Накануне в светлый и важный праздник – День учителя – президент России по традиции поздравлял педагогов-финалистов всероссийского конкурса «Учитель года-2022» и общался с профильными чиновниками как и в худшие ковидные годы – в режиме «онлайн». Это был разговор о приоритетах в образовательной политике, ее дальнейшем векторе развития, который одобряется первым лицом, поэтому к поднятым в ходе собрания тезисам следует внимательно прислушаться. Что мы и сделали – и получили уже привычный винегрет из заверений в ведущей роли учителя, а параллельно – продвижения «цифрового контента», единой базы данных школьников РФ ФГИС «Моя школа»… все это – якобы в помощь учителю. Однако «Катюша» не раз отмечала жесткое командно-административное давление чиновников-цифровизаторов и их намерение включить в систему каждого ребенка. Похоже, президент действительно воспринимает оцифровку образования как «освобождение учителей от ненужной рутины», хотя о рисках происходящих изменений эксперты, общественники и родители сигнализируют очень давно. Пока в качестве витрины используется только «позитивная» сторона оцифровки, и власти не хотят слышать об обратном, ее темпы будут только нарастать.

Отметим ключевые моменты встречи Путина с лауреатами и финалистами «Учителя года-2022», а также с министром образования Сергеем Кравцовым и другими чиновниками. Без продвижения «цифровой образовательной среды», цифрового портфолио с последующими персональными траекториями детей, цифрового «образовательного контента» (теперь уже – государственного, вроде как проверенного и одобренного Минпросветом) и, собственно, ФГИС «Моя школа» не обошлось. Отметим выступление отмеченной жюри конкурса учительницы из Челябинска:

«Мы знаем, что в силу вступил приказ Минпросвета и поправки в ФЗ «Об образовании» (о праве школ переходить исключительно на электронный документооборот – прим. ред.). Мы очень надеемся, что подключение всех школ страны к ФГИС решит проблему бюрократизации учителей. И также думаем, что было бы очень здорово, если бы эти цифровые технологии были распространены в том числе и на среднее специальное образование, и на дошкольные учреждения». 

Владимир Путин отреагировал крайне позитивно:

«Нужно, чтобы все было стандартизировано, избавлять школы от лишней отчетности – тот шаг, когда все это уместно. Конечно, нужно чтобы Правительство предпринимало все усилия с точки зрения создания информационных систем в сфере функционирования госорганов, чтобы школы могли использовать это в своих интересах, и информация приходила и отправлялась самым легким образом… то, что сделано сегодня благодаря министерству – за это надо Сергея Сергеевича (Кравцова – ред.) поблагодарить…»

Ну а далее воодушевленный министр Кравцов принялся презентовать федеральную цифровую платформу «Моя школа»:

«Нами по вашему поручению создана ФГИС, где надежно защищены персональные данные, которой также могут пользоваться учителя, где есть проверенный контент, также там есть все возможности для облегчения работы учителя. Проведем работу и сделаем такие сервисы доступными для школ и детсадов».

Путин немного смутился и пошутил:

«Вот видите, это благодаря моему поручению оказывается. Я Сергея Сергеевича хвалил, он меня – нам могут сказать, что «кукушка хвалит петуха»… Конечно, надо избавлять деятельность учителей от той ненужной шелухи, которая мешает работать, сосредотачиваться на образовательном процессе…»

Что тут скажешь? Избавлять учителей от ненужной нагрузки, конечно, надо, только под предлогом снятия нагрузки, как помнят наши читатели, был принят ФЗ о праве школы перейти исключительно на электронный документооборот, без дублирования ключевых школьных документов (журнал, дневник, аттестат и т.д.) на бумажном носителе.

Как рассказывала «Катюша», этот переход делает практически невозможным для родителей отказ от автоматизированной обработки ПД детей и их передачи в госбазы и реестры (хотя возможность такого отказа гарантируется каждому Конституцией РФ и профильным 152-ФЗ «О персональных данных»). Под красивыми лозунгами «снижения бюрократической нагрузки на учителей» уничтожается право граждан на учет успеваемости в школах на бумажных носителях. То есть утверждается только электронный журнал и дневник – а это есть основа «цифрового профиля» или электронного портфолио детей, через которое цифросектанты намерены собирать все сведения о человеке и управлять его судьбой по «персональной траектории».

Более того, в случае любого сбоя или хакерской атаки деятельность школ может просто встать, родители и дети могут остаться без доказательств успеваемости и необходимых справок от школ, а те, кто против цифровой обработки и слива персональных данных детей в электронные порталы, будут полностью лишены образования, поскольку их доступ к образовательной системе окажется ЗАКРЫТ — в силу отсутствия в школах бумажной альтернативы. То есть перед нами путь в самый настоящий цифровой концлагерь через образование. И видимо авторы законопроекта не в курсе нашей технологической зависимости от Запада, постоянных утечек ПД (в том числе – детей) и войны с НАТО на Украине.

Против законопроекта об электронном документообороте в школах выступали многие родительские общественные организации, но их аргументы не были услышаны. И вот мы видим, что все это продолжает реализовываться под видом заботы об учителях.  

Еще настораживающие тезисы, прозвучавшие вчера из уст президента России:

«ФГИС «Моя школа» призвана объединить все регионы страны, в том числе для обмена опытом.

Главной задачей на данном этапе реализации программы является обеспечение всех школ страны качественным широкополосным скоростным интернетом».

Мы неоднократно отмечали, что ФГИС «Моя школа» - центр плана цифросектантов в образовании и основа цифровой образовательной среды. Это своего рода «Контингент 2.0», куда будет слит огромный объем данных о школьниках (в том числе – через систему межведомственного электронного взаимодействия) через портал Госуслуг (ЕСИА). Причем министр цифры Шадаев в своем НПА уже запланировал доступ к ПД детей для внешних ИС неких сторонних организаций (!).

По поводу добровольности ФГИС напомним цитату департамента образования Вологодчины Елены Рябовой на педагогическом собрании перед началом этого учебного года:

«С прошлого года ФГИС апробируется в 15 субъектах РФ, а уже с 1 января 2023 г. этот государственный сервис БУДЕТ ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ К ИСПОЛЬЗОВАНИЮ во всех школах страны. Доступ туда будет предоставляться только через ЕСИА (портал Госуслуг), учетная запись ЕСИА – универсальный ключ к получению электронных госуслуг и сервисов.

У нас осталось совсем немного времени, поэтому важно провести работу с педагогами, обучающимися, родителями – чтобы все сервисы ФГИС были доступны им для получения возможности использования качественных цифровых образовательных сервисов (вот такая тавтология от чиновницы – сервисы ради сервисов – прим. ред.).

В связи с этим, уважаемые коллеги, необходимо до 1 сентября обеспечить регистрацию всех педагогов школ области в ЕСИА – как базовое условие доступа во ФГИС «Моя школа», до 1 октября 2022 г. провести разъяснительную работу с родителями, обеспечить им реализацию (реализацию кого/чего? ;)) – прим. ред.) и регистрацию их детей в ЕСИА, и до 1 октября этого года необходимо обеспечить регистрацию педагогов и обучающихся на коммуникативной платформе «Сферум». Обеспечить встраивание верифицированного контента в образовательные программы…», - дала наказ Рябова, далее назвав ответственных за исполнение чиновников.

«Обеспечить регистрацию всех до 1 октября…» - как вам такие методы внедрения «инноваций»? Интересно, все дети и родители на Вологодчине уже на «Сферум», в ЕСИА и в «Моей школе», вместе с учителями? Тогда сообщаем им, что все их личные данные (об образовательном процессе и не только) находятся в единой огромной базе, далеко за пределами ведения отдельно взятой школы, где они учатся. И ничего хорошего с ними не будет, а будут вестись «цифровые портфолио», рисоваться «персональные траектории», вестись самая настоящая образовательная сегрегация, а потом и работодателям потенциальным все эти данные сольют – охотникам за «человеческим капиталом». То есть человек в этой системе сам себе принадлежать не будет, не будет никакого свободного волеизъявления, выбора профессии уже после университета и т.д.

Кстати, ровно год назад, общаясь с финалистами «Учителя года-2021» Владимир Путин произнес просто золотые слова, сторонником которых, очень хочется верить, он является и сегодня:

«Какими бы передовыми технологиями не был насыщен образовательный процесс, они никогда не смогут заменить непосредственного живого общения. Ведь мы же все – люди, не машины, не роботы. И личность учителя, его эмоции, мудрость, теплота, внимание, сила убеждения имеют колоссальное значение в интеллектуальном и нравственном становлении человека. В этом мы еще раз убедились в период дистанционного обучения».

С этим не будет спорить ни один вменяемый человек. Но теперь окружающие президента оцифровщики умело мимикрируют, они продолжают оцифровку детей уже прямо в стенах школ, превращая учреждения в цифровые хабы, часть будущей единой глобальной образовательной экосистемы. Естественно, глобальной, с центром управления  вне России. Об этом проекте подробно рассказывал форсайтщик-сколковец Павел Лукша в одноименном докладе своего международного фонда в 2018 году. И похоже, он искренне верит, что вся эта цифротрансформация традиционного образовательного процесса (а с цифровым контентом и заданиями перед компьютером он уже не будет прежним) вместе с электронными документами и регистрацией в единой базе детей – благо для народа и страны. Увы, в таком случае жестокая реальность может заставить передумать.

РИА Катюша

06 Октября 2022 в 06:09
4094