Денежные власти Российской Федерации (Минфин и Центробанк) после начала санкционной войны против нашей страны не устают нас удивлять. Чего стоит, например, отчетность Банка России, согласно которой валютные резервы Российской Федерации, оказывается, никакой заморозке не подвергались. В начале марта этого года и министр финансов Антон Силуанов, и председатель Банка России Эльвира Набиуллина заявили, что коллективный Запад заморозил (заблокировал) валютные резервы Российской Федерации на сумму свыше 300 млрд. долл. Это около половины всех золотовалютных резервов Российской Федерации на начало февраля. Можно было бы ожидать, что Банк России каким-то образом отразит этот печальный факт в своей официальной информации, выкладываемой на сайте Центробанка.  Ничего подобного. Если верить информации Банка России, размещаемой на странице «Статистика внешнего сектора», то никаких потрясений не произошло. Вот данные Банка России по величине международных резервов РФ на начало месяца (млрд. долл.): февраль – 630,21; март – 617,13; апрель – 606,41; май – 593,05; июнь – 567,42. При этом никаких оговорок и никаких уточнений, касающихся того, какая часть активов находится на месте и в любой момент может быть использована для тех или иных операций, а какая – заблокирована. Как поется в песне: «Все хорошо, прекрасная маркиза». Либо сами денежные власти пребывают в состоянии каких-то наркотических галлюцинаций, либо пытаются ввести публику в состояние галлюцинаций и фантазийных грёз.

Некоторые помесячные колебания показателя вызваны отнюдь не операциями Банка России (он еще 28 февраля заявил, что прекращает покупать и продавать валюту, причем любую, включая китайские юани), а лишь переоценкой отдельных компонентов валютных резервов (с учетом, в первую очередь, изменений курсов валют).

На Западе уже в финальную фазу входит подготовка решений о начале конфискаций зарубежных активов российского происхождения (включая замороженные валютные резервы РФ). А Неглинка (адрес главного офиса Банка России) нас успокаивает: мол, она готовит в международные суды (все эти суды, между прочим, западные) иски о признании незаконным акта заморозки российских резервов. Выступая в Думе с отчетом, председатель Банка России Э. Набиуллина заявила: «Это беспрецедентная заморозка золотовалютных резервов, мы будем готовить и иски судебные, готовимся, для того чтобы их предъявить». Интересно, когда валютные резервы будут конфискованы, Неглинка по-прежнему будет отражать украденные активы как свои собственные?

Ильинка (адрес главного офиса российского Минфина) тоже пострадала от заморозки валютных резервов. Хорошо известно, что часть тех международных резервов, которые находятся на балансе Банка России, – валюта Минфина, которую финансовое ведомство доверило Центробанку. Речь идет о валюте Фонда национального благосостояния (ФНБ), который в народе прозвали «валютной кубышкой» Минфина и который формируется за счет доходов от экспорта нефти из России на основе так называемого «бюджетного правила». Как поделили между собой ЦБ и Минфин потери валютных резервов, вызванные заморозкой, мы точно не знаем (хотя примерные оценки сделать можно).

5 июля Минфин России нас обрадовал долгожданным документом под названием «О результатах размещения средств Фонда национального благосостояния» (https://minfin.gov.ru/ru/press-center/?id_4=38014-o_rezultatakh_razmeshcheniya_sredstv_fonda_natsionalnogo_blagosostoyaniya) Долгожданным – потому, что всем не терпелось узнать, какие «рожки» и какие «ножки» остались от ФНБ после того, как «серый волк» коллективного Запада слопал половину российских резервов.

И что мы узнаем? –  По состоянию на 1 июля 2022 г. объем ФНБ составил 10.775 млрд. рублей, или 8,1% ВВП, прогнозируемого на 2022 год. Эта сумма эквивалентна 210,621,6 млрд. долл. На начало февраля нынешнего года в рублевом выражении объем ФНБ был равен 13.610 млрд. руб., а в долларовом – 174,9 млрд. долл. Из этих цифр мы видим, что никаких драматических событий в истории ФНБ за эти месяцы не произошло. Никакой заморозки средств Фонде не было. А происходила лишь переоценка, в результате которой рублевый объем Фонда уменьшился чуть ли не три триллиона рублей, а в долларовом выражении Фонд увеличился почти на 36 млрд. долл. Но поскольку с конца февраля операции по пополнению и расходованию средств Фонда в валюте прекратились, то изменения объемов Фонда – результат прежде всего укрепления валютного курса российского рубля. Минфин чувствует себя спокойно и уверенно.

И тут мы переходим к самому главному. Причина спокойствия и уверенности Минфина заключается в том, что основная часть валютных средств ФНБ размещается в Центробанке. А уж последний, выступая в качестве агента и посредника Минфина размещает эту валюту за рубежом – на счетах иностранных банков и в виде ценных бумаг иностранных эмитентов (прежде всего, казначейских бумаг). Итак, для Минфина валюта ФНБ – его активы (требования), а для Центробанка та же валюта ФНБ – обязательства. В старые добрые времена Минфин мог обратиться к Центробанку с требованием предоставить валюту, причем в рублевом эквиваленте. Центральный банк не только управлял валютой ФНБ, но также занимался для Минфина ее конвертацией в рубли.

В упомянутом выше документе отмечается, что на отдельных счетах по учету средств ФНБ в Банке России размещено: 50 872,4 млн евро; 5 491,8 млн фунтов стерлингов; 797 199,0 млн японских иен; 309 720,1 млн китайских юаней; 554, 9 т золота в обезличенной форме; 319,4 млн рублей. Если брать только золотовалютную часть средств (т.е. без рублей), то при пересчете на рубли по курсу и по мировой цене на драгметалл на счетах Банка России находилось на середину нынешнего года золотовалютных средств на сумму 7.783,4 млрд. руб.

Остальные средства Фонда размещены Минфином в рублях на депозитах российских банков: Газпромбанк, ВЭБ, ВТБ. Также в акции и облигации без посредничества Центробанка. Преимущественно это бумаги российских эмитентов, номинированные в рублях (ПАО Сбербанк, ПАО «Аэрофлот», АО «ДОМ.РФ», ОАО «РЖД», некоторые кредитные организации и др.). Также есть вложения в бумаги российских эмитентов, номинированные в долларах США (примерно на сумму 5,5 млрд. долл.).

Итак, на середину нынешнего года 75,2% всех средств Фонда национального благосостояния были размещены на счетах Банка России. 72,2% всех средств Фонда представляли собой валюту и монетарное золото на счетах Банка России (еще 3,0% – рубли). Заморозке подверглись средства на счетах Банка России в евро, британских фунтах стерлингов и японской иене. Доллар США из состава валютных средств ФНБ был выведен еще в середине 2021 года (тогда же было принято решение о введении в «корзину» Фонда монетарного золота).

Итого сумма заблокированных валютных средств ФНБ составила 3.435,4 млрд. руб., или 44,2% всех золотовалютных средств на счетах в Банке России. Заморозки избежал китайский юань (33,0%) и монетарное золото (28,8%). По отношению к величине всех средств ФНБ (включая те, которые находятся за пределами Банка России) сумма заблокированных (замороженных) средств ФНБ составила на середину года 32%. По ходу скажу, что в марте доля замороженной валюты во всех средствах ФНБ была около половины в силу высокого курса «токсичных» валют. С тех пор их валютный курс упал вдвое, поэтому и доля «токсичных» валют в ФНБ упала примерно до одной трети.

Но Минфин России уверенно показывает эти валютные активы как реально существующие и которые в любой момент можно пустить в дело. Но ведь реально на этих счетах Банка России на сегодняшний день нет ни одного евро, ни одного британского фунта, ни одной японской иены. Остались лишь китайские юани, монетарное золото и немного российских рублей. Но Минфин от этой заморозки не пострадает, Банк России выполнит все свои обязательства перед Ильинкой в рублях. Нет, Банк России никогда не вернет через международные суды замороженную валюту. Судебные иски – часть большого спектакля. О замороженной валюте можно забыть. А выполнять свои обязательства перед Ильинкой Неглинка будет с помощью «печатного станка».

В апреле глава ЦБ Эльвира Набиуллина отчитывалась в Думе о работе Центробанка. Между прочим, она сообщила, что деньги из Фонда национального благосостояния будут доступны для инвестиций, несмотря на заморозку золотовалютных резервов за рубежом. Если раньше ЦБ по требованию Минфина покупал продавал из Фонда валюту и перечислял рубли на счет Минфина, то сейчас он будет нужные Ильинке рубли просто печатать. Вот как Набиуллина витиевато оформила эту мысль: «Несмотря на то что часть резервов заморожена, мы будем передавать деньги правительству в рамках трат ими из ФНБ. Просто мы не можем зеркалировать это, как было раньше, на валютном рынке, мы не сможем продавать валюту. Но у нас здесь есть вот этот инструмент ограничения по движению капитала. Поэтому объем ресурсов, который правительство может направить в экономику, не будет зависеть от того, заморожены или не заморожены резервы. И, насколько я знаю, правительство предполагает осуществлять такие расходы».

С 28 февраля Банк России прекратил закупку иностранной валюты для пополнения международных резервов. С этого же дня, следовательно, прекращено и пополнение ФНБ. Цены на «черное золото» на мировом рынке сейчас запредельные. Согласно бюджетному правилу, Фонд должен расти как на дрожжах. Ведь бюджетное правило предусматривает, что в Фонд должны поступать все дополнительные доходы, которые возникают при уровне цен на нефть свыше 44,2 доллара за баррель. А в июне месяце она приближалась к 90 долларам. В сложившейся ситуации Минфин объявил о приостановке действия бюджетного правила с начала марта. Все сверхдоходы от нефти стали поступать в бюджет. Профицит бюджета за первые пять месяцев этого года уже составил почти 1,5 трлн. рублей.

Бюджетное правило приостановлено. Так, может быть, пора поставить точку и на ФНБ? Но в Минфине не хотят прощаться с этим Фондом. Изначально его Ильинка представляла как некую «валютную подушку», которая якобы способна защитить Россию в сложные моменты истории. ФНБ был создан по образу и подобию так называемых «суверенных фондов», которые с начала нынешнего столетия стали появляться во всем мире как грибы после дождя. Сегодня из «валютной подушки» ФНБ вылетело половина пуха. Она уже не выглядит как надежное средство защиты от каких-то форс-мажоров. И, тем не менее, Минфину очень хочется сохранить «подушку». В конце апреля текущего года министр финансов Антон Силуанов заявил, что ФНБ начнёт пополняться с 2023 года…в рублях. Также обсуждается новое бюджетное правило, которое будет отсекать лишнее от доходов. ФНБ будут пополнять рублями. Итак, Россия готовится создать прецедент в мировой финансовой практике в виде суверенного фонда, наполненного национальной валютой. А, может быть, не стоит мудрить и прикрыть эту странную темную лавочку под названием «ФНБ», придуманную явно не в России, а там, где придумывали в свое время Вашингтонский консенсус?

Более конкретно предлагаю.

  1. Все имеющиеся ликвидные средства ФНБ (т.е. все средства за вычетом вложений в акции и облигации российских эмитентов) перевести в федеральный бюджет (с предварительной конвертацией иностранной валюты в рубли).
  2. По поводу недостающих средства Фонда (валютные средства, украденные из Фонда и именуемые таким эвфемизмом, как «замороженные резервы») начать расследование с возможным привлечением к ответственности руководителей и чиновников Минфина и Центробанка России (возможные статьи кодекса: «соучастие в краже», «халатность», «подрывная деятельность» и т.д.).
  3. Все дальнейшие доходы, получаемые от экспорта нефти, перечислять в государственный бюджет РФ независимо от цены на «черное золото». В настоящее время такие доходы предварительно надо конвертировать из валютной в рублевую форму. В дальнейшем желательно, чтобы оплата экспорта нефти осуществлялась в рублях, т.е. перечисление экспортной выручки в бюджет должно осуществляться без привычной конвертации.

Источник

18 Июля 2022 в 06:02
745