11 октября Правительство РФ приняло Постановление, утверждающие новые правила использования ЭО и ДОТ. Буквально в августе «Катюша» разбирала проект этого нормативного акта, и надо заметить, что он претерпел только косметическую правку. Основное зло в нем сохранилось от «документа-предшественника» – это право школы организовать злополучный дистант/обучение детей на цифровых платформах в любых пропорциях по отношению к занятиям с живым учителем (либо вообще без них) в образовательных программах по своему решению. И учет мнения родителей, отдельных отказников, сторонников традиционного образования пока выглядит формальностью в новом документе. Но он все-таки прописан, и теперь самое главное – понять, как именно школа будет учитывать их позицию в каждой конкретной ситуации. И как будут оформляться эти совместные решения. В остальном же документ получился насыщен «инновациями» от оцифровщиков – в нем прописаны такие образовательные средства, как онлайн-курсы, автоматизированные цифровые обр. сервисы, цифровое портфолио школьника, возможность полного удаленного обучения и аттестации студентов и учащихся колледжей по биометрии, если руководство учреждения так решит.

Для начала напомним, до 1 сентября 2023 г. в российских школах действовал приказ Минобрнауки от 23 августа 2017 года N 816 – «Об утверждении Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ». Это был короткий документ из 9 пунктов, согласно которому каждая школа могла (уже тогда) самостоятельно решать, какие программы преподаются в ней с использованием ЭО и ДОТ, какие – исключительно с ЭО и ДОТ. Им надо было только донести это вовремя до родителей, чтобы они были проинформированы.

Новый нормативный акт – не приказ министерства, а Постановление Правительства РФ. Это формальное различие, как и то, что из «порядка применения» произошла трансформация в «правила применения». А далее уже о новшествах. В самом начале впервые видим новые понятия в теме ЭО и ДОТ:

«онлайн-курс – учебный курс, реализуемый с применением исключительно ЭО, ДОТ, размещаемый на официальных сайтах обр. организаций и образовательных платформах, доступ к которым предоставляется через Интернет и направленный на обеспечение достижения обучающимися определенных результатов обучения;

«цифровые образовательные сервисы – цифровые решения, предоставляющие возможность приобретения знаний, умений и навыков, в том числе дистанционно, и обеспечивающие автоматизацию образовательной деятельностью;

«цифровое индивидуальное портфолио обучающегося – структурированный набор данных обучающегося о его персональных достижениях, компетенции, документах об образовании и/или квалификации, документах об обучении и документах, подтверждающих освоение онлайн-курса».

По сути, это утверждение заявленного ранее в новых, «цифровых» ФГОСах. Сделан акцент на личное портфолио обучающегося, на сбор всех ПД школьников, а также на ее автоматизацию на цифровых платформах. Это все опции по замещению традиционного очного образования в классе и замещению профессии учителя, замены его на машинный алгоритм.

«Реализация образовательных программ или их частей в образовательной организации может осуществляться с применением ЭО и ДОТ, с применением исключительно ЭО, ДОТ, с учетом требований федеральных государственных образовательных стандартов и федеральных государственных требований, образовательных стандартов и требований, разрабатываемых самостоятельно…».

Здесь возникает важный вопрос, которым задается родительская общественность: какой же формой обучения будет считаться такая образовательная программа, обучение по которой проходит с использованием ЭО и ДОТ? В профильном 273-ФЗ «Об образовании» нет ни слова об «электронной» или «дистанционной» форме обучения. Так что это за форма такая (если соотнести ее с существующими) – очная, заочная, а может – очно-заочная? Ясно только, что формально при дистанте «местом получения образования» предлагается считать школу.

Пункт 7 Постановления предусматривает, что «в течение всего периода обучения для участников образовательных отношений должны быть созданы условия получения доступа к электронной информационно-образовательной среде (ЭИОС) школы».

Но такой доступ возможен только при наличии у школьника компьютера или планшета (по СанПиН телефоны использовать для обучения запрещено) с доступом в интернет. Получается, что для выполнения НПА неизбежны огромные траты школ/регионов на обеспечение каждого ученика устройствами и оплатой им ежемесячного доступа в интернет (очевидно, что за свой счет они это делать не обязаны – условия же, по НПА, им должны создать в школе). И это будет намного больше затрат, чем печать бумажных учебников.

Из положительных изменений отметим, что в первоначальном проекте НПА, который «Катюша» разбирала вскоре после его размещения на regulation.gov, значился пункт, по которому школа могла сама запрашивать сведения об ученике из ЕСИА (портала Госуслуг) – «с целью его идентификации в информационных системах». Согласия родителей на это не требовалось. Этот пункт не попал в подписанную Мишустиным версию документа.

Но при этом вузы и ссузы смогут сами отправлять данные поступивших студентов в ЕСИА (на портал Госуслуг), через ФГИС «Современная цифровая образовательная среда». По сравнению с первоначальным проектом НПА, размещенным Правительством для обсуждения, в итоговой версии убрана фраза – «при условии завершения регистрации в системе идентификации и аутентификации».

Далее повторяются утвержденные во ФГОС «цифровые» пункты об обязанности школ внедрять все элементы ЭИОС, включая цифровые портфолио учеников, возможность проводить все занятия полностью удаленно (если конечно обр. программы по ним реализуются с ЭО и ДОТ). Школа не позднее 1 мая текущего года должна принять решение об этом и разместить информацию на своем сайте о том, какие программы она реализует с помощью ЭО и ДОТ в след. учебном году.

Ключевой пункт о возможности участия родителей школьников в выборе – использовать ЭО и ДОТ или нет – сформулирован лукаво:

«При наличии заявления обучающегося, достигшего возраста восемнадцати лет, родителя (законного представителя) обучающегося об отказе в применении электронного обучения, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ по программам начального общего, основного общего, среднего общего образования, за исключением случаев, когда реализация таких образовательных программ предусмотрена с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий, образовательная организация обязана осуществлять обучение по данным образовательным программам такому обучающемуся без применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий. Порядок обучения такого обучающегося определяется локальными нормативными актами образовательной организации, которые размещаются в открытом доступе на официальном сайте образовательной организации в сети «Интернет».

То есть возможность отказаться – формальность, если сама школа предусмотрела реализацию обр. программы только с использованием ЭО и ДОТ. А это может быть предусмотрено для любой программы, в том числе основной – ограничения в НПА не прописаны.

Фактически выходит, что школа (ее руководство) принимает решение о переходе на ЭО и ДОТ самостоятельно. Родителю остается своевременно зайти на сайт выбранной школы, прочитать и решить – поведут ли они своих детей в такую школу. Вот и весь «выбор». Но в этом плане ситуация не изменилась относительно ранее действовавшего приказа Минобрнауки.

«Решение о реализации образовательных программ и проведении промежуточной аттестации по программам начального общего, основного общего, среднего общего образования с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий принимается образовательной организацией совместно со всеми участниками образовательных отношений путем издания локального нормативного акта образовательной организации в установленном ей порядке…»

То есть для школы будет важно подать свое решение о переходе на ЭО и ДОТ таким образом, как будто все участники обр. отношений его поддержали. Понятно, что учителя – люди совершенно подневольные, ученики вряд ли будут активно выражать свое мнение, ну а активных разбирающихся в теме родителей, понимающих, какой вред принесет их детям цифра, увы, пока не большинство. Вопрос в том, будут ли собирать согласие (подписи) с каждого родителя на утверждение программы с применением ЭО и ДОТ. И как будут учитывать мнение отказников – станет ли школа прописывать для них отдельную программу обучения без ЭО и ДОТ, издавать отдельный локальный нормативный акт? Такое обязательство школы прямо не прописано в НПА, что не дает родителям-отказникам никаких гарантий.

Учтут ли реально интересы всех детей, их родителей в локальном НПА, который примет школа? Как их намерены учитывать? Если будет одно-два возражения от немногих находящихся в теме родителей, как их учтут? Очень похоже на профанацию. Но… в тоже время у родителей появляются возможности для объединения и отстаивания позиции на традиционное образование в отдельно взятой школе.

Что касается вузов и профучилищ, они в этом НПА вообще никак не ограничены в возможности полностью переводить обучение на ЭО и ДОТ на дистант, вести учет текущей успеваемости, промежуточной и итоговой аттестации студентов удаленно, с помощью биометрической идентификации обучающихся в ЕБС (все эти пункты разбирались нами ранее в проекте этого Постановления). Для этого информационную систему университета надо присоединить к инфраструктуре ЕСИА и ЕБС, наладить с ней постоянную связь.

Также утверждается, что «предоставление студентам сведений из зачетки через их личный кабинет в ЕСИА осуществляется с их согласия через ту же ЕСИА». Обработка биометрии «осуществляется с согласия совершеннолетнего или законного представителя ребенка». А вот о добровольности регистрации в ЕСИА ничего прямо не прописано. Она что, уже не является для каждого добровольной? Заметим, что в предыдущей версии проекта НПА этот момент был прописан четко:

«Решение об использовании ОО ГИС ЕСИА и ЕБС в соответствии со 149-ФЗ «Об информации…» в целях идентификации или аутентификации принимается при наличии согласия обучающегося (законных представителей) и педагогического работника на использование ЕСИА и ЕБС».

Этот пункт худо-бедно, но защищал бы права родителей, детей и педагогов на отказ от «цифровой школы», потому что ее основой должна быть федеральная цифровая платформа. А доступ туда – только через Госуслуги. Но момент с добровольностью регистрации гражданина в ЕСИА почему-то решили убрать. Как будто от этого добровольность куда-то улетучилась! Читаем следующий пункт документа и понимаем, почему решили замять вопрос добровольности регистрации в ЕСИА/на портале Госуслуг:

«19. Образовательные организации для проведения промежуточной аттестации текущего контроля успеваемости с применением электронного обучения, дистанционных образовательных технологий в порядке проведения промежуточной аттестации текущего контроля успеваемости определяют:

а) способ идентификации и (или) аутентификации обучающихся;

б) порядок использования сервиса контроля условий проведения промежуточной аттестации… (далее - сервис прокторинга)…»

Какой способ идентификации при проведении промежуточной аттестации с использованием ЭО и ДОТ выберет организация? Очевидно, это будет идентификация по учетке на портале Госуслуг. Тут можем еще раз подчеркнуть, что регистрация в ЕСИА (как и в ЕБС) подразумевает согласие на автоматизированную обработку ПД, что невозможно делать в принудительно порядке, без согласия гражданина.

Ну а «прокторинг» – это удаленная слежка (наблюдение) за школьниками с помощью биометрических камер. Ее могут осуществлять как наблюдатели-люди по ту сторону монитора, так и алгоритм «искусственного интеллекта». Внедрение этой технологии, подменяющей живые экзамены и зачеты, началось в вузах в 2020 г., когда обучающихся под предлогом «пандемии коронавируса» начали вгонять уже не просто в цифровое, а в биометрическое стойло. 8 мая 2020 г. был опубликован приказ Минобрнауки о проведении выпускных экзаменов в государственных вузах в режиме онлайн с применением ДОТ, чем многие университеты оперативно воспользовались . А в декабре 2020 г. Минцифры постаралась узаконить прохождение сессий удаленно через отдельный проект постановления, но он собрал много негативных отзывов и так и не был принят . Но теперь видим, что при переходе школ на ЭО и ДОТ в образовании сбор биометрии у всех школьников – вопрос ближайшего времени.

Какая картина у нас выйдет после вступления в силу (в будущем году) нового порядка применения ЭО и ДОТ, скоро узнаем. Понятно, что руководство школ по разнорядкам сверху будет активно пересаживать учеников из-за парт за компьютеры, от общения с живыми учителями – на автоматизированные цифровые платформы с «цифровым контентом». Если же многие родители школьников будут массово изъявлять желание обучаться традиционно, школам будет сложнее продавливать ЭО и ДОТ и изображать при этом публичный одобрямс. Но последнее слово в этом вопросе все равно остается за обр. организациями – так что без правовых гарантий защиты традиционного образования продолжится дискриминация его сторонников.  

17 Октября 2023 в 04:33
9462