В апреле 2024 г. Росстандарт утвердил национальный стандарт РФ - ГОСТ Р 71345-2024 «Средства обучения. Устройства учебные электронные для детей. Общие требования», который вводится в действие с 1 марта 2025 г. Редакция РИА «Катюша» изучила данный стандарт, непосредственно затрагивающий здоровье подрастающего поколения школьников – и пришла в очень сильное недоумение, мягко говоря. Начнем с того, что разработан он Ассоциацией предприятий индустрии детских товаров (АИДТ), а внесен техническим комитетом по стандартизации ТК 181 «Игрушки и товары для детства». Оказывается, индустрия игрушек у нас теперь устанавливает допустимые средства обучения детей. Неудивительно, что через ГОСТ пытаются легализовать использование в школах шлемов виртуальной реальности, цифровые «образовательные» платформы, смартфоны, интерактивные доски, Wi Fi, камеры наблюдения и видеоконференций (дистанта) на всем пространстве школы. Этот ГОСТ как бы легализует (именно «как бы», потому что налицо противоречие Конституции и федеральным законам) все средства обучения, в отношении которых есть множество научных исследований и фактов от ученых, пострадавших детей и их родителей, свидетельствующих о том, что они причиняют вред психическому и физическому здоровью, развитию несовершеннолетних. Поэтому руководствоваться им – недопустимо.

Одним из разрешенных электронных средств обучения в школе, по ГОСТу, становится шлем виртуальной реальности – «электронное устройство, снабженное видеоэкраном и акустической системой, которое надевают на голову и погружают пользователя в виртуальную реальность» (п. 3.1.16 ГОСТ).

Согласно таблице 5 ГОСТа, определяющей продолжительность использования электронных средств обучения, шлем виртуальной реальности школьники будут использовать начиная уже с 5 класса. С 5 по 9-ый класс на уроке они будут его использовать не более 15 мин., а в школе в течение дня – 30 мин. Для учеников 10-11 классов соответствующие показатели составляют 25 и 60 мин. Однако самое главное заключается в том, что данный ГОСТ предполагает использование шлема виртуальной реальности и дома. Для учеников 5-9 классов продолжительность его домашнего использования установлена в 30 мин., а учеников 10-11 классов - 60 мин. Таким образом, по замыслу разработчиков АИДТ, в виртуальной реальности ученики средней школы должны пребывать ежедневно в течение часа, а старшеклассники – 2 часа.   

Если обратимся к инструкции к шлему виртуальной реальности Gear VR, то увидим, что его производители предупреждают о целом ряде негативных эффектов, которые может вызвать данная продукция. Так, он может вызвать эпилептиформные припадки:  

«У некоторых людей (приблизительно у 1 из 4000) могут возникать сильные головокружения, припадки, приступы эпилепсии или потемнение в глазах, вызванные вспышками света или изображениями, при этом такие ощущения дискомфорта могут возникнуть в процессе просмотра телевидения, во время видеоигры или сеанса виртуальной реальности, даже если ранее они никогда не сталкивались с потемнением в глазах или приступами и не страдают от припадков или эпилепсии. Такие приступы более часто встречаются у детей и молодежи в возрасте до 20 лет. Любому, кто столкнулся с припадками, потерей сознания или иными симптомами, связанными с эпилепсией, необходимо обратиться к врачу до использования шлема виртуальной реальности Gear VR».

При этом дети находятся в особой зоне риска:

«Шлем виртуальной реальности Gear VR не предназначен для использования детьми младше 13 лет, поскольку маленькие дети находятся в критическом возрасте для развития зрительной системы. Взрослым необходимо следить за детьми (от 13 лет и старше), использующими или использовавшими шлем виртуальной реальности Gear VR, в целях своевременного обнаружения любых описанных ниже симптомов, а также им необходимо ограничивать время, проводимое детьми в шлеме виртуальной реальности Gear VR, и обеспечить перерывы в процессе его использования. Необходимо избегать длительного использования шлема, поскольку это может негативно отразиться на зрительно-моторной координации, чувстве баланса и способности одновременного восприятия нескольких источников информации».

Специалисты ранее обращали внимание на отсутствие стандарта, который регламентировал бы основные характеристики VR-техники — качество картинки, яркость, частоту смены кадров, габариты и вес. Регламентов относительно влияния этих гаджетов на здоровье тоже нет. Инструкции по безопасному использованию Rift и Gear VR, опубликованные на сайте Oculus, официально и категорично запрещают пользоваться устройствами детям младше 13 лет. Похожие ограничения можно найти у других производителей VR-техники. В возрасте до 13-14 лет продолжает формироваться зрительная система. Подросткам 13–20 лет настоятельно рекомендуют пользоваться VR-техникой под присмотром взрослых. Старшие должны следить за соблюдением режима и вовремя среагировать, если появятся тошнота, головная боль или другие неприятные ощущения. Динамичный и при этом плохо согласованный сюжет VR-контента не оставляет мозгу времени для анализа поступающей информации и адаптации. Результат – мигрени, тошнота, рвота, резь и «песок» в глазах.

Врач-невролог, к.м.н. Павел Бранд отмечает:

«VR оказывает негативное влияние на орган зрения, а заодно и на все, что с ним связано (может спровоцировать эпиприступ или острое головокружение, например). Кроме того, VR, как и любой игровой гаджет, приводит к гиподинамии».

Другие авторы в качестве самого «безобидного» вреда от виртуальной реальности называют эскапизм – уход (бегство) от трудностей, скуки жизни в вымышленный мир. Практически всех геймеров и любителей виртуального мира можно отнести к эскапистам. Официально эскапизм не считается болезнью, а вот игромания (игровая зависимость) официально признана заболеванием в МКБ-11 от ВОЗ.

Еще одной важной и до конца не осознанной угрозой виртуальной реальности является возможность манипуляции с ее помощью сознанием игрока:

«Еще один минус виртуальной реальности, состоит в том, что сценарии для игр пишут люди. Обычные, наёмные сценаристы со своими комплексами и «тараканами» в голове. Сценарии к виртуальным играм могут использоваться в качестве пропаганды, навязывания мнения или мыслей».

Недавно стало известно о первом случае смерти человека, использовавшего VR-шлем: «У игрока, в ходе VR-аттракциона, закружилась голова и он неудачно упал с высоты своего роста». Физический вред от виртуальной реальности всегда оспаривается авторитетными адвокатами, нанятыми компаниями-производителями или их рекламными агентами. Поэтому призвать их к ответственности практически невозможно.

Психотерапевт Ольга Лукина указывает на опасности, которые подобные игры несут подросткам, которым не хватает родительского внимания и любви, у которых с трудом формируются необходимые коммуникативные навыки, нет уверенности в себе и потому им трудно общаться со сверстниками:

«И они находят «выход»: VR, виртуальное общение и игры. Часто родители вначале даже рады — их ребенок чем-то занят, не достает, не находится на улице, они с готовностью покупают ему новые VR-примочки: шлемы, перчатки и тому подобное. Но позже приходит страшное осознание: самое важное время — с 12 до 17 лет, которое необходимо было подростку для самоидентификации, понимания, кто он и чего хочет от этой жизни, — прошло в виртуальной реальности. Подросток теперь полностью выключен из реального мира, он ничего не хочет, ни к чему не стремится. Ведь реальная жизнь слишком сложная и потому пугающая для этого юного человека, а в виртуальной — он герой и победитель.

Только в этот момент родители начинают бить тревогу и обращаются за помощью к психотерапевту. Вытащить такого подростка в реальный мир очень сложно — необходимо заново реконструировать эмоциональные связи в семье, это очень глубокая, системная работа. Родителям придется осознать, что они сами стали причиной зависимости своего ребенка от игр, от среды VR. (…) Поэтому нужно очень внимательно относиться к таким внешне невинным увлечениям своих детей, как игры в виртуальной реальности. По степени тяжести последствий я бы сравнила такую игровую зависимость с зависимостью от тяжелых наркотиков с той лишь разницей, что игры не оказывают прямого негативного воздействия на физическое здоровье. Но на психике они отражаются так же губительно». (Ольга Лукина. Кто может попасть в зависимость от виртуальной реальности?).

Можно приводить еще много примеров, комментариев врачей и психологов – но пока на этом остановимся. Как видим, шлем виртуальной реальности небезопасен даже для взрослых, а риск для здоровья детей от его использования в самых различных аспектах оказывается гораздо выше. Едва ли разработчики этого ГОСТа из АИДТ не понимают, что приучая учащихся в школе и дома часами сидеть в шлеме виртуальной реальности для выполнения учебных заданий, они прямо провоцируют их использовать данный шлем и для игр. Поскольку речь идет об индустрии детских товаров, скорее всего это и является их истинной целью.

В этом ГОСТе заложено еще немало взрывных механизмов под наших детей. В частности, в нем упоминается (п. 3.1.4) мобильное средство связи (смартфон): «электронное устройство с сенсорным экраном, объединяющее функции персонального компьютера и мобильного телефона».

Сегодня экспертами, педагогами, учеными не оспаривается, что смартфоны не только активно используется детьми для игр, но и опасны для их здоровья. Еще в 2019 г. группа российских ученых завершила длившееся 14 лет исследование по воздействию излучения сотовых телефонов и смартфонов на детей. Выяснилось, что у активных пользователей мобильников замедлилась реакция на световые и звуковые сигналы, заметно возросло число ошибок при письме. А также снизились показатели работоспособности, ослабли внимание и смысловая память.

«На данный момент мы располагаем результатами уникального лонгитюдного наблюдения за детьми, которые пользуются мобильными гаджетами. Важно отметить, что, помимо основной группы, в которую входили дети – пользователи мобильных телефонов (1161 человек), была сформирована контрольная, участники которой обходились без этих устройств (370 человек). Именно факт наличия контрольной группы является неоспоримым преимуществом наших исследований. В результате выяснилось, что у детей, использующих мобильные телефоны, замедлились простые слухо- и зрительно-моторные реакции по сравнению с контрольной группой. Также в 39,7% случаев у пользователей гаджетов зарегистрировали увеличение показателя утомляемости (в 30,3% он был значительным), в 50,7% — снизился показатель работоспособности. Кроме того, исследователи выяснили, что только у 8,5% детей уровень сформированности мелкой моторики руки находится в пределах возрастной нормы», - сообщала «Известиям» кандидат биологических наук, старший научный сотрудник ФГБУН «Институт биохимической физики им. Н.М. Эмануэля РАН» Наталия Хорсева.

В 1996 году была опубликована научная работа, посвященная расчетам поглощения электромагнитного излучения структурами головного мозга, американских исследователей (Gandhi, O., Lazzi G., Furse C). В ней говорится о том, что если для взрослых глубина проникновения излучения равна примерно 37 мм (захватывает около 15% мозговых структур), то для детей и подростков она уже намного больше. Так, для ребенка пяти лет зона охвата составляет до 80% структур головного мозга, а для подростков — до 60%. Следовательно, разговаривая по мобильному телефону, ребенок подвергает электромагнитному излучению практически весь мозг, что неизбежно влечет изменение «физиологического ответа».

Также ученые обращают внимание на то, что в некоторых зарубежных странах уже введены полные или частичные ограничения на использование мобильной связи и Wi-Fi в детских садах и школах. В числе таких стран — Германия (Бавария), Франция, Греция, Италия, Великобритания, Бельгия, Бангладеш, Белоруссия, Узбекистан и Азербайджан.

При этом в 273-ФЗ «Об образовании» прямо сказано, что обучающиеся «не должны использовать средства подвижной радиотелефонной связи во время проведения учебных занятий при освоении образовательных программ начального общего, основного общего и среднего общего образования, за исключением случаев возникновения угрозы жизни или здоровью обучающихся, работников организации, осуществляющей образовательную деятельность, иных экстренных случаев».

Однако в ГОСТе смартфон в качестве разрешенного ЭСО все равно упомянут – его разработчики снова показывают, что им плевать на здоровье нового поколения. Им главное, чтобы обучающиеся имели возможность подключаться к цифровому образовательному контенту со своих «персональных устройств», а также подключались к «информационно-коммуникационной образовательной платформе» (очевидно, речь идет о платформе «Сферум» - «дочке» ООО «ВКонтакте», последовательно дебилизирующей наших детей и ввергающей их в асоциалку).   

Поскольку и смартфон дети могут использовать для множества игр, неудивительно, что АИДТ подготовила почву для возвращения его в школу. 

И это далеко не все «прелести» данного ГОСТа. Согласно п. 5.3.1 ИТ-инфраструктура должна обеспечивать в помещениях образовательных организаций беспроводной доступ к информационным системам и сети Интернет, что предусматривает систему беспроводного широкополосного доступа и систему видеонаблюдения за входными группами. Почему в образовательных организациях непременно должен быть беспроводной доступ к Интернету никак не объясняется, но в п. 5.3.2 содержатся указания на оснащение школ беспроводными сетями Wi-Fi. А вот в методических рекомендациях по цифровым средствам обучения от НМИЦ здоровья детей Минздрава РФ и экспертов РАН прямо было прописано, что Wi-Fi является опасной технологией, и в помещениях для обучения учеников младших классов Wi Fi-передатчики использовать недопустимо (!).

Массовое внедрение беспроводного интернета в школах становится абсолютно безответственным экспериментом Минпросвета над здоровьем наших детей. Подобная безальтернативность прямо противоречит и ст. 21 Конституции РФ, которая гласит:

«Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам».

Авторизация пользователей Wi-Fi сетей образовательных организаций будет осуществляться путем идентификации и аутентификации пользователей через ЕСИА (п. 5.3.3), то есть – через портал Госуслуг. Поскольку в ГОСТе ничего не говорится о том, как будет проходить обучение тех, кто не захочет регистрироваться в ЕСИА, это указывает на то, что детей и их родителей фактически будут принуждать к подобной регистрации, что недопустимо.

П. 5.5 ГОСТ предусматривает оснащение учебных кабинетов образовательных организаций средствами организации видео-конференц-связи для применения дистанционных образовательных технологий. Это сопровождается мантрами про обеспечение равных возможностей для образования обучающихся вне зависимости от места их проживания, однако здесь же говорится и о средствах видеонаблюдения для контроля за процедурой проведения итоговых аттестаций и безопасности обучающихся. Таким образом, речь идет о тотальном видеоконтроле над обучающимися, а также подготовки почвы к регулярному дистанционному образованию (дистанту), которым родители и дети уже наелись досыта в 2020-2021 гг., в пик ковидобесия.

Право на неприкосновенность частной жизни относится к числу основных прав и свобод человека, оно является неотчуждаемым в силу ст. 17 Конституции РФ. Здесь же мы видим, что неотчуждаемые права человека ставятся гораздо ниже интересов цифровизаторов.

Пп. 3.1.2 и 3.1.3 ГОСТ предусматривают использование в образовательном процессе интерактивной доски и интерактивной панели, причем, судя по табл. 5, уже с 5-7 лет и, по мере взросления обучающихся, интенсивность их использования возрастает. Но может быть, надо сначала исследовать воздействие ЖК-панелей на здоровье детей и педагогов? Ведь здесь есть множество пробелов, на что указывает, в частности, доктор медицинских наук, зав. лабораторией комплексных проблем гигиены детей и подростков НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ НМИЦ Минздрава РФ Марина Степанова:

«Интерактивные доски сейчас достаточно энергично модифицируются, поэтому те доски, по которым уже есть какие-то наработанные научные данные, сейчас начинают в какой-то степени устаревать. Новые технические возможности и новые модификации досок требуют таких же исследований и даже, может быть, более развернутого наблюдения».

Сотрудники ФГБОУ ВО СЗГМУ им. И.И. Мечникова Минздрава России из Санкт-Петербурга Янушанец О.И., Петрова Н.А., Беззубенкова Е.Ф., Нелюбова Е.А., Широкова А.Ю. констатируют:

«Чем выше мощность светового потока проектора, тем более велики дальность передаваемого изображения и его формат, тем меньшие требования предъявляется к освещенности помещения, где производится показ. С мощностью светового потока непосредственно связана также яркость изображения. Однако до настоящего времени отсутствуют исследования, а, следовательно, и нормативные требования к характеристикам, определяющим четкость изображения на экране, применительно в образовательной среде в условиях образовательной нагрузки для детей различных возрастных групп. (…)

Предполагается, что расположение интерактивной доски в учебном классе должно соответствовать требования расположения обычной меловой доски, что обеспечивает благоприятные условия для зрительной работы учащихся. Восприятие информации с интерактивной доски сопровождается утомительной работой зрительного аппарата, нежели со стандартной меловой доски». (Янушанец О.И., Петрова Н.А., Беззубенкова Е.Ф., Нелюбова Е.А., Широкова А.Ю. ГИГИЕНИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ТЕХНИЧЕСКОГО ОСНАЩЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, ИСПОЛЬЗУЕМЫХ В ОБУЧЕНИИ ШКОЛЬНИКОВ // Профилактическая медицина–2019: сборник научных трудов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. 14–15 ноября 2019 года / под ред. А.В. Мельцера, И.Ш. Якубовой. Ч. 2. — СПб.: Изд-во СЗГМУ им. И.И. Мечникова, 2019. С. 247)

Независимое от них исследование специалистов Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова выявило следующие факторы риска данного оборудования:

«Излишняя яркость проектора нежелательна - это очень утомляет глаза. (...) Свет проектора очень яркий, он слепит глаза, и при отсутствии антибликового покрытия не позволяет учащимся разглядеть то, что учитель показывает на доске. Особенно страдают те ученики, которые сидят в ряду, над которым установлен проектор. В этом случае для учеников, сидящих в классе, урок с интерактивной доской превращается в настоящую пытку. Со временем такой зрительный дискомфорт не может не сказаться на зрении, как педагога, так и детей. (...) Это подтвердили данные специально проведенного исследований, результаты которого показали, что среди факторов, связанных с использованием электронной доски и способных оказать негативное влияние на самочувствие и состояние здоровья учащихся, почти 60% респондентов-педагогов школ назвали яркий световой поток от видеопроектора, а более 12% - отметили повышение температуры воздуха, субъективно ощущаемое у проекционного экрана» (Гигиенические требования к использованию в школе интерактивных образовательных технологий: Учебно-методическое пособие / коллектив авт.: В.Р. Кучма, М.И. Степанова, И.Э. Александрова; ФГБОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России. М., 2016.с. 5-6).

В 2018 г. журналисты ИА REGNUM 21 ноября 2018 г. обратились в департамент здравоохранения и департамент образования Москвы. Вопросы были простыми: «Проводились ли исследования, доказывающие безопасность работы с досками, действительно ли учрежден премиальный фонд для учителей, использующих панели на уроках, проводились ли общественные слушания при внедрении программы?»

Ни на один из поставленных вопросов ответа до сих пор нет. Напрашивается вывод, что профильные департаменты Москвы не организовывали ни того, ни другого, а просто послушно внедряют дорогостоящую программу цифровизации.

Нам неизвестно, проводились ли в отношении этого ГОСТа независимые научные исследования, которые бы гарантировали его безопасность для психического и физического здоровья детей, всесторонне оценивали бы его влияние на организм детей и персонал школ. Но очень похоже, что нет.

Поскольку ГОСТом предполагается длительное нахождение ребенка за компьютером и иными электронными устройствами, неизбежно ставится вопрос о необходимости соблюдения требования 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»:

«Условия работы с машинами, механизмами, установками, устройствами, аппаратами, которые являются источниками физических факторов воздействия на человека (шума, вибрации, ультразвуковых, инфразвуковых воздействий, теплового, ионизирующего, неионизирующего и иного излучения), не должны оказывать вредное воздействие на человека».

В целом из анализа ГОСТа следует, что т.н. «цифровая образовательная среда» (внедряемая Минпросветом РФ в рамках одноименного федерального проекта нацпроекта «Образование»), составным элементом которой являются перечисленные в настоящем ГОСТе электронные средства обучения, не является безопасной для человека (школьника) средой, что есть прямое нарушение ст. 42 Конституции, гарантирующей каждому человеку право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением.

Также ГОСТ Р 71345-2024 также грубо противоречит п. 9 ст. 13 273-ФЗ «Об образовании»:

«Использование при реализации образовательных программ методов и средств обучения и воспитания, образовательных технологий, наносящих вред физическому или психическому здоровью обучающихся, запрещается».

Вместо того, чтобы поручить разработку рассматриваемого стандарта независимым медикам, педагогам, психологам, нейробиологам и другим ученым экспертам, его поручили производителям и продавцам игрушек, финансовая заинтересованность которых просматривается невооруженным взглядом. Перед нами печальный пример сращивания интересов чиновников и бизнесменов, когда в угоду коммерческим интересам последних первые с готовностью приносят в жертву физическое и психическое здоровье детей. Поэтому ГОСТ Р 71345-2024 должен быть немедленно отменен. Немного успокаивает, что стандартизация вредных для детей ЭСО не равна их безальтернативному и обязательному применению в школах СанПиН и выбор родителей никто не отменял. И каждый может пользоваться научными аргументами (в том числе, из данного материала) в защиту здоровья детей.   

25 Июня 2024 в 09:19
3441