуальную территорию боевых действий против России, где основной удар приходится на молодое поколение.

Нельзя не согласиться с появлением нового понятия «ментальная война», которым хватываются «выверенные действия на устойчивое изменение мировоззрения человека в сторону разрушения его фундаментальных понятий о моральных, духовных и национальных ценностях, представлении о мире, которые были заложены предками. Этот война за волю, ценности и смысмы. Это война за будущее»[22]. Одним из инструментов этой войны, по нашему мнению, можно считать вовлечение детей и молодёжь в деструктивную информацю, целью которой является оккупация их сознания, подавление воли и тотальное, хоть и невидимое подчинение преступным целям.

Стратегия постепенного погружения молодого поколения в деструктивную информацию очень точно согласуется со стратегией ментальной войны – медленным наступательным движением посредством «окон Овертона», напраленным на разрушение нашего цивилизационного кода и «русского мира» с помощью атаки на историю, культуру, образование и во питание детей и молодёжи.

Объяснение стратегии ментальной войны можно встретить в работах директора Центра геополитических экспертиз В.Коровина, по мнению которого культура, информация, социальные сети становятся инструментом захвата государств без использования вооружения в ходе сетевой войны, в которой объектом воздействия является не живая сила противника, а воображение каждого из нас.

Согласно теории В.Коровина, сетевые войны концептуально включены в рамки теории управляемого хаоса, когда у стороннего наблюдателя «создаётся впечатление, что действия противника хаотичны и бессмысленны, и представляют собой набор разрозненных операций. Но на самом деле всё происходящее управляется заказчиком. Ключевым моментом теории управляемого хаоса является задание начальных и конечных параметров операции. То есть сначала оценивается и анализируется наличие исходных факторов, которые существуют до старта операции. На их основе формируются стартовые, базовые параметры. Затем ситуация (как бы) отпускается на самотек, все её участники действуют самостоятельно: принимают решения и реализуют их на основе принципа так называемой всеобщей осведомлённости (shared awareness). Когда каждый участник операции знает о конечной цели, которая также задается заранее.

Получается, что существуют изначальные заданные параметры, существует конечная точка в виде цели, а все промежуточные действия осуществляются самостоятельно каждым узлом, который выбирает тактику достижения цели на своё усмотрение. Эта теория управляемого хаоса и является одной из составляющих сетевой войны… Так как сетевая война разворачивается в сфере смыслов, то её основная задача – смысловым образом перекодировать общество, то есть поменять основные критерии его оценок, основные ценностные ориентиры. Иными словами, как бы захватить общество с помощью подмены ценностей»[23].

Именно этим можно объяснить, почему разнообразие деструктивной информации в цифровом пространстве, воздействующей на молодое поколение, воспринимается обществом и правоохранительными органами разрозненно, не связано между собой, почему государством не улавливается генеральная её цель  – уничтожение России через уничтожение её традиционных духовно-нравственных основ.   

В данной связи в современных условиях весьма остро стоят проблемы защиты детей и молодёжи от деструктивной информации в ИТКС и обеспечение их духовной безопасности. Очевидно, что это необходимо не только для полноценного воспитания и развития молодого поколения, но и для сохраниния суверенитета России.

Представляется чрезвычайно актуальным создание комплексной государственной системы обеспечения духовной безопасности детей и молодёжи, в рамках которой должны: обеспечиваться защита традиционных духовно-нравственных ценностей народа России, реализовываться духовно-нравственное воспитание молодого поколения и осуществляться ограждение их от деструктивной информации.

Роль спускового механизма в этом процессе может сыграть Указ Президента «Об утверждении Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей», проект которого в этом году был представлен Президентом России, но отложен из-за вмешательства либерально настроенных представителей искусства[24]. В ответ на это 6 марта 2022 г. на Съезде Российской общественности в Москве представителями родительских, ветеранских, патриотических, казачьих, религиозных организаций России и творческих союзов было подписано письмо к Президенту Российской Федерации и в Совет Безопасности РФ с просьбой о ско

 

[1] Указ Президента РФ от 5 декабря 2016 г. № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации», п. 12 //  https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71456224/#review (дата обращения: 24.05.2022 г.).

[2] Мессенджер (IM = Instant Messenger) – это программа, мобильное приложение или веб-сервис для мгновенного обмена сообщениями. Современные мессенджеры уже стали полноценными коммуникационными центрами, которые помимо обмена сообщениями реализуют голосовую и видеосвязь, обмен файлами, веб-конференции. Наиболее популярные мессенджеры – это WhatsApp, Viber, Telegram, Facebook Messenger, Skype, ICQ, Google Hangouts.

[3] Ст. 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» (Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ).

[4] С сентября 2021 по март 2022 гг. были опрошены родителей, дети которых в возрасте от 11 до 24 лет покончили жизнь самоубийством или пытались совершить суицид под воздействием ИТКС (53 факта); исследованы их письменные свидетельства, копии текстов переписок и выборочные материалы уголовных дел.

[5] Ст. 30 УК РФ «Приготовление к преступлению и покушение на преступление» (Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ).

[6] Квест – он-лайн или оф-лайн игра, в которой ключевую роль играет решение головоломок, задач, выполнение заданий, заставляющие игрока погрузиться с головой во вселенную игры.

[7] Селфхарм – это агрессия, направленная на себя, проявляющаяся в разных формах причинения самому себе вреда (порезы, ожоги, удары, вырывание волос, экстремально горячий душ, препятствование заживлению шрамов, употребление веществ и другие варианты). 

[8] Многие из этих видео были стёрты с носителя информации (компьютера, телефона) перед самоубийством, а потом восстановлены в ходе мероприятий, проводимых следственными органами или родителями.

[9] Явлением «колумбайн» называют массовые убийства в учебных заведениях. Название возникло как нарицательное после преступных действий в школе «Колумбайн» (штат Колорадо) 20 апреля 1999 г., совершённых двумя учениками старших классов, которые с помощью стрелкового оружия и самодельных взрывных устройств убили 13 и ранили 23 человека.

[10] Амелина Я.А. Деструктивные тенденции на фоне пандемии. Переориентация «колумбайнеров» и возрождение радикального исламизма (18+) /Кавказский геополитический клуб. – М.: Издатель А.В. Воробьёв, 2020. С.161.

[11] Стрим – прямой эфир на интернет-сервисе, например Twitch или YouTube.

[12] Шутинг – стрельба по людям в местах их массового скопления с целью уничтожения как можно большего количества человек (от англ.  «shooting» – «стрельба»).

[13] Иные мотивы склонения к совершению самоубийства, содействия совершению самоубийства, а также организации деятельности, направленной на побуждение несовершеннолетних к совершению самоубийства подробнее будут рассмотрены в следующей работе.

[14] Под деструктивными нами понимаются группы или сообщества, пропагандирующие депрессивный, суицидальный, антисемейный контент, анорексию, идеи гендерного равенства и ЛГБТ, субкультуры фурри, брони, а также иную информацию, противоречащую национальным интересам Российской Федерации, представляющую угрозу информационной безопасности Российской Федерации, подрывающую реализацию стратегических национальных приоритетов России.  

[15] Вопрос где они берутся – это предмет отдельного расследования.

[16] Андрей Цыганов: «В условиях информационной войны с коллективным Западом необходимо руководствоваться не коммерческими интересами площадок, а соображениями национальной безопасности» // URL:   https://katyusha.org/obrazovanie/andrej-czyiganov-v-usloviyax-informaczionnoj-vojnyi-s-kollektivnyim-zapadom-neobxodimo-rukovodstvovatsya-ne-kommercheskimi-interesami-ploshhadok-a-soobrazheniyami-naczionalnoj-bezopasnosti.html (дата обращения: 08.06.2022г.).

[17] См.например фильм «Красная таблетка. США 2016 г. [Электронный ресурс] // URL:   https://www.kinopoisk.ru/film/1045373/ (дата обращения 15.06.2021 г.).

[18] [Электронный ресурс] // URL:   https://t.me/insect_life/11781 (дата обращения 12.10.2021 г.).

[19] Темная сторона мира аниме. О чем не говорят дети, и не догадываются родители (статья для родителей 18+) // URL: https://narasputye.ru/archives/4865 (дата обращения 12.10.2021 г.).

[20] Афанасьев А.  Аниме и его последствия. // URL: https://narasputye.ru/archives/7958

[21] Амелина Я.А. Деструктивные тенденции на фоне пандемии. Переориентация «колумбайнеров» и возрождение радикального исламизма (18+) / Кавказский геополитический клуб. – М.: Издатель А.В. Воробьёв, 2020. С.7.

[22] Ментальная война. Доклад // URL:  https://disk.yandex.ru/d/vf0IFMb75gdZKg (дата обращения 14.06.2022 г.).

[23] Коровин В. Захват воображения – главная цель современной войны // URL: https://m.vz.ru/opinions/2022/4/16/1153017.html (дата обращения: 14.06.2022 г.).

[24] Райкин и Хабенский раскритиковали проект Минкультуры о защите ценностей // URL:  https://www.rbc.ru/society/03/02/2022/61fbc8689a7947721bea5230; Открытое письмо председателю СТД РФ А.А.Калягину от руководителей российских театров // URL: http://stdrf.ru/news/3694/ (дата обращения: 10.06.2022 г.).

21 Июня 2022 в 07:18
340