Вопрос необходимости единого государственного экзамена по истории, поднятый министром образования России Ольгой Васильевой 20 февраля на конференции «История России в ХХI веке глазами школьников», пробудил разнообразные толки в педагогическом сообществе. «Не может человек, пройдя 11-летнее обучение, не знать своей истории», - уточнила глава Минобрнауки. И хотя Васильева подчеркнула, что вопрос обязательного ЕГЭ по истории требует обсуждения, проработки, но учителя взволнованы возможностью его поспешного внедрения в практику.

Перспективам введения единого госэкзамена по истории и повышению уровня исторической грамотности школьников была посвящена пресс-конференция, состоявшаяся в петербургском отделении ТАСС 6 марта. Экспертами на ней выступили заслуженный учитель России, лауреат премии Президента РФ в области образования Игорь Карачевцев, учитель истории гимназии № 116, победитель Всероссийского конкурса «Педагогический дебют» Илья Демаков, заместитель директора по учебно-воспитательной работе, учитель истории и обществознания Академической гимназии № 56 Олег Катренко, доктор исторических наук, профессор, заведующая кафедрой всеобщей истории Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена Татьяна Кудрявцева, кандидат педагогических наук, доцент кафедры методики обучения истории и обществознанию Российского государственного педагогического университета имени А.И. Герцена Дмитрий Кузин.

Педагоги настороженно встретили инициативу министра образования. С одной стороны, преподаватели истории рады тому, что на государственном уровне акцентирована важность этого учебного предмета для воспитания у школьников гражданской ответственности и патриотизма. С другой стороны, система преподавания истории в школе сейчас находится в стадии реформирования и требует доработки, а поспешность с новым ЕГЭ может обесценить хорошую идею.

«В настоящее время еще не закончен переход структуры исторического образования от концентрического к линейному методу изучения. Открытым остается вопрос, что будет изучаться в 11 классе, и ответа до сих пор нет. Может быть, в связи с идеей ЕГЭ по истории, программа выпускного класса будет сконцентрирована на подготовке к новому экзамену», - высказал предположение Игорь Альбертович Карачевцев.

По его свидетельству, историю дети знают плохо, и, может быть, введение ЕГЭ мобилизует их желание получить знания. Но в старших классах по большей части не преподают, а натаскивают на запоминание. На знакомство с тем, что стоит за датами, именами не хватает времени. Дети будут знать факты - что в первую очередь проверяется на ЕГЭ, а будут ли понимать историю, причинно-следственные связи, альтернативные точки зрения - вопрос спорный.

Эту же мысль поддержал Олег Николаевич Катренко, отметив, что сама идея введения ЕГЭ по истории согласуется с мировой практикой. Другое дело, возможно, что учащимся, ориентированным на технические вузы, достаточно предложить базовый уровень контрольно-измерительных материалов (КИМов) по истории. Однако, ограничивать знание истории только запоминанием дат, событий недостаточно, надо, чтобы учащиеся могли анализировать исторические события, критически относиться к источникам информации. Инициатива приемлема, но должна быть проведена состыковка с учебным материалом и выделены базовый и профильный уровни.

Часть педагогов видит проблему в том, что в случае введения всеобщего ЕГЭ по истории, для учителей и для детей возрастет нагрузка, ложащаяся на выпускной класс, так как существующая практика ЕГЭ предполагает, что до 45% вопросов на экзамене касаются истории 20 века, изучаемой именно в 11 классе.

Скептическую позицию по введению ЕГЭ занимает и Дмитрий Александрович Кузин, указывая на отсутствие системности в современном состоянии преподавания истории. Программы по истории перегружены огромным количеством фактов, не соответствующих объему часов, отведенных на предмет в школе. По его мнению, пока не утрясены проблемы, риск, что ЕГЭ превратится в натаскивание для получения результата, велик, а целью ставится гражданская позиция, патриотизм, критическое мышление, которое нигде дальше не проявляется, потому что система образования настроена не на воспитание, а на компетенции.

Но, кроме проблем в средней школе, существуют проблемы в вузах, готовящих учителей истории. Прежде всего, они связаны с тем, что каждый год в вузах сокращается количество часов на базовые систематические курсы по истории. «Нас опять предупредили, что грядет дальнейшее сокращение базовых дисциплин по истории за счет общепедагогических компетенций, - с горечью призналась Татьяна Владимировна Кудрявцева. - На каком этапе замечательные слова министра образования обращаются в противоположность? Кто придумывает, что надо готовить не учителей - предметников, а абстрактного учителя, нашпигованного некими приемами для лицедейства перед школьниками и неважно, что он будет преподавать?!»

«Теоретически мы все "за", так как убеждены в важности истории для формирования гражданина и патриота своей Родины. История - это осознанный патриотизм, позволяющий гордиться нашей славной, трагической историей, питающей великую русскую культуру. К чему приводит потеря исторической памяти, мы видим на примере Украины, - отметила Кудрявцева. - Надо говорить о пересмотре исторического образования, начиная со школьной скамьи и до вуза. Кого в результате мы хотим получить - манкурта? Общество легкоуправляемых зомби? Тогда да, надо уничтожать историческое образование и учителей истории».

Все педагоги сошлись во мнении, что, прежде, чем всеобщий ЕГЭ будет введен, должна быть проделана большая работа по подготовке методических и прочих условий, чтобы экзамен не превратился в очередную формальность. Важно подготовить экспертов, которые будут проверять результаты ЕГЭ, так как есть вопросы, которые очень сложно оценивать, мнения экспертов расходятся. «Историческое образование имеет силу, лишь когда оно систематическое, а не фрагментарное, в зависимости от ситуации и политической конъюнктуры», - подытожил высказывания коллег И.А. Карачевцев.

Анна Бархатова, специальный корреспондент Русской народной линии
09 Марта 2017 в 10:14
14999