На фоне наступления цифровой антишколы на традиционное образование (сегодня Совет Федерации принял законопроект о праве школ переходить исключительно на электронный дркументооборот), которое ведется на всех фронтах при активном участии правительственных цифрочиновников, депутаты-эсеры во главе с Сергеем Мироновым внесли в Госдуму законопроект, позиционирующийся как ограничивающий дистант. При детальном изучении выходит, что это палка о двух концах. С одной стороны, возможности перехода школой на «электронное обучение» сужаются, с другой – прописываются случаи, когда дистант становится нормой – для школьников, отправленных на карантин, а также в случае введения режима «повышенной готовности» или объявления ЧС. И в этих случаях «высадка на дистант» детей будет возможна только с письменного согласия родителей. Получается, что параллельно происходит как ограничение применения ЭО и ДОТ, так и их узаконение в определенных обстоятельствах. И это окно Овертона крайне опасно – оно превращает не имеющую научных обоснований в безопасности для детей «электронную школу» в наши реалии. Тем более, что «режимы повышенной готовности» продолжают действовать ныне во всех регионах России, хотя Роспотребнадзор 1 июля вроде как снял все ковидные ограничения.

В пояснительной записке к своей инициативе депутаты-справедливороссы излагают много верных соображений. Они отмечают, что ФЗ «Об образовании» не содержит пояснений, чем именно отличаются друг от друга очная, очно-заочная и заочная формы обучения. Опираясь именно на эту недоработку, регионы и руководство школ на полном серьезе заявляли родителям в ковидный период, что при дистанте форма обучения якобы остается очной. И «Катюша» отмечала, что здесь налицо подмена: ДОТ можно еще с натяжкой назвать очно-заочной формой, когда школьники и учитель взаимодействуют на удаленных онлайн-конференциях, но никак не традиционным очным форматом.

«Обучение перед экраном электронного устройства (зачастую совершенно не приспособленного для этого) не может быть приравнено к обучению в помещении образовательной организации, оборудованном в соответствии с государственными и местными нормами и требованиями, в том числе в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами, федеральными государственными требованиями, образовательными стандартами (пункт 2 части 3 статьи 28 ФЗ «Об образовании в РФ»). Обучающийся, выбравший очную форму обучения, не должен быть лишен возможности непосредственного взаимодействия с педагогическим работником на каждом занятии», - отмечается в пояснительной записке законотворцев.

И эти пояснения весьма мягкие – на Всероссийском родительском конгрессе 1 июня, посвященному спасению детей от нетрадиционного цифрового обучения, эксперты-педагоги, юристы и врачи убедительно показали, что цифру на сегодня в принципе нельзя вводить в школы, так как безопасных для обучения детей средств ЭО и ДОТ на сегодня просто нет. Об этом еще в 2020 г. четко заявил экс-глава НИИ гигиены и здоровья детей при Минздраве Владислав Кучма, на эту тему есть и множество более современных работ. Поэтому узаконение электронной антишколы в любых количествах выглядит совершенно недопустимым компромиссом. Сначала надо научно доказать и обосновать, что ЭО и ДОТ безопасны для физического и психического здоровья детей, и только потом пытаться что-либо узаконить.

Что же конкретно предлагают справедливороссы? В ПФЗ говорится, что дистанционные образовательные технологии при очной форме обучения школа может использовать только в ограниченных случаях, а именно:

«-в отношении обучающихся, подлежащих ограничительным мероприятиям (карантину):

-в случаях, предусмотренных пунктом 1 части 17 статьи 108 настоящего ФЗ. А там говорится о возможности школ вести обучение с использованием ЭО и ДОТ при угрозе возникновения и (или) возникновении отдельных чрезвычайных ситуаций, введении режима повышенной готовности или ЧС на всей территории РФ либо на ее части».

При этом ЭО и ДОТ школам разрешается использовать при очно-заочном обучении (не более 50% общего учебного времени) и при заочке (без ограничений).

Важно отметить, что и при карантинах/ЧС/режиме повышенной готовности для родителей нет императива: перевести детей на дистант в этих случаях можно (как при очно-заочном обучении) «только при наличии соответствующего письменного заявления о согласии на применение в обучении данных технологий, подписанного родителем или законным представителем обучающегося». А вот при заочном обучении справедливороссы о согласии родителей не упоминают – видимо, тут выбора при решении школы не подразумевается.

В чем главная проблема данного законопроекта при всех заявленных его авторами и сторонниками плюсах? С одной стороны, он прямо прописывает в 273-ФЗ «Об образовании», что без согласия родителей перевод школьников на дистант невозможен. С другой, он не оставляет выбора самой школе при объявлении ЧС, режима повышенной готовности либо переводе класса/всей школы на карантин – в этих случаях дистант легализуется. И необходимость обязательного письменного согласия со стороны родителей наверняка будет обходиться школами, потому что большинство учеников в перечисленных случаях, конечно, уйдут на дистант. А методы воздействие на отдельных родителей у администрации школ отработаны неплохо.

А самое главное – как мы уже отмечали выше, ЭО и ДОТ уже станут неотъемлемой частью образовательного процесса, пусть и в особенных случаях. Идя на такой компромисс, мы словно подтверждаем, что ничего особо опасного для детей в таком формате обучения нет. Вот и при очно-заочной форме можно уже на 50% ЭО и ДОТ использовать… То есть любые аргументы в пользу их вредности потом будут звучать весьма странно. «Вот же, принят закон, который часть родсообщества одобрила – в нем цифра не считается чем-то недопустимым/опасным для детей», - будут говорить нам адепты цифровой школы. Это тот случай, когда любой компромисс с  цифрой двигает окно Овертона.

Возникает вопрос: почему нельзя было запретить дистант для очной формы обучения в школе (и не только) – просто, без всяких оговорок? Тогда ПФЗ получился бы еще короче и однозначнее, и вот тогда он точно был бы поддержан всеми родительскими организациями. Зачем параллельно прописывать варианты, при которых ЭО и ДОТ должны быть разрешены, когда нет никаких аргументов в пользу их эффективности и безопасности?

Еще нельзя не отметить, что само понятие «режим повышенной готовности» было воспринято в штыки патриотической общественностью. Эти поправки в ФЗ «О ЧС», дающие право любому отдельно взятому региону придумывать фактически любые «правила поведения» для граждан, в том числе нарушающие их базовые конституционные права, Правительство оперативно протащило к 1 апреля 2020 г. – моменту старта жестких «антиковидных» ограничений. Это и не ЧС, а вообще непонятно что – как губернаторы издевались над народом с помощью РПГ, мы описывали в красках. Так что дополнительно легитимизировать «повышенную готовность», делать ее повод для дистанта в ФЗ «Об образовании», разумеется, нельзя. Хотя в упомянутой ст. 108 этого закона все уже было прописано, закреплять это другими новеллами не нужно. На сегодняшний день режимы ПГ продолжают действовать во всех регионах страны – и получается, что любая школа может осуществить перевод учеников на дистант под этим соусом. Нет никаких гарантий, что следующий РПГ будет объявлен у нас из-за оспы обезьян или еще какой-нибудь угрозы. Мы хорошо помним, как родительская общественность яростно сражалась против дистанта в 2020-2021 гг., и выходит, что правовые основы этой борьбы подчищаются в данном ПФЗ.

Содержит данный законопроект и непонятную правовую формулировку – «цифровые образовательные технологии». Такое понятие отсутствует в 273-ФЗ «Об образовании». Как это следует понимать, как полный запрет что-то показать с компьютера/ЖК-панели без согласия родителей? Как тогда учить информатику? Терминологию тут тоже надо доводить до ума.

Если резюмировать, то законопроект эсеров являет собой типичный «компромисс во благо», который крайне опасен, когда предлагается частично примириться с заведомо опасным, негативным явлением. Он может обнулить всю борьбу родителей по всей стране против ЭО и ДОТ. При этом, если убрать из него исключения, позволяющие с оговорками применять цифру в школах, он может оказаться вполне жизнеспособным. Но в текущих формулировках принимать его рискованно – полемика вокруг документа уже начинает разводить по разным углам родителей-единомышленников, общественных активистов. Так что спешить с его принятием не следует. Большинство независимых активистов родсообщества – против цифрового антиобразования детей, без всяких компромиссов.

РИА Катюша

08 Июля 2022 в 05:38
2157