Министерство образования и науки РФ, вся «прогрессивная научная общественность» страны в настоящее время ориентируется на количественный показатель «производительности труда» ученых – индекс Хирша / h-index. Это наукометрический показатель, предложенный в 2005 году американским физиком аргентинского происхождения Хорхе Хиршем / Horhe Hirsh из университета Сан-Диего, Калифорния. Он является количественной характеристикой «продуктивности» исследодвателя, основанной на количестве и цитирований публикаций. В 2019 году Минобрнауки ввело для ученых и профессорско-преподавательского состава вузов h-index  в международных базах Web of Science (WoS) и Scopus. При этом с 2017 года уже действовало инструктивное письмо  министерства об учёте цитирования публикаций российских учёных на международной платформе WoS. Таким образом, через 15 лет с момента придумки Хирша, российская наука оказалась в тисках его индексов, подсчитываемых по международным базам данных. Даже введение российского  индекса научного цитирования (РИНЦ), стартовавшая в 2005 году, ситуацию не исправило. У экспертного сообщества есть обоснованные подозрения, что такой количественный подсчет «учености» отнюдь не двигает вперед нашу науку, а подчиняет ее «правилам» коллективного запада. В период проведения СВО это вполне можно считать диверсией.

H-index вычисляется на основе нормального распределения числа цитирований работ ученого. Хирш пишет: «Он имеет индекс h, если h из его Np статей цитируются как минимум h раз каждая, в то время как оставшиеся (Np — h) статей цитируются не более, чем h раз каждая». Другими словами, учёный с индексом h опубликовал h статей, на каждую из которых сослались как минимум h раз. Так, если у данного исследователя опубликовано 100 статей, на каждую из которых имеется лишь одна ссылка, его h-индекс равен 1. Таким же будет h-индекс исследователя, опубликовавшего одну статью, на которую сослались 100 раз. В то же время, если у исследователя имеется 1 статья с 9 цитированиями, 2 статьи с 8 цитированиями, 3 статьи с 7 цитированиями, …, 9 статей с 1 цитированием каждой из них, то его h-индекс равен 5.

Российский проект РИНЦ / Russian Science Citation Index (RSCI) стартовал в 2005 году, когда Научная электронная библиотека стала победителем конкурса Минобрнауки на создание национального индекса научного цитирования. На июль 2022 года РИНЦ объединял 944 российских научных журналов. Однако это не главное.  Оказывается, проект поимел соглашения с компаниями Clarivate Analytics и Elsevier, позволяющие делать запросы соответственно в базы данных WoS и Scopus и получать оттуда текущие значения показателей цитирования. В этой истории явно присутствует схема внешнего управления.

Министерство образования и науки РФ в 2016 году разъяснило ситуацию об учёте цитирования публикаций российских учёных на платформе WoS. В письме и.о. директора Департамента науки и технологий Минобрнауки Сергея Матвеева от 26 декабря говорится: «Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 599 “О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки” установлено достижение значения показателя «Доля публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (WoS) 2,4%». Согласно Указу цитирование научных работ рассчитывается с помощью аналитических серверов платформы WoS Core Collection, которая учитывает следующие базы данных научных публикаций:

  • Science Citation Index Expanded (SCI-EXPANDED);
  • Social Sciences Citation Index (SSCI);
  • Arts & Humanities Citation Index (A&HCI);
  • Emerging Sources Citation Index (ESCI).

Важно, что значение показателя рассчитывается по типу документа «статья», поскольку именно в этих документах представлены работы российских учёных, которые содержат рецензируемые экспертами научные результаты. Публикации других типов, такие как аннотации, редакционные материалы и письма не учитываются при высчитывании индекса цитирования научного работника. «В связи с вышеуказанным отмечаем, что массив данных платформы RSCI <РИНЦ> в текущий момент не используется для расчёта показателя, установленного Указом», – написано в письме.

Таким образом, учет публикаций российских ученых идет в настоящее время идет в основном на платформе WoS от Clarivate Analytics, которая индексирует порядка 28 тысяч мировых научных журналов, наиболее рейтинговые из них - 12,5 тысячи изданий по 250 дисциплинам.

В 2019 году Минобрнауки ввело для ученых и профессорско-преподавательского состава вузов уже обязательный показатель - число публикаций в журналах, индексируемых в международных базах WoS и Scopus. Это тот самый h-index Хирша. Именно от него зависит распределение грантов, часто и зарплата ученого, а также его продвижение по служебно-научной лестнице. Таким образом, эти вопросы казались под кураторством западного околонаучного сообщества, которое может, управляя показателями цитирования, влиять на состояние и развитие науки в России.

Такая сдача научной деятельности во внешнее управление несет серьезные угрозы национальной безопасности нашей страны. Вот только основные из них:

  1. Самое главное: с использование индекса Хирша в российскую науку вводится «отрицательный отбор». Продвигаются только консервативные научные школы, участники которых цитируют самих себя и наиболее маститых коллег. Именно они «сидят» на грантах государственных институтов развития и тормозят новые идеи, цитируемость которых по определению минимальна. Государство продолжает финансировать старые научные проекты, которые тормозят приход всего нового, в том числе возникающего на стыках наук. Западные спецслужбы могут использовать манипулирование h-index’ом для отвлечения ресурсов РФ на ложные научные цели.
  2. Обязательная публикация работ наших ученых на западных платформах дает возможность тамошним «охотникам за головами» / head hunters оперативно отслеживать все новые научные подходы, которые не применяются в России под давлением «успешных научных школ». Работники HН из закрытых исследовательских центов типа DAPRA и NASA, получают возможность легкой вербовки научных кадров, не востребованных в России.
  3. В условиях полного отсутствия контрразведывательной работы по линии бывших 1-х отделов наблюдается массовая утечка сведений, потенциально составляющих гостайну через публикацию статей на западе.
  4. Одновременно «мировое научное сообщество» блокирует научные работы российских ученых, связанных с энергетической, климатической, тектонической и иными темами, противоречащими принятыми глобалистами трендами развития до 2030 года в рамках надгосударственных институтов.
  5. «Цифровизация» в Минобрнауки связывается не с созданием дискуссионных площадок межвузовской практики, а к разработке количественных оценочных категорий под KPI, в которых не исследуется вопрос оригинальности идей, не задействуется в полной мере система анализа текстов «антиплагиат», на которой можно построить надстройку по выявлению искусственных перекрестных ссылок цитирования с четким определением первоисточника идеи каждой научной статьи. Таким образом, развитие российской науки намерено тормозится.

Еще Александр Пушкин в маленькой трагедии «Моцарт и Сальери» писал, что будет, если «проверять алгеброй гармонии». Ничего хорошего. Так и с индексом Хирша. Количественная оценка «производительности труда» ученых не для российской науки. Слава Богу, СВО дает нам возможность прекратить эту историю и выйти из соглашений по обмену научной информацией с частными транснациональными корпорациями, которые являются частью Нового дивного мира глобалистов им.Клауса Шваба. Это один из тех моментов, которым необходимо заняться в первую голову.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

07 Февраля 2023 в 03:22
10811