Законопроект № 1150148-7 «О внесении изменений в ФЗ «Об образовании в РФ» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/1150148-7), на первый взгляд, носил вполне невинную задачу – позволял региональным и муниципальным властям организовывать обучение по программам профессиональной подготовки по профессиям рабочих и должностям служащих. В том числе – в школах, в рамках ранней профориентации. Хотя и это только на первый взгляд, о чем мы еще порассуждаем ниже. Большинство граждан и СМИ обратили на него внимание уже после одобрения Госдумой, когда в Совете Федерации случился скандал с очередным пятном на репутации министра просвещения Сергея Кравцова (ему не привыкать).

«Я не могу удержаться, чтобы не сказать о том, что очень странную позицию занял министр просвещения. Понимая, что допущена ошибка, Совет Федерации должен действовать строго в правовом поле. Вместо того чтобы занять конструктивную позицию, вместе поработать, исправить, он включил все свои рычаги, ну, правда, рычаги слабые, чтобы надавить на Совет Федерации, чтобы мы приняли закон с ошибкой, против отклонения. Это вообще ненормальный стиль для руководителя такого уровня, мне стыдно за его действия», эмоционально заявила Матвиенко .

О какой именно ошибке говорила глава СФ? В части 3 статьи 16 273-ФЗ «Об образовании» на сегодня упоминается перечень профессий и специальностей среднего профессионального и высшего образования, реализация образовательных программ по которым не допускается с применением исключительно электронного обучения, дистанционных образовательных технологий. В редакции документа, вышедшего из Госдумы, предполагалось убрать слово «исключительно» из всей ч. 3, тогда как по смыслу поправок его надо было удалить только из первого предложения. То есть в случае одобрения СФ надо было создавать новый перечень профессий, для обучения которым электронное обучение и дистант не допустимы в принципе. В целом это было бы неплохо – тогда нельзя было бы вообще применять «онлайн» для подготовки, в частности, поваров, врачей, музыкантов... Министру Кравцову было так важно поскорее протащить документ, что он призывал Матвиенко закрыть глаза на нестыковку – за что и огреб по полной от более опытной дамы-политика.

Но чуть позже, при анализе всех поправок ко второму чтению в данный ПФЗ, утвержденных депутатами, выяснилось, что за «мухой» юридической неточности глава Совфеда и многие другие эксперты не заметили «слона». Оказывается Кравцов с командой цифролоббистов воспользовался поправками, чтобы выполнить России поручение президента :

«д) внесение в законодательство РФ изменений, предусматривающих:
применение с 1 января 2023 г. исключительно государственных информационных систем (ресурсов) при реализации основных общеобразовательных программ и образовательных программ среднего профессионального образования с использованием электронного обучения, дистанционных образовательных технологий, сопряженных с обработкой персональных данных обучающихся».


То есть вместо ранней профориентации служащих регионов в этот же ПФЗ совершенно не к месту вбухали внедрение государственных информресурсов для цифрового образовательного контента в каждой школе и колледже, где в каком-либо виде используется ЭО и ДОТ. И сюда же добавили широчайшие полномочия Минпросвета по ведению реестра, экспертизы и одобрения цифрового образовательного контента (в том числе – от частников). По сути, речь идет об узаконении на государственном уровне платформ онлайн-уроков во всех школах России. А если на стене висит ружье, в последнем акте оно обязательно выстрелит.

Теперь становится понятно, почему в Стратегии цифровой трансформации образования-2021, опубликованной на сайте Минпросвета и подготовленной под руководством «цифрового» вице-премьера Дмитрия Чернышенко сказано следующее:

«до 2024 года 33% уроков в каждом классе должны будут проводиться с использованием цифрового образовательного контента, а 100% школьников смогут получить по запросу его «таргетированную подборку», будут участвовать в реализации сетевых программ обучения с использованием видеочатов и других средств коммуникации;
90% документооборота образовательных организаций к 2024 году должно осуществляться исключительно в электронной форме. К этому же моменту планируется перевести все школы на безбумажные технологии в организации образовательной деятельности – то есть непосредственно в обучении будет произведен отказ от бумажных учебников и тетрадей, от чистописания ручкой, от чертежей карандашами и т.д. Это автоматически означает перевод всех обучающихся на цифровые образовательные сервисы (платформы) персонализированного обучения, которые будут предоставлять электронные учебники и тетради;
к 2030 году проверка 50% домашних заданий школьников будет доверена искусственному интеллекту. И 100% педагогических работников должны будут (а не просто «обеспечиваются возможностью») использовать сервис по автоматизированному планированию и таргетированному подбору соответствующего контента».


Также логично объясняется и желанный для цифролоббистов итог внедрения эксперимента ЦОС в 15 регионах, как они сами его и прописали: распространение ЦОС на всю страну. То есть данные поправки в ФЗ «Об образовании» с аргументацией типа «раз уж «прогресс» не остановить, и «цифровая школа» неизбежно будет замещать традиционную, давайте делать это на государственных платформах» позволяют продвигать цифру уже с начальных классов на всех уровнях обучения. Создавать систему, которая вскоре неизбежно вытеснит живого учителя, традиционную систему оценок и т.д. Очень жаль, что всего этого Валентина Ивановна как бы не заметила, а обратила внимание только на «вычеркивание двух слов»…

Приведем конкретные цитаты из ПФЗ, иллюстрирующие агрессивное продвижение цифры на всех образовательных фронтах – при полном прикрытии Минпросвета. В статью 18 273-ФЗ «Печатные и электронные образовательные и информационные ресурсы» вносится очень мощная поправка, согласно которой школы в рамках работы по образовательным госпрограммам наравне с аккредитованными государством учебниками и учебными пособиями теперь могут выбирать:

«электронные образовательные ресурсы, входящие в федеральный перечень электронных образовательных ресурсов, допущенных к использованию при реализации имеющих государственную аккредитацию образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования».

Федеральный перечень этих электронных ресурсов, равно как одобрение и осуществление их экспертизы, как и прописывание критериев для этой экспертизы, порядок и форма отбора экспертных заключений и т.д. – все отдается на откуп ведомству Кравцова. Становится понятно, почему министр так «топил» за скорейшее принятие ПФЗ – это ж какая золотая жила для него и его цифровой команды в Минпросвете. Они будут «с барского плеча» пускать частников-хозяев платформ в школы, это право у министерства прописано в монопольном порядке. И конечно это по факту станет полным узаконением электронного образования – вдобавок к тем обязательным процентам оцифровки, которых надо достичь согласно стратегиям, федеральным проектам и приказам Минпросвета и Минцифры.

Еще одна важнейшая поправка, которую по документу предлагается внести в статью 16 273-ФЗ «Реализация образовательных программ с применением электронного обучения и дистанционных образовательных технологий». Она утверждает обязательное использование ГИС при «электронном обучении» в школах:

«При реализации основных общеобразовательных программ и образовательных программ среднего профессионального образования с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий, предусматривающих обработку персональных данных обучающихся , организация, осуществляющая образовательную деятельность, должна использовать государственные информационные системы, создаваемые, модернизируемые и эксплуатируемые для реализации указанных образовательных программ».

Однако если кому-то кажется, что таким образом осуществляется «суверенизация» цифрового обучения – это совершенно не соответствует действительности. Достаточно взглянуть на активно ныне раскручиваемую вполне себе государственную платформу «Цифровой образовательный контент» (ЦОК https://educont.ru/), учредителями которой являются Минпросвет, Минцифры и… Университет «Иннополис» в Татарстане. Последнее заведение курируется (https://innopolis.university/about/) тем же вице-премьером Чернышенко и министром цифры Шадаевым, тесно сотрудничает с «Национальной технологической инициативой» (НПО форсайтщика-трансгуманиста Дмитрия Пескова, основателя АСИ, автора форсайт-проектов «Образование-2030» и «Образование-2035»), готовят там исключительно айтишников/программистов/робототехников, а занятия проходят только на английском языке – воистину высшая степень прогресса и нацсуверенитета!

Так вот, в рамках проекта ЦОК подписчикам, сдавшим свои ПД цифровикам, предлагаются все те же знакомые платформы, вызвавшие возмущение родителей при добровольно-принудительном «ковидном» дистанте – «Сберкласс» (постоянный фигурант материалов «Катюши» ), «Учи.ру», «Фоксфорд»… И подобные ГИС с цифровым образовательным контентом частных контор, согласно поправкам в 273-ФЗ, должны работать во всех школах, использующих ЭО и ДОТ (то есть во всех школах России!), к 1 января 2023 г. И это прописывается даже до подведения предварительных итогов эксперимента ЦОС в 15 регионах страны!

Теперь вкратце об очевидных рисках. Эта псевдонационализация «цифровой школы» одновременно с жестким ее насаждением с применением федерального (правительственного) админресурса не решает ни одной проблемы, которые таит в себе использование ЭО и ДОТ. Здесь снова ни слова нет о высоких рисках для здоровья и развития детей от погружения в «электронное образование». У Минпросвета и Минздрава до сих пор нет ни одного серьезного исследования, доказывающего эффективность и безопасность как железной, так и информационной цифровой составляющей ЦОС/МЭШ/онлайн-курсов и т.д. Тут нельзя не вспомнить п. 1 ст. 27 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»:

«Условия работы с машинами, механизмами, установками, устройствами, аппаратами, которые являются источниками физических факторов воздействия на человека (шума, вибрации, ультразвуковых, инфразвуковых воздействий, теплового, ионизирующего, неионизирующего и иного излучения), не должны оказывать вредное воздействие на человека».

А также приведем пп. 8 п. 1 ст. 41 273-ФЗ «Об образовании в РФ», которым устанавливается, что охрана здоровья обучающихся включает в себя «обеспечение безопасности обучающихся во время пребывания в организации, осуществляющей образовательную деятельность». Ну и разумеется вспомним п. 9 ст. 13 273-ФЗ:

«Использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается».

Серьезных научных исследований/статей/монографий/заявлений выдающихся ученых о том, что мертвое машинное обучение, длительная работа за компьютером, не говоря о телефоне и планшете, негативно сказывается почти на всех функциях организма, великое множество. «Катюша» регулярно освещает эти факты – в частности, мы писали о масштабном исследовании экс-руководителя НИИ гигиены и здоровья детей при Национальном медцентре здоровья детей Минздрава РФ Владислава Кучмы и его коллектива научных работников, которое прошло рецензирование академиков РАН и РАО, множества докторов наук и профессоров. Речь о материале «Особенности жизнедеятельности и самочувствия детей и подростков, дистанционно обучающихся во время эпидемии COVID-19» . Приведем только основный вывод Кучмы сотоварищи, про многочисленные жалобы и проблемы со здоровьем обучающихся на дистанте можете почитать сами по ссылке выше:

«Дистанционное обучение детей и подростков в условиях эпидемии новой коронавирусной инфекции (COVID-19) показало, что современная цифровая школа не располагает безопасными для здоровья технологиями онлайн-обучения, включая электронные средства доставки учебной информации в зависимости от возраста и состояния здоровья обучающихся. Необходим государственный заказ на проведение широкомасштабных многоцентровых исследований по обоснованию системы гигиенической безопасности цифровой школы с соответствующим финансированием».

Материалы и лекции специалистов про опасность цифры для развития и организма человека можно приводить бесконечно. Вот еще пара цитат. Профессор психиатрии Ульмского университета, директор центра нейронауки Психиатрической университетской клиники в Ульме, автор множества исследований и монографий по исследованию мозга (в том числе мирового бестселлера «Антимозг: цифровые технологии и мозг») Манфред Шпитцер:

«Частота использования гаджетов влияет на способность человека к концентрации, на его психическое здоровье. Ухудшается сон, растет число ДТП – это уже доказанные вещи. Перед отходом ко сну дети не должны использовать цифровые приборы. Психика – это мой профиль, так что могу точно сказать: использование электронных устройств повышает уровень страха, агрессии, депрессивности, снижает эмпатию, уровень удовлетворенности жизнью, провоцирует возникновение различных зависимостей. Мы также проводили сравнение работы мозга после приема и зависимости от наркотиков, сравнивая это с цифровой зависимостью – в частности, от пользования соцсетью Facebook. Эффекты совершенно идентичны – чем дольше пользуется человек соцсетью, тем более ухудшается его настроение и чувство удовлетворенностью жизнью, тем больше хочется там оставаться.

Американское исследование случаев самоубийств среди нескольких десятков тысяч людей показало, что среди активных пользователей соцсетей этот риск повышается на 30% среди мужчин и на 100% среди женщин. Также было зафиксировано двойное увеличение таких случаев среди несовершеннолетних. Со смартфонами все тоже не так просто: если телефон просто лежит на столе, в зоне близости к ребенку, он уже отвлекает его внимание. Если же телефон далеко, тогда внимание ребенка концетрируется намного лучше. Постоянное использование гаджетов приводит к снижению успеваемости ребенка в школе, особенно по математике. Использование компьютеров в школах, как показывают европейские исследования PISA, провоцирует ухудшение успеваемости. Что касается здравоохранения, образования, защиты нас и наших детей в будущем – все это нельзя отдавать на откуп растущим аппетитам IT-гигантов. Меня очень сильно беспокоит, что никаких жестких защитных мер властями не предпринимается. Ближайшая перспектива – уничтожение учителя как класса. Хотя на самом деле компьютер должен быть привязан к учителю, а не наоборот».


Председатель Российского национального комитета по защите от неионизирующих излучений, доктор биологических наук, член научно-консультативного комитета Международной программы по неионизирующим излучениям ВОЗ, эксперт IARC (Международное агентство по изучению рака), лауреат Премии Правительства РФ в области науки и техники, соавтор книги «Сотовая связь и здоровье» Олег Григорьев:

«Заявляю как радиобиолог с огромным опытом, как эксперт ВОЗ и IARC: электромагнитное поле Wi Fi — это риск функциональному состоянию, здоровью и когнитивным функциям детей. Для детей до 5-го класса Wi Fi должен быть полностью исключен. Остальным возрастам — ограничен, но всю полноту ответственности за риски должна нести администрация школы. В принципе, большего неспециалистам знать не нужно — суть я озвучил предельно ясно.

Вопрос электромагнитных «детских» норм давно остро стоит на повестке дня, даже отраслевая наука под крылом Минцифры выступает за такую регламентацию. Если (наши власти, чиновники от образования, Роспотребнадзор и т.д.) хотят детей видеть идиотами - тогда пусть ставят Wi Fi в школах. Это вовсе не фигуральное выражение в данном случае. Если они хотят увеличивать риск онкологии и комплекс астено-вегетативных заболеваний — то же самое.

И еще один важный момент — сейчас любят замыливать эту тему дискуссиями с участием непрофессионалов. Мне кажется, дискуссии по сугубо научным вопросам, в которых участвуют люди без специального образования, не целесообразны. (Властям) необходимо принимать точку зрения экспертов. В Российской Федерации я — единственный член рабочих групп ВОЗ и Международного агентства по изучению рака в области гигиены неионизирующих излучений, в том числе с решающим голосом по критериям канцерклассификации радиочастот в периоде 2020-2024 гг. Очень надеюсь, что к ученым наконец начнут прислушиваться».


Это были свежие высказывания специалистов от 2021 г., а есть еще монографии, например - Мартынова З. Е. Влияние компьютера на жизнь и здоровье учащихся // ), Шуляк А.С. Компьютер и здоровье // , Макарова Л.В., Лукьянец Г.Н. ГАДЖЕТЫ И ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УЧАЩИМИСЯ ВО ВНЕШКОЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Новые исследования. – 2019. – №1(57); Шарапов А.Н., Догадкина С.Б., Кмить Г.В., Ермакова И.В., Рублева Л.В., Безобразова В.Н. ВЛИЯНИЕ КОМПЬЮТЕРНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ ОБУЧЕНИЯ НА ВЕГЕТАТИВНУЮ РЕГУЛЯЦИЮ СЕРДЕЧНОГО РИТМА, СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТУЮ И ЭНДОКРИННУЮ СИСТЕМЫ ОРГАНИЗМА // Новые исследования. – 2019. – №1(57); Макарова Л.В., Лукьянец Г.Н., Шибалова М.С. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭЛЕКТРОННЫХ СРЕДСТВ В РЕЖИМЕ ДНЯ ПЯТИКЛАССНИКОВ // Новые исследования. – 2019. – №2(58); Безруких М.М., Иванов В.В., Голландцева А.И. ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОКУЛОМОТОРНОЙ АКТИВНОСТИ ПРИ ЧТЕНИИ ТЕКСТА С РАЗЛИЧНЫХ ЭЛЕКТРОННЫХ УСТРОЙСТВ ОТОБРАЖЕНИЯ ИНФОРМАЦИИ У ПОДРОСТКОВ // Новые исследования. – 2019. – №4(60) и многие другие). Имеющихся на сегодня данных более чем достаточно для заключения: без всестороннего и объективного изучения комиссией независимых исследователей последствий внедрения электронного образования принятие новых законов в этой сфере представляется недопустимым. Однако вместо моратория мы видим исключительно цифробесие – причем со стороны персонажей, ранее подписавшихся под документами о недопустимости использования тех же смартфонов в школьном образовании (речь идет, в частности, о г-не Кравцове в его бытность начальником Рособрнадзора ).

Заметим еще, что на сегодня нет апробированных научных психолого-педагогических, методических разработок и заключений для проведения «занятий» с помощью цифрового образовательного контента. Оборудование, используемое для ЭО и ДОТ, не имеет отдельных санитарно-эпидемиологических заключений о соответствии для школы. Действующие СанПиНы по организации обучения в школах не покрывают все ЭСО и технологии, используемые в той же ЦОС.

Другая, не менее значимая опасность ПФЗ связана с тем, что авторы поспешили внести в него положение об обработке персональных данных обучающихся в цифре в рамках ГИС. На практике это приведет к новому витку сбора ПД под угрозой недопущения к изучению основных общеобразовательных программ и образовательных программ среднего профессионального образования, если школа выберет безальтернативное использование ЭО и ДОТ. В случае косвенного принуждения обучающихся к сдаче ПД и предоставления «добровольного», это фактически будет нарушать статьи 23 и 24 Конституции РФ, гарантирующие каждому право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и не допускающие сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Будет нарушена и статья 3 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», которая по сути повторяет Конституцию. Надо четко понимать, что без «цифрового портфолио» и постоянного контроля за всеми проявлениями развития, без скармливания его достижений нейросети вся эта система «персональных образовательных траекторий» просто не сможет работать так, как мечтают цифросектанты, в своих планах уже поделившие нас на касты.

Трансграничный характер передачи персональных данных пользователей цифровых платформ, возможность доступа к ним частных компаний, в т.ч. – иностранных, перспектива сбора полного набора сведений о ребенке, в том числе о его здоровье, психологическом портрете, внеучебных достижениях и т.д. в рамках создания его цифрового профиля, связаны с неустранимыми рисками нарушения приватности и кражи/утечки ПД, использования их преступниками/структурами других государств/частными компаниями в своих корыстных интересах. Тогда как хранение информации об образовании граждан в разрозненном виде и в традиционном формате, в отдельных бумажных архивах школ/университетов намного безопаснее во всех отношениях и автоматически обнуляет приведенные выше риски.

Таков наш уже не очень краткий, хотя и далеко не полный, анализ предлагаемых поправок в ФЗ «Об образовании». С учетом того, какую именно политику в области цифровизации образования проводит Минпросвет, не приходится сомневаться в том, что он постарается максимально использовать предоставленные в ПФЗ безграничные полномочия для форсированного уничтожения традиционной школы со всеми ее ключевыми элементами: занятиями в классе с живым учителем, бумажными учебниками, традиционной шкалой оценок, домашними заданиями, контрольными и экзаменами, фундаментальными предметными знаниями во всех областях (на уровне общего образования) и т.д.

Мы находимся в полшаге от полной замены привычного очного обучения на т.н. «онлайн-курсы» на цифровых платформах (для подавляющего большинства) под контролем алгоритмов нейросети (ИИ), с присвоением каждому ученику «персональной траектории развития» (цифрового профиля/портфолио) с рейтингом личных «достижений», в рамках которой ему придется существовать до конца жизни, в полном соответствии с рынком заказчиков «образовательных услуг» – крупных транснациональных корпораций. Причем пускать человека по траектории будет тот же алгоритм в рамках присваиваемого человеку соцрейтинга – никакого свободного выбора граждан не предусмотрено.

Аналогичная «трансформация» образования в систему социальной инженерии и прямого управления людьми осуществляется по всей планете. Выход из цифровой ловушки только один – полный отказ от прожектов форсайтщиков, объединение всех здравых национальных сил (ученых, общественников, педагогов, родителей, экспертов) для разработки подлинной Стратегии развития образования России с учетом защиты ее нацбезопасности и суверенитета, в которой будет сделан акцент на сохранение и приумножение лучших традиций русской/советской школы, образования, выведшего СССР в мировые лидеры по многим отраслям, в т.ч. в науке, в середине 20 века. В этой стратегии должен быть четко прописан желаемый образ будущего страны и молодого поколения, с опорой на традиционные духовно-нравственные ценности.

В центре нашей системы образования должен находиться человек-творец, его личностное, интеллектуальное и духовное развитие, а не машина, не цифра, не искусственные алгоритмы и не абстрактный научно-технический прогресс и требования инновационного рынка технологий. Договариваться, вести споры на круглых столах, собирать подписи и т.д. становится нецелесообразно. В нынешних условиях надо принимать экстренные меры по сохранению образования, без которого у России как у суверенного государства с образованным, сознательным народом просто нет будущего. Ну а куда именно следует послать анализируемый в материале законопроект – вы наверняка уже поняли.

РИА Катюша

Читайте наш сайт!!!

Подписывайтесь на наш Телеграм

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Поддержать наш проект пожертвованием
23 Декабря 2021 в 12:04
4133