В рамках II Национального форума: здоровье и безопасность детей, организованного Национальным центром помощи детям, состоялся очень важный круглый стол «Цифровизация образования: тенденции, риски, проблемы и пути их преодоления». РИА «Катюша» публикует стенограммы двух, пожалуй, самых ярких выступления мероприятия – к.ю.н. Анны Швабауэр и д.б.н. Олега Григорьева. Они наглядно рассказали о правовых и биофизических рисках принудительной оцифровки образования. Очень хотелось бы, чтобы важная встреча не превратилась в очередную говорильню правильных слов и приведения научных фактов. На самом деле на основании прочитанного власти, переживающие за будущее детей страны, уже давно должны бить тревогу. И бить по рукам цифровизаторов от образования, делающих гешефт и ставящих опыты над будущим России.

Анна Швабауэр, член экспертного совета по семейному праву в Совете Федерации, эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи:

«Нам сообщается, что правительственный эксперимент по внедрению «цифровой образовательной среды» прошел успешно, но никаких реальных результатов мы не видели. Минпросвет должен был передать данный в Правительство, с нами же никакой аналитикой по теме не делятся, проблемы при цифровизации образования не обсуждают. Теперь по всей стране внедряют ФГИС «Моя школа», куда будут слить ПД всех детей, педагогов и родителей, и на этой базе будут выстраивать персональные траектории детям.

Согласно приказу Минцфиры №600, у 100% учащихся должны быть созданы цифровые профили, у 80% - персональные траектории на базе цифровых портфолио учащихся в ЦОС. У 90% учителей должен стоять «цифровой помощник», который будет проверять за них домашние задания учеников. По сути, учителей лишают работы, нормального взаимодействия с учениками.

ФГИС «Моя школа» - это новый вариант ветированного президентом «Контингента обучающихся», сбор данных обо всех детях страны в одной точке. С сентября 2023 г. Правительство РФ согласилось безвозмездно предоставить ООО «ВКонтакте» информационных систем для обучения. Причем работа компании идет на добровольной основе, и это рекламируется как полноценная замена традиционного образования. Частная компания ВК также должна получить доступ к сведениям региональных ИС по соглашению с властями регионов. А самих граждан об этом спросить забыли.

Эта система теперь расширена на дополнительное образование детей и взрослых – все строго по форсайту, где все данные об образовании человека в течение всей жизни должны быть собраны в одной точке. Также появилась норма о взаимодействии ФГИС «Моя школа» с национальной системой управления данными. Теперь туда также сливается и электронная почта ребенка, и телефоны родителей.

Согласно новым критериям аккредитационного мониторинга в системе образование – наличие электронной информационно-образовательной среды. Нам говорят вроде как, что все добровольно. Но, с другой стороны, на местах, в регионах делается все, чтобы вне электронной системы в образование уже было не попасть. Создаются все условия, чтобы существующие вне электронной системы были изгоями.

Приказом Минпросвета №370 от 18 мая 2023 г. утверждается ФОП, где в модуле «классное руководство» о формировании рейтингов детей (обучающихся). В МЭШ уже показывают личные рейтинги школьников (на основании средней оценки по предметам) и прямо пишут ученику, что «его рейтинг понизился, потому что кто-то начал учиться лучше». Это еще и неправильные воспитательные установки для детей. Методология нового мотивирующего мониторинга Минпросвета для чиновников предлагает установить обязательное заполнение данных цифрового профиля и цифрового портфолио ребенка региональными НПА. Налицо скидывание ответственности в чувствительном вопросе защиты ПД на региональный уровень. А потом родителей начинают шантажировать школы и органы власти на местах.

Фактически в новом порядке ЭО и ДОТ говорится о том, что дистант может полностью подменить собой очное образование. А право родителей на отказ от ЭО и ДОТ четко не прописано – все эти вопросы, фактически, отданы на откуп руководства школы.

Сейчас мы видим продолжающуюся реализацию методических документов в сфере образования, в которых принимали участие нежелательные организации – опубликованных еще в 2013 г. форсайтах (в частности – «Образование будущего: глобальная повестка» Павла Лукши и Дмитрия Пескова). Там четко было сказано о том, что у субъектов появится социальный рейтинг, от уровня баллов которого будут зависеть возможности субъекта – и теперь его начали внедрять в образование. Почему наши законодатели и Правительство продолжают идти по пути, написанном для России нежелательными организациями – CISCO, Intel, Project Harmony? Пора уже поставить им заслон, иначе возникает вопрос о предательских действиях чиновников, двигающих эту повестку в нашей стране», - отметила Швабауэр.

Доктор биологических наук, председатель Российского национального комитета по защите от неионизирующих излучений, член научно-консультативного комитета Международной программы по неионизирующим излучениям ВОЗ, лауреат Премии Правительства РФ в области науки и техники, соавтор книги «Сотовая связь и здоровье» Олег Григорьев рассказал о вреде от воздействия цифровой среды на здоровье ребенка:

«Цифровизация образования – это, прежде всего – гигантский бизнес. Она подходит к нам через частные структуры, это надо понимать. Наблюдается полная деградация санитарно-гигиенического контроля за цифровыми технологиями. У нас наблюдается подмена сертификатов, сегодня зачастую и не делаются гигиенические заключения на оборудование.

Мы работаем с данными Росстата – у них получается, что уже с трех лет они являются активными пользователями гаджетов. Прежде всего – мобильных телефонов. ЭМП оказывают комплексное действие на здоровье детей. Мы видим ужасающие цифры за 20 лет внедрения цифровой среды – здесь кратный рост заболеваемости по всем возрастным группам. То есть эта частная цифровизация начинает подрывать сами основы существования общества.

Что касается роста новообразований у детей – могу сказать, что эпидемии нет, но рост числа опухолей совершенно четко наблюдается с момента начала пользования населения гаджетами. Это около 500 случаев в год – не очень много с точки зрения общей статистики, но корреляция видна четко. И нет ни одного серьезного исследования, которое бы говорило, что действия комплекса возникающих факторов – от ЭМИ до оптики, зрительной и двигательной нагрузки – что все это безопасно и не вредно для детей.

Проблема адаптации детей к цифре не является нашей национальной – она есть практически во всех странах. И справляются с ней по-разному. В Китае регламентируют проблему жестко – полный запрет личных мобильных устройств в сфере образования. В Европе – мягкий предупредительный подход – ограничение использования (штрафы) и госконтроль, у англосаксов – наиболее либеральный подход: полная свобода и вред от цифровых устройств надо доказывать в судах.

Еще раз напоминаю: когда вам говорят, что в школе используют мобильные устройства для обучения – учителя или ученики – СанПиНами это ЗАПРЕЩЕНО. Подчеркиваю еще раз – ЗАПРЕЩЕНО! По закону о Санэпидблагополучии у нас государство несет ответственность за здоровье детей. Так что Роспотребнадзор должен все это контролировать.

Через наших, отечественных представителей в международных комиссиях MAC все западные электронные стандарты кочуют в наши ГОСТы, затем в наши гигиенические стандарты. Все это делается на уровне средних чиновников происходит. Более того, у нас не выделяется ни копейки, чтобы создать специализированную лабораторию, которая изучала бы долгосрочное влияние ЭМИ на здоровье детей и взрослых. У нас до сих пор нет вменяемых гигиенических нормативов для детей. И это в стране, которая выделяет миллиарды на те же базовые станции для беспроводного мобильного интернета.

Хотелось бы, конечно, чтобы все наши круглые столы заканчивались какой-то конкретикой. Чтобы рекомендации научного сообщества воплощались на низовом уровне нормативных документов», - заключил Олег Григорьев.

20 Октября 2023 в 08:17
14890