Год семьи без семьи: кто и как с 1995 года внедряет «странные» инициативы в семейное законодательство России?

По итогам заседания Совета по развитию гражданского общества и правам человека, состоявшегося 4 декабря 2023 года, в свете продолжающейся специальной военной операции на территории Украины, Президент России дал Правительству поручение, текст которого мы приведем здесь дословно:

«1. Правительству Российской Федерации:

а) представить предложения о мерах поддержки (в части, касающейся материального обеспечения, оказания медицинской помощи, предоставления возможности получения образования, повышения квалификации, профессиональной переподготовки) жен лиц, погибших (умерших) при выполнении задач специальной военной операции, и женщин, которые не заключили брак с такими лицами, но совместно проживали с ними, вели общее хозяйство либо имеют общих детей. При необходимости обеспечить внесение соответствующих изменений в законодательство Российской Федерации».

Какой логический вывод сделал бы любой здравомыслящий гражданин России из слов Президента?

Президент вынужден считаться с постигшим Российскую Федерацию кризисом института семьи и брака, принимая в условиях данного кризиса определенные управленческие решения, обеспечивающие социальные гарантии для всех граждан РФ.

Очевидно, что никакой речи о приравнивании фактического сожительства к зарегистрированному браку не шло.

Однако уже 30 января 2024 года, «по горячим следам», в Государственную Думу ФС РФ был внесен проект федерального закона № 539969-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (о фактических брачных отношениях)».

Нетрудно догадаться, что последняя цель, которую преследуют авторы законопроекта – выполнить поручение Президента. Нет, речь идет о глобальном сломе одного из тех институтов, который является важнейшей частью российских традиционных духовно-нравственных ценностей – а именно института брака и семьи.

Нелишним будет вспомнить, что это не первая попытка девальвировать понятие брака, приравняв его к неким «отношениям» (которые в плане права и морали есть фикция). Законопроект подобного содержания уже вносился в Государственную Думу ФС РФ в 2018 году (№ 368962-7 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации (по вопросу о статусе фактических брачных отношений)» и был отклонен по причине сложности доказывания фактических брачных , отношений. 

Такую же  попытку совсем недавно предпринимали и новые люди, назначенные абсорбировать либеральную аудиторию и поднять флаг из рук «навальнистов» и «поуехавших» - эта аудитория составляет  примерно 15% от электорального большинства. Для них продолжается и СБН, и массовая треш культура и лгбт (признано экстремистским движением)  творчество. Для них поет Инстасамка и для них реабилитируют и отстирывают Киркорова - это «креативный» класс ВК, будущая потенциальная голосующая масса.

Но вернемся к современному законопроекту, содержание которого вызывает как у юриста, так и у обывателя массу вопросов. Если участник специальной военной операции сожительствовал с несколькими женщинами одновременно или последовательно, то, согласно законопроекту, возникает правовая неопределенность, потому что каждая женщина, одновременно ведущая общее хозяйство с субъектом или имеющая от него детей, в силу равенства перед законом обладает правом на признание с ним «фактического брака». При этом появляется риск возникновения ситуации, когда сожительнице представится возможность инициировать процедуру признания брачными отношениями так называемых «фактических брачных отношений», не смотря на наличие у бойца законной супруги, например, проживающей в другом субъекте Российской Федерации.

Очевидно, что закон, в случае его принятия, станет причиной роста числа мошеннических действий, целью которых будет необоснованное получение выплат и льгот, положенных членам семей военнослужащих, принимавших участие в специальной военной операции и погибших при исполнении воинского долга. Разве этого не понимают авторы законопроекта?

Вряд ли авторы – председатель Комитета Совета Федерации ФС РФ по конституционному законодательству и государственному строительству А. А. Клишас и председатель Комитета Государственной Думы ФС РФ по государственному строительству и законодательству П. В. Крашенинников не знают о всех негативных фундаментальных последствиях, к которым может привести принятие предлагаемого ими закона.

Однако, глядя на законотворческую деятельность данных персон, примечательной особенностью которой является четкая координация усилий и работа «в паре», можно прийти к выводу, что мотивация любой ценой добить российскую семью перевешивает все юридические нестыковки и противоречия. И это не голословное утверждение, а объективный факт, который подтверждается прошлыми законопроектами за авторством тандема сенатора и депутата.

Возьмем хотя бы откровенно человеконенавистнический «Закон Клишаса – Крашенинникова (2К)», позволяющий изымать детей любого возраста из любой семьи по решению суда в 24 часа. Сам Вячеслав Викторович Володин назвал данный закон социально опасным – в случае первых судебных решений в стране моментально бы начались масштабные уличные протесты. Слава Богу, закон "2К" был вовремя отозван. Над пресловутым законом о семейно-бытовом насилии сенатор и депутат работали вместе с Л. Ю. Михеевой, которая, к слову, является не только секретарем Общественной Палаты РФ, но и руководителем федерального государственного бюджетного научного учреждения «Исследовательский центр частного права им. С. С. Алексеева при Президенте Российской Федерации». Как удобно, не правда ли?

О том, какого «толка» эта высокопоставленная организация, можно понять по отрицательному заключению, которое ИЦЧП им. С. С. Алексеева дал на законопроект о запрете торговле детьми для иностранцев под видом суррогатного материнства, указывая на недопустимость ограничения – «так как это мешает трансграничному перемещению товаров и услуг и нарушает права иностранных граждан», видимо понимая под товаром детей, а под услугой женские матки.

Зато закон о семейно-бытовом насилии получил у «экспертов» ИЦЧП положительный отзыв и всестороннюю поддержку.
Следует отметить, что состав ведущих экспертов-юристов на ниве законотворчества не менялся практически 30 лет. Уральская школа и питерская, выросшие на очаровании западным правом, заняли ведущие «экспертные» и согласовательные позиции и рассадка их не случайность, а придуманная кем-то система.

Более 10 лет функцию экспертизы проектов нормативно-правовых актов в некотором роде узурпировал узкий круг «специалистов». А ведь по законам живет страна, закон это инструкция, идеология и мораль страны.

А если проанализировать заключения на законопроекты с четкими идеологическими маркерами, то очевидна ориентация данных «специалистов» на разрушение семейно-брачных отношений и морали, уничтожение прав родителей, максимальное внедрение ювенальной юстиции, широкое право вмешательства в семью, интеграцию так называемого «права на аборты», противодействие консервативным инициативам и т. д. Все это наталкивает на мысль о так называемой системной бюрократической «пленке» в виде «юридического экспертного сообщества» на ключевых средних должностях, которое процессуально саботирует консервативные законодательные инициативы, в то же время защищая и продвигая те законы, которые очень хотят видеть в нашей стране люди из-за океана, любви к ней не питающие.  Есть и более профессиональный термин - «бюрократическое армирование» это очень любят делать методологи.

Неудивительно, что «экспертное сообщество» в лице, например, той же Михеевой как руководителя ИЦ ИЧП им. Алексеева на долгосрочном подряде у АП, всецело одобрило проект федерального закона № 539969-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» (о фактических брачных отношениях)».

Мотивация, которую приводит институт  в оправдание законопроекта, вызывает сильные сомнения в адекватности «экспертного сообщества».

Вот дословная цитата из отзыва ИЦЧП:

«Сама по себе идея о возможной конвалидации отношений конкубината (в определенных случаях) имеет право на существование, во всяком случае, истории советского права она известна. Статья 3 Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР 1926 года устанавливала, что лица, фактически состоящие в брачных отношениях, не зарегистрированных установленным порядком, вправе во всякое время оформить свои отношения путем регистрации, с указанием срока фактической совместной жизни».

Переведем на человеческий:

конвалидация   - придание ничтожной сделке (в данном случае, конкубинату) юридической силы.

А что такое конкубинат?

В римском праве этот термин означал фактическое сожительство мужчины и женщины из низшего сословия, называемой в этом случае конкубиной (concubina). Речь шла о содержанке – конкубинат был легальной формой проституции. В свое время конкубинат был признан преступлением как на Западе, так и в Российской Империи.

В 1926 году конкубинат был разрешен потому, что «для классовых задач пролетариата совершенно безразлично, принимает ли любовь форму длительного и оформленного союза или выражается в виде проходящей связи», — говорила Коллонтай. Глава Наркомпроса Анатолий Луначарский заявил: «Любви нет, а есть физиологическое явление природы, и телячьи нежности тут решительно ни при чем». Лозунги «Брак — пережиток прошлого!» и «Любовь — буржуазное излишество!» семимильными шагами двигались по стране.

О нравах того времени красноречиво свидетельствует история: в 20-х годах в СССР начали появляться разные общества вроде «Лиги свободной любви» и «Долой стыд!». Члены последнего посрамили бы своими перформансами любого современного акциониста: например, в 1924 году мужчины и женщины из «Стыда» ходили по улицам Москвы и катались в трамваях, «одевшись» в одну ленту через плечо, на которой красовалось название общества. Позже известная коммунистка Софья Смидович в газете «Правда» излагала идею о женщинах как собственности всего народа совершенно серьезно: «Каждый, даже несовершеннолетний комсомолец и каждый студент рабфака имеет право и обязан удовлетворять свои сексуальные потребности. [...] Если мужчина вожделеет к юной девушке, будь она студенткой, работницей или даже девушкой школьного возраста, то девушка обязана подчиниться этому вожделению, иначе ее сочтут буржуазной дочкой, недостойной называться истинной коммунисткой».

Какой же вывод ИЦЧП?

«Проект федерального закона № 539969-8 «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» может быть поддержан с учетом высказанных замечаний».

Вот так. Создается впечатление, что, если «экспертов» вовремя не остановить, за «конкубинатом» в наше семейное законодательство неизбежно придет термин «промискуитет».

В области экспертизы и принятия проектов нормативно-правовых актов складывается парадоксальная и потенциально опасная для демократического государства ситуация. Михеева, как  Председатель совета (руководитель) Исследовательского центра частного права им. С. С. Алексеева, а Крашенинников (к слову, ее давний боевой товарищ) отвечает за комитет ГД ФС РФ по государственному строительству и законодательству, Клишас за «положительные» решения в СФ РФ, там же Карелова за идеологию феминизма и есть еще один важный карманный институт ИЗИСП, без мнения которого тоже много чего сделать нельзя. Это все звенья цепи среднего уровня, но как слажено и быстро выдается или зеленый или красный свет нормативно - правовому акту. И министры даже не влияют на то или иное решение. Оно «принимется» фактически актором созданной системы, преодолеть которую почти невозможно. Но… закон о запрете иностранцам покупать детей, как и запрет смены пола обошел эту систему и она все чаще дает сбой.

Однако, излишне говорить, что уже один этот факт наличия «пленки» попирает все принципы независимой экспертизы.

При этом, надо напомнить, что например, та же Михеева еще и «обеспечивает» общественное мнение, будучи секретарем ОП РФ.

Как удобно: сама написала закон, силами ИЦЧП дала на него положительное заключение, и обеспечила «общественное одобрение» - идеальная конструкция видимости экспертного решения.

Или наоборот: сымитировала возмущение общества неугодным законопроектом и остановила отрицательным заключением ИЦЧП, да Крашенинниковым на ключевом комитете в ГД.

Вот так приходит руководитель, отвечающая за законопроект, к Президенту и говорит:

«Понимаете ли, Владимир Владимирович? И Общественная палата против, и эксперты,  и ведущие институты страны, и  в Государственной Думе, и в Правительстве, и в Совете Федерации – однозначно плохой закон».

Или наоборот:

«Владимир Владимирович – все хотят СБН, и только группа маргиналов во главе с православными против».

Вот только то, что во всех ключевых местах, влияющих на ход дела вокруг законопроекта, сидят одни и те же, давно знакомые между собой люди, Президенту, конечно, никто не докладывает.

Кстати, вы хотели знать чье такое творчество создает тот ужас и бардак в опеке.

Так именно Михеева в 2002 году разработала проект федерального закона «Об опеке и попечительстве», который лег в основу Федерального закона от 24.04.2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве».

Так что сегодняшний «беспредел» органов опеки,  жалобами на действия которых завалена общественная приемная "Единой России", Патриарха, уполномоченного по правам ребенка – на ее совести в том числе.

Затем на протяжении 2004–2007 гг. , работала в группе экспертов Комитета Государственной Думы РФ по делам женщин, семьи и детей, участвовала в подготовке законопроектов в области семейного права.

Так что к господству в отечественном семейном законодательстве деструктивной либеральной доктрины детоцентризма, повлекшему за собой разгул ювенальной юстиции, она имеет самое прямое отношение.

Кстати, рекомендаций по законопроекту о запрете суррогатного материнства для иностранцев Общественная палата тогда так и не выдала, хотя ведение круглого стола по чьему-то указанию было передано именно ей и мы этого не забыли.

Это был, пожалуй, один из немногих случаев, когда «пленку» удалось обойти, и это стало возможно только при оформленной позиции силовиков.

Но неужели и в семейное законодательство, и в вопрос ограничения абортов должен вмешиваться Совет Безопасности и Президент лично?  

Конечно, способности Лидии Юрьевны в одну голову имитировать и гражданское общество, и экспертное сообщество (вспомним Людовика с его классическим «Государство – это я!») не могут не впечатлять.

Однако, успевать везде и сразу – черта лишь хорошего исполнителя.

Деструктивные идеи, внедрение которых в отечественную нормативно-правовую базу так ловко обеспечивают коллеги, рождаются в совершенно другой голове. А деятельность антисемейной группы, которая в настоящий момент «держит» Совет Федерации, Государственную Думу и Общественную Палату, не была бы столь плодотворной, не имей она поддержки в высших эшелонах власти - и речь не о тандеме Клишаса и Крашенинникова.

Выскажем опасения, что "2К" - не полная формула столь продуктивной команды.

Что до Русской Православной Церкви, то ее позиция (а это миллионы граждан нашей страны, исповедующих православие) всегда исходит из принципа Божественного установления и благословения брака. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл несколько раз однозначно и непреклонно высказывался по этому вопросу: "Церковь не приемлет того, что называется гражданским браком или просто сожительством". Почему? Ответ на этот вопрос Святейший дал ещё в свою бытность митрополитом Смоленским и Калининградским: «Телесные связи вне семьи унижают человеческое достоинство и разрушают целостность человеческой личности». Какая простая, прямо азбучная истина: если мужчина не любит женщину, он никогда не возьмёт перед ней ответственность. Кому хочется быть нелюбимой, использованной? В этом плане отношение Церкви к несчастным, обманутым женщинам намного гуманнее, чем отношение к ним либеральных законотворцев.

Церковь честно информирует их, что сожительство, конкубинат не есть брак - это опасный симулякр, который создаёт иллюзию любви и совместного счастья, но при первом ударе судьбы разлетится вдребезги.

Безусловно, сожительницы павших героев, как и их незаконнорождённые дети, имеют право на заботу и поддержку государства. Однако такую поддержку можно организовать и без приравнивания сожительства к реальному, зарегистрированному браку.

Настоящая цель законопроекта 539969-8 - это добить российскую семью, окончательно стереть грань между добром и злом, браком и блудом.

Тем более ужасно, что подобная законодательная инициатива была выдвинута именно в Год семьи.

Остаётся надеяться, что гражданское общество и силовики смогут совместными усилиями приструнить современных «Людовиков» из институтов, экспертов и их высоких покровителей.

«Пленку» надо снимать и обсуждение законов,  касающихся чувствительных прав граждан, пора делать подлинно народными, как сказал президент.

P.S. Как вы думаете, каким будет заключение этих системных игроков на любую инициативу, например, ограничивающую аборты? Или меняющую принципы семейной политики? Вот!  И вы знаете ответ, но мы  видели и вариант ответа, где  сказано, что любые ограничения повлекут угрозу для здоровья женщин и детей - при этом то, что аборт убивает детей и какая угроза тогда их здоровью не ясно. Но гораздо больший цинизм сквозит во фразе: «это вызовет рост числа социальных сирот». И это в стране, где очередь на отказников достигает 100 семей на ребенка, а рождаемость упала до такой степени, что такого не было за всю историю наблюдений.

Смысл ответа:
«нищебродов наплодят, лучше убить» - и в этом вся суть «экспертов» эпохи вакханалии либерализма. Абортирование детей и семьи, как идеология, как норма права, правда чьего права? И ведь страна много лет «играет» по заданным кем-то правилам. Вот так и «крадутся» страны, системы, отрасли, души.

Спасибо что дочитали, теперь вы понимаете и видите   больше.

15 Марта 2024 в 07:37
3714