Уже несколько месяцев американскую экономику мучает нестерпимая инфляция. Вот помесячные значения инфляционного роста цен в США (на годовой основе, %): январь – 7,5; февраль – 7,9; март – 8,5; апрель – 8,3; май – 8,6; июнь – 9,1. По итогам июня инфляция выросла до новых максимумов за последние 40 лет. Это самый высокий показатель с декабря 1981 года.

Чтобы как-то сгладить неприятную картину, Министерство труда США стало считать так называемую базовую инфляцию. То есть рост цен без учета таких товарных групп, как энергоносители и продовольствие. Такая базовая инфляция составила также немалую величину – 5,9% в июне. А продовольствие и энергоносители они не включают в расчет, рассматривая их как «искажающие факторы». Правда, конечным «искажающим фактором» называют Россию: мол, это она спровоцировала стремительный рост цен на мировых рынках на энергоносители и продовольствие. Некоторые американские эксперты идут еще дальше: они таким «искажающим фактором» называют Владимира Путина. Даже Джо Байден назвал наблюдающийся в Америке инфляционный рост цен «налогом Путина».

И президент Джо Байден, и глава Федеральной резервной системы США Джером Пауэлл считают, что в сфере экономики двумя главными угрозами Америке являются рецессия (спад) и инфляция. Но если рецессия еще где-то маячит на горизонте, то инфляцию  каждодневно наблюдают миллионы американцев и каждодневно от нее страдают.

Поэтому Джером Пауэлл и руководимая им ФРС США взяли курс на ужесточение денежно-кредитной политики – проверенное средство борьбы с инфляцией. До этого с некоторыми перерывами Федеральный резерв с 2008 года проводил курс на смягчение денежно-кредитной политики. Во-первых, это проявлялось в том, что постепенно ключевая ставка опускалась, была доведена почти до нулевой отметки. Во-вторых, происходило увеличение денежной массы; оно осуществлялось путем скупки американским Центробанком на финансовом рынке казначейских облигаций и ипотечных бумаг. В результате такой политики (называемой количественными смягчениями) активы ФРС США выросли с 0,8 трлн долл. в конце 2007 года до 8,9 трлн долл. в начале нынешнего года. Рост примерно в 11 раз. Следовательно, примерно в такое же количество раз выросла и долларовая масса.

Период с начала 2020 по начало 2022 г. – время, когда Федеральный резерв казался спящим. В этот период времени ключевая ставка американского Центробанка находилась на уровне плинтуса 0 – 0,25%. А вот с февраля 2022 года ФРС США пришла в большое оживление. И всегда осторожный в своих словах Джером Пауэлл стал более смелым. Он без привычных полунамеков и двусмысленностей заявил: Федеральный резерв берет курс на ужесточение денежно-кредитной политики и будет ее проводить столько, сколько потребуется для уничтожения инфляции (вернее, для ее снижения до уровня 2-3 процента).

16 февраля комитет ФРС США по операциям на открытом рынке (FOMC) повысил ключевую ставку на 0,25 процентных пункта (25 базисных пунктов), и она стала равной 0,25-0,5%.

Следующий шаг был сделан 4 мая, когда ключевая ставка была повышена сразу на две стандартные «ступеньки» (т. е. на 50 базисных пунктов), и она стала равняться 0,75-1,0%.

Ещё один шаг был сделан 16 июня. Этот шаг имел большой резонанс как в США, так и за их пределами. Федеральный резерв поднял ключевую ставку сразу на три «ступеньки» (на 75 базисных пунктов), доведя ее значение до 1,50 - 1,75%. Последний раз такой прыжок на три «ступеньки» Федеральный резерв делал в 1994 году.

И наконец, 27 июля из Вашингтона пришла новость, что FOMC сделал еще один шаг. Он еще раз поднял ключевую ставку на три «ступеньки». Теперь ее значение равняется 2,25-2,50%. В очередной раз вину возложили на российскую спецоперацию.

Чтобы два раза подряд ФРС делала прыжки на три ступеньки – такого в послевоенное время не случалось.

Каковы последствия последнего повышения ключевой ставки ФРС США для российской экономики? В былые времена можно было бы уверенно сказать, что они были бы существенно-негативными. Повышение ключевой ставки подобно действию магнита, притягивающего капиталы в США из других стран. И, стало быть, ослабляющих экономики других стран. Однако события на Украине и санкционная война коллективного Запада привели к тому, что в России в феврале-марте ввели ограничения на трансграничное перемещение капитала, а это нейтрализует действие «магнита». Так что негативных последствий повышения ключевой ставки ФРС США для российской экономики, по мнению большинства отечественных экспертов, быть не должно.

Повышение ключевой ставки дополняется шагами по «количественному ужесточению». То есть продажей Федеральным резервом из своего портфеля тех самых казначейских и ипотечных бумаг, которые он накапливал годами. На три летних месяца установлен норматив ежемесячных продаж казначейских облигации на сумму 30 млрд долл. и ипотечных бумаг на 17,5 млрд долл. В сентябре объем продаж будет удвоен – до 60 млрд долл. для казначейских облигаций и 35 млрд долл. для ипотечных бумаг.

Фондовый рынок США моментально отреагировал на новость о повышении ключевой ставки. 27 июля к 22 часам по московскому времени индекс Dow Jones вырос на 1,15%; индекс S&P 500 – на 2,25%; индекс NASDAQ Composite – на 3,6%.

У всех аналитиков вопрос: насколько крепок организм американской экономики, сумеет ли он перенести сильное лекарство от инфляции под названием «денежно-кредитное ужесточение»? Некоторые полагают, что даже нынешняя доза лекарства чревата тяжелыми последствиями. Главный стратег Morgan Stanley по акциям в США Майк Уилсон считает, что сейчас инвесторы не должны вкладывать свои деньги в акции, несмотря на скачок фондового рынка после решения ФРС повысить ставки на 75 базисных пунктов. Рынок американских акций продолжит падение из-за экономического спада, предупредил Уилсон. «Рынок всегда растет, как только ФРС повышает ставку, но пока не начнется рецессия. Маловероятно, что на этот раз будет большой разрыв между окончанием кампании повышения ФРС и рецессией», — сказал он.

Часть экспертов склоняется к тому, что кратковременное лечение (повышение ключевой ставки максимум еще на две – три «ступеньки») организм американской экономики выдержит. А вот если военные действия на Украине и санкционная война затянутся, цены на энергоносители и продовольствие на мировых рынках будут оставаться на беспрецедентно высоких уровнях. И тогда, если ФРС США поднимет ключевую ставку на следующем заседании FOMC 20-21 сентября даже на четыре ступеньки, инфляция в Америке не уйдёт. А вот спад будет неизбежным и почти немедленным. Разрушительные последствия спровоцированного таким образом Федеральным резервом экономического кризиса трудно даже оценить.

Единственным плюсом такого кризиса может стать лишь то, что цены при вхождении экономики в фазу депрессии (следующая за рецессией стадия) начнут падать. И инфляция будет побеждена. Подобный способ борьбы с инфляцией мне напоминает мрачную шутку, что лучшим лекарством от головной боли является гильотина.

P.S. Только что обнародованы макроэкономические данные Министерства торговли США по итогам второго квартала 2022 года. Экономика США во втором квартале сократилась на 0,9% в пересчете на годовые темпы. Напомню, что в первом квартале ВВП США снизился на 1,6%. Сокращение ВВП два квартала подряд соответствует техническому определению рецессии. О наступлении рецессии также сообщило Национальное бюро экономических исследований (NBER), и его определение рецессии отличается от технического. Для NBER рецессией является существенное сокращение экономической активности в масштабах всей экономики, продолжающееся несколько месяцев. Инвестиции бизнеса в основной капитал во втором квартале снизились на 3,9%, а расходы федерального правительства уменьшились на 1,9%.

И эти новости появились спустя всего два дня после того, как Джером Пауэлл, объявляя о повышении ключевой ставки, заявил, что признаков рецессии (спада) в американской экономике нет.

30 Июля 2022 в 11:20
737