Что такое философия и зачем она нужна? Философия – это наука, которая формирует смыслы, в том числе и смыслы существования народов. Именно поэтому в СССР идеология и философия шли вместе – идеология говорила что надо делать, философия обосновывала почему это надо делать.

То же самое и на Западе, где глобалисты задают цель, а Бернар-Анри Леви обосновывает, почему одни народы должны жить, а другие нет или должны, но хуже.

В России, к сожалению, за исключением Дугина и еще нескольких людей, своей национальной философии просто не существует. Вместо этого у нас сложился целый слой псевдоученых, которые просто занимались продажей Родины. И сделали из этого семейный бизнес. Вот, скажем, был такой Владимир Петровский. Последний Первый заместитель министра иностранных дел СССР. Главный помощник Шеварднадзе по дешёвой распродаже всего того, что наши предки накопили более чем за тысячу лет существования Русского государства. Того, за что отдано бесчисленное количество жизней смелых и сильных людей. Того, что, в общем-то, и создало уникальную русскую цивилизацию.

Быть «помощником Шеварднадзе» – что, казалось, может быть позорнее для русского дипломата?! Но дочь сумела-таки переплюнуть отца-негодяя. Елена Петровская решила отменить смыслы жизни русского человека. Все до одного.

Естественно, делая это за наши же русские деньги. И заняв при этом – связи батюшки среди патентованных предателей сильно, видимо, помогли – важнейший, ключевой государственный пост в фундаментальной, ключевой государственной структуре по осмыслению русского бытия. В Институте философии Российской Академии наук.

Главная задача её была предельно ясна – не дать возникнуть здесь даже малейшему намёку на самостоятельную русскую философию, на свободное изучение и понимание наиболее важных вопросов существования самого большого «белого» народа человечества. Это, в общем-то, достаточно традиционная для американских посольств и американских спецслужб цель – разрушать, разрушать и разрушать цивилизационное пространство потенциального противника. Обессмысливая многочисленными «спецпроектами» его литературу и искусство, превращая в грязную и вонючую помойку всё его информационно-коммуникационное и культурное пространство.

И, что особенно важно, закрывая для его реальной элиты (а она, подлинная элита, неизбежно возрождается снова и снова – это закон природы больших народов) любую возможность для открытия самостоятельного взгляда на мир. Для вдумчивого, спокойного, свободного формирования национального мировоззрения. Подлинной, а не мнимой философии – то есть уникальной, научной обоснованной системы оценки того, кто мы, где мы, зачем мы, куда и как мы идём. Оценки, которая может возникнуть только из способности общества думать.

А ведь именно запретить, на корню задушить нашу способность думать самостоятельно, независимо и свободно, опираясь на всё богатство философского знания, накопленного человечеством за тысячелетия, и состоит основная цель «еленпетровских» всех времён и народов. Англичане когда-то боролись с возрождением Китая, погружая великую дальневосточную державу в опиумный сон – с помощью тамошних чиновных «еленпетровских». Обязательной составной частью плана Маршалла по американскому порабощению Европы было стирание национальных школ философии – особенно в столь великой философской стране, как Германия.

Поскольку общей «корневой» культуры американцам явно не хватало, они и выбрали лейтмотивом новой войны с немцами единственно возможный для них путь – тотальное разрушение. Поэтому вдруг так популярен оказался в послевоенном мире, например, постмодерн. Европейскими «еленпетровскими» выступали в значительной степени (уж не знаю, вольно или невольно) французские деконструктивисты. То есть, в первую очередь, тот самый Жак Деррида, изучение «творчества» которого столь старательно и беспощадно насаждала Петровская с высоты своих научных постов в российской философии все эти десятилетия.

Она, собственно, сделала ставку на подмену смыслов, с истинных на фальшивые, фейковые, уже в самом начале своей «научной» карьеры. Демонстративно примкнув к той самой псевдо-философской группе, что под видом «конвергенции» готовила погром нашей Родины. Механизм подрывной работы был предельно прост: давать руководству СССР, людям, которые принимают решения, опираясь на знание профессионалов, узких специалистов, такие экспертные оценки, которые позволят замаскировать истинные намерения нашего врага. Укрыть за личиной «возращения в наш общий дом» (это, надо понимать, в один общий дом с крестоносцами, которые нас живьём жгли) и «общечеловеческих ценностей» (с людоедами, устроившими две мировых войны, главной жертвой которых стал русский народ).

Такой была уже её кандидатская диссертация – по опыту философского анализа политического воображаемого, где «воображаемым» было отношение к войне и миру в США. Подумать только, «опыт воображаемого» – то есть реконструкция неких неведомых мирных намерений тех самых людей, что специально для нас изготовили на тот момент десятки тысячи «хиросим»! Как тут не свести с остатков разума и без того не блиставших умом «перестройщиков»?!

Нет большого смысла говорить о книгах Петровской, изданных в издательстве Ad Marginem. Издательстве, созданном специально для этой цели – формирования на официально-государственном уровне табу на вольную и от этого по-настоящему глубокую мысль в нашем обществе.  Первое слово названия издательства – кстати, вполне в американской традиции «демонстративной маскировки» – прямо указывало, что в нём готовили, готовят и будут готовить для русского сознания.

Интереснее здесь, на мой взгляд, то, что первый, премьерный номер большого и важного для всей системы философии РАН журнала «Синий диван» был посвящён «событиям 11 сентября 2001 года» – то есть подрыву «Башен-близнецов» в Нью-Йорке. Ну вот не было для русской философии в 2002-м более важного события, чем крайне мутная история на острове Манхэттен. «Не надо осмысливать то, что реально происходит с вами – лучше подумайте о трудностях нашего господина», - так, абсолютно однозначно звучал призыв лидеров ИФ РАН к сообществу думающих русских людей.

Оскорбительным здесь было даже не то, что старательно осмысливать проблемы нескольких тысяч немного пострадавших заокеанских семей предлагалось нам, не досчитавшимся (всего за десятилетие!) десяти миллионов русских жизней, фактически утратившим собственное государство и оказавшимся посреди руин прежнего нашего мира. Нет, это было, скорее, вполне привычной на тот момент беспредельной наглостью «новых русских папуасов». Но в философском, мировоззренческом плане откровенно оскорбительной была именно мелочность, сама невероятная незначительность «главного вопроса философии», вдруг поставленного перед научным российским философским сообществом.  «Из князи в грязи» - так виделась отныне судьба русской философии с высот «официальной философии РАН», воплощённой в Елене Петровской.

Недавний законодательный запрет Госдумы русским котам гулять по русским крышам, введение спецпропусков для обычного похода на футбол, погружение мощнейших российских спецслужб в нелепую, но отнимающую столько реальных сил и времени борьбу с тремя десятками «либеральных» мальчиков и девочек – это прямые указатели на результативность борьбы «еленпетровских» с русской цивилизацией. Разрушение смыслов, приоритетов, самой логики процессов – это самое большое реальное достижение американских спецагентов (вольных или невольных, не суть) в русской философии.

И то, что в Российской Академии наук, в реальных элитах нашей страны этого даже не замечают, свидетельствует о крайне печальном факте – и РАН, и эти элиты утрачивают свою субъектность.  То есть, объективно превращаются в безвольные игрушки в чужих и очень недобрых руках. Удастся ли им отменить логично вытекающий из этого статуса беспощадный приговор самим себе? Это покажет та воля к переменам, которую они смогут проявить.

Роман Макаров, специально для РИА "Катюша"

28 Июля 2023 в 11:19
10991