Неслучайно родительская общественность и независимые эксперты били тревогу по поводу новых «цифровых» ФГОСов, отмечая, что они позволят школам полностью заменить бумажные учебники на электронные (что и прописано в правительственной Стратегии цифровой трансформации образования). В поддержку оцифровки в декабре 2021 г. был принят ФЗ о «цифровом образовательном контенте», который якобы перед утверждением будет проходить всестороннюю экспертизу Минпросвета. «Катюша» сообщала, что так создается широкое окно возможностей для уничтожения традиционных, бумажных учебников – и так оно и получилось. Организованный цифротрансформерами Научно-методический совет (НМС) на днях «одобрил» более двух сотен электронных «учебников», причем делалось все откровенно для галочки, без возможности отдельных экспертов нормально ознакомиться с позицией коллег и замечаниями к пособиям. Весь этот фарс возмутил только одного члена НМС, главреда РИА «Катюша», члена общественного совета при Роскомнадзоре Андрея Цыганова, которого Минпросвет почему-то решил включить в состав НМС. В итоге А. Цыганов сначала направил НМС «особое мнение» о недопустимости такого рода имитации экспертизы, а затем, не встретив понимания в Минпросвете, обратился в Роскомнадзор с просьбой использовать надзорные полномочия ведомства для защиты психики и здоровья миллионов российских школьников.  

В рамках приказа Минпросвета, исполнение которого координировал директор Департамента цифровой трансформации и больших данных министерства (и зампредседателя НМС) Андрей Горобец, некие неизвестные широкой общественности эксперты должны были в течение месяца изучить около 400 цифровых «учебников» от «Просвещения», «СберОбразования», «Академии Минпросвета РФ» и прочих частных и получастных контор, а НМС—легализовать эту работу, проголосовав за использование/неиспользование ЭОР в школьной программе.

Если бы в состав НМС не включили главреда «Катюши» Андрея Цыганова, который  также является председателем экспертного совета одной из крупнейших родительских организаций страны, института Общественного уполномоченного по защите семьи (кто принял решение о включении А. Цыганова в коллегию НЭС, нам выяснить так и не удалось –видимо, и в министерстве есть здоровые силы), вся эта история прошла бы совершенно кулуарно, как и задумывали цифротрансформеры. Но тайное все же стало явным. В частности, мы увидели, что эксперты практически единодушно проголосовали «за» внедрение в школы в рамках общеобразовательной программы более 200-ъ «электронных образовательных ресурсов».

Если внимательно присмотреться к колонкам голосования, можно увидеть это «удивительное» единообразие распределения голосов по разным ЭОР, что наводит на соответствующие мысли.

И это еще не все. Рассылка с индивидуальными листами пришла членам НЭС буквально накануне заседания,  в пятницу 28 июля, а  уже в понедельник должно было состояться «голосование». То есть буквально за пару выходных дней (!) отдельно взятому эксперту предлагалось ознакомиться с 437 файлами объемом 3,4 Гб (!). Естественно, ни о какой вменяемой дискуссии/заслушивании частных мнений экспертов на заседании не было и речи. Как и мало сомнений в том, что ни один цифровой «учебник» из предлагаемых к утверждению изучить детально в таких условиях было нереально.

В результате А. Цыганов не стал участвовать в этом фарсе, а воспользовался свои правом на «особое мнение», отправив в департамент и другим членам НМС вот такое письмо:

«Уважаемые коллеги.

Хотелось бы уточнить роль члена НЭС. Если она состоит в том, чтобы автоматически проставлять «галки» в поле «включить ЭОР в ФП», то принятая методология проведения НЭС (рассылка анкет с сотнями граф в день голосования) оправдана. Если же министерство ждет от нас экспертных
оценок (мотивированных мнений) в отношении представленных ЭОР, представляется, нужно менять алгоритм.

Заявленные Андреем Валерьевичем (Горобцом) критерии (полнота в плане соответствия ФГОСам и доступность ресурсов), как представляется, не позволяют членам НЭС выразить свою позицию по существу представленных программных продуктов. В частности, на совещании прозвучала информации о значительном количестве претензий родителей к продуктам ООО «СберОбразование».

Хотелось бы подробнее рассмотреть суть этих претензий, выслушать ответы представителей компании-производителя, заключения профильных специалистов-педагогов и методистов, чтобы иметь возможность высказать мотивированное суждение о допустимости использования тех или иных продуктов в учебном процессе. Такой подход тем более оправдан, потому что именно родители по закону обладают преимущественными правами и обязанностями в отношении своих детей, в том числе в отношении их воспитания и образования, а значит, и в части содержания образовательных программ.

Значительная часть родителей придерживается позиции, состоящей в том, что ЭОР (в отличии от бумажных учебников) в принципе негативно влияют на развитие когнитивных способностей детей, ухудшают память и не позволяют ребенку научиться нормально структурировать информацию.

Такая позиция основана на заключениях серьезных отечественных и западных исследователей, в частности, Манфреда Шпитцера, и безусловно должна учитываться министерством. Кроме того, к продукции того же ООО «СберОбразование» много претензий мировоззренческого порядка. В частности, в представляемую мной родительскую организацию, Институт Общественного уполномоченного по защите семьи, поступали жалобы от родителей, возмущенных навязчивой пропагандой американских ценностей и набором героев в программе «Сберкласс» - где вместо Александра Невского, Сергия Радонежского, Александра Суворова и Георгия Жукова детям предлагаются персонажи вроде американского миллиардера Рокфеллера, главы Microsoft Билла Гейтса и главы признанной в России экстремистской социальной сети Meta (Facebook) Цукерберга.

Представляется, что в условиях СВО и гибридной войны с коллективным Западом попытки внедрения такой продукции в образовательный процесс входит в диссонанс с политикой государства и выбором большинства населения России».

После этого письма Цыганова все члены НМС получили новую рассылку: все члены совета, кроме А. Цыганова и еще одного члена НМС, которые не голосовали, «одобрили» одни и те же пособия, причем, к чести министерства, заметим, что практически все пособия от «СберОбразования», получили статус «не рекомендовано» либо «нуждается в доп. экспертизе». Однако значительная часть ЭОР все равно получили допуск в школы к нашим детям. В связи с этим Андрей Цыганов направил руководству НМС новое письмо, потребовав аннулировать результаты голосования из-за нарушений закона при экспертизе цифрового контента:

«Принятая процедура утверждения ЭОР прямо противоречит требованиям ст.28.2  Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ (ред. от 02.07.2021) "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения". Данный пункт предусматривает что "Программы, методики и режимы воспитания и обучения детей допускаются к применению при наличии санитарно-эпидемиологических заключений. Использование технических, аудиовизуальных и иных средств воспитания и обучения, учебной мебели, учебной и иной издательской продукции для детей осуществляется при условии их соответствия санитарно-эпидемиологическим требованиям.

В нашем случае, информация о наличии или отсутствии таких заключений в представленным членам НЭС документах отсутствует.

Уважаемые коллеги, мы с Вами решаем судьбу 25 млн российских детей. В условиях внедрения нового ФГОС, позволяющего заменить бумажные учебники на ЭОР уже с 1 сентября, спешка и игнорирование СанПин, а равно воли значительного количества родителей, требующих сохранить бумажные учебники, могут привести к массовым нарушениям здоровья детей и даже к социальному взрыву», - отметил Цыганов.

Но руководимый цифротрансформерами (не столько даже министром Кравцовым, сколько его кураторами в Правительстве и АП) орган ожидаемо закрыл на все эти аргументы глаза. И тогда главред «Катюши» подал еще одно заявление – уже руководству Роскомнадзора, в прямую ответственность которого входит защита детей от вредной информации. Тем более, что Цыганов является членом Общественного совета, председателем Комиссии по защите детей от деструктивного и опасного контента при РКН (как координатор общественной организации ОУЗС с 250 тыс. активных сторонников):

«В условиях СВО и гибридной войны с коллективным Западом попытки внедрения такой продукции в образовательный процесс входят в диссонанс с политикой государства и выбором большинства населения России.

В соответствии с п.34 Приказа Минпросвета №243, который регламентирует деятельность по включению ЭОР в ФП, «исключение ЭОР из федерального перечня ЭОР по основаниям предусмотренным подпунктом «а» п. 33 настоящего Порядка (выявление информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей), осуществляется по обращению федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных в соответствии с законодательством РФ осуществлять государственный надзор за соблюдением законодательства РФ о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию». Таким органом государственной власти РФ является, в соответствии с п.4 ст. 4 ФЗ 436 «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», а также ст. 5.1.1.6 Положения о Роскомнадзоре, Роскомнадзор.

В связи с изложенным, предлагаю Роскомнадзору провести проверку изложенной информации и, при наличии оснований, реализовать предусмотренные законом полномочия путем направления соответствующих запросов/заявлений в Министерство просвещения. 

О повсеместном нарушении требований 152-ФЗ «О персональных данных» мы и не говорим—школьные администрации на местах практически повсеместно принуждают школьников и их родителей к регистрации на различных ЭОР, тем самым способствуя вероятным утечкам персональных данных третьим лицам.

Представляется, что некоторые сотрудники Министерства просвещения недостаточно учитывают изложенные риски в своем стремлении максимально быстро оцифровать образование вопреки здравому смыслу, позиции родителей и даже отсутствию СанПиН», - заключает Цыганов.

О реакции Роскомнадзора мы узнаем чуть позже, но вряд ли она будет такой, какой хотят родители и общественники – сторонники традиционного образования. Надзорные полномочия у ведомства Андрея Липова имеются, но для их применения придется вступить в прямой конфликт с цифротрансформерами во власти и лоббистами оцифровки из частного бизнеса, которые также крайне заинтересованы в наводнении школ своим «цифровым контентом».

Так что на наших глазах продолжает реализовываться сценарий, согласно которому, по словам того же «министра-робота» Максута Шадаева, денег на живых учителей нет, а вот на цифровое оборудование и внедрение «электронной школы» миллиарды находятся исправно. Что такое «всесторонняя экспертная оценка» «цифрового образовательного контента» от структур при Минпросвете, мы теперь прекрасно понимаем. Остается еще воззвать к сознательности родителей и педагогического сообщества – никто не отнимает у участников образовательных отношений права на игнорирование этого токсичного цифрового суррогата. А борьба с адептами выведения «служебных людей» со школьной скамьи будет продолжена.

РИА Катюша

17 Августа 2022 в 08:45
4879