На прошедшем 12-м ежегодном Форуме безопасного интернета, помимо освещенного «Катюшей» пленарного заседания с ярким выступлением Игоря Ашманова по проблеме безопасности детей в интернете, состоялся очень важный круглый стол - «Образование и цифровизация: тенденции, проблемы и пути их решения» в рамках ежегодного Форума безопасного интернета». В выступлениях ключевых спикеров – педагога-математика Александра Шевкина, юриста Анны Швабауэр, врача Дениса Иванова и журналистки Анны Шафран – были подытожены железные факты, о которых просемейная консервативная общественность говорит годами при полном игноре чиновников-цифротрансформеров. Между тем, процессы уничтожения традиционной русской школы под видом «инновационных реформ» зашли слишком далеко – страна и новое поколение уже начали собирать горький урожай с этих «цветов зла» форсайтщиков-глобалистов. О том, почему процесс оцифровки обучения надо было остановить еще вчера, и какие меры надо предпринять для спасения некогда лучшего в мире образования, и говорили эксперты в Москве.

РИА «Катюша» приводит наиболее важные, на наш взгляд, моменты выступлений без дополнительных комментариев – речи экспертов в них просто не нуждаются. Секцию целиком можно посмотреть здесь - https://vk.com/video-26121341_456239515.

Журналист, общественный деятель, член Совета по внешней и оборонной политике Анна Шафран:

«Есть важное исследование – смартфоны и соцсети, как они оказывают разрушительное влияние на здоровье детей. С 1994 по 2010 гг. доля британских подростков, которые не считают себя симпатичными, сократилась с 6 до 4%. С 2010 г. она увеличилась почти в два раза. Число старшеклассников в США, которым жизнь кажется бессмысленной, резко возросло за последние 12 лет. Во Франции уровень депрессии среди молодежи увеличился в 4 раза за последние десятилетия. Цифровая среда множит психические расстройства, которые чреваты страшными последствиями – в виде суицидов и т.п. Вообще наблюдается постоянное психологическое ухудшение состояние молодежи по всему миру. Личного общения у детей становится все меньше из-за «цифровых связей» – и это лишь малая часть научных исследований, касающихся пагубного воздействия на психику наших детей.

А если психика так меняется, это не может не влиять на физиологию, на когнитивное развитие ребенка. Загоняя детей в цифру, государство само лишает своих граждан светлого будущего. Мы подошли к тому моменту, когда всем почти понятно – цифровая среда негативно влияет на психику ребенка.

Также надо говорить о суверенитете личности – мы должны ответить на вопрос: чего с личностью категорически нельзя делать в цифровом пространстве? Прежде всего, нельзя вмешиваться в личную жизнь путем сбора и сегрегации ПД ребенка. Это есть полное лишение ребенка выбора собственной судьбы. Мы де-факто отдаем судьбу ребенка в руки ИИ – бездушной машины. И самое главное, что алгоритмы ИИ в основном разработаны нашими врагами. Да и отечественные цифровые платформы порой еще более грязные, если брать тот же «ВКонтакте».

Это еще и подарок западным спецслужбам, которые получают в руки все траектории российских детей, которые ведутся в единых базах данных. Мы пока и близко не подошли к цифровому суверенитету.

Государство должно выступать в роли заказчика информации, которая позитивно влияет на ребенка. Нужен госзаказ на формирование здорового морально-нравственного контента. И еще нам нужны независимые средства донесения нужной нам информации. В части контроля информации для детей в сети нам можно пойти по примеру Китая, где в принципе запретили массовые соцсети для несовершеннолетних.

В принципе неправильно, когда чиновники Минпросвета постоянно говорят об ответственности у самих родителей. Родители все всегда контролировать не могут – государство должно само регулировать интернет и защищать наших детей».

К.ю.н., член экспертно-консультативного Совета по семейному праву Совета Федерации Анна Швабауэр:

«В России сегодня полным ходом идет цифровизация образования, которая несет огромные риски здоровью и психике детей, является нарушением конституционных прав граждан, антидемографическим фактором и прямой угрозой нацбезопасности.

Считаем важным определиться с понятиями, поскольку от этого зависит и решение проблем. Цифровизация образования охватывает различные аспекты, регулировать их надо по-разному:

- Процедура зачисления в школу и ОПД учащегося в связи с образовательным процессом, включая вопрос электронного дневника /журнала

- Непосредственно процесс обучения, в частности:

А) электронные тесты на компьютере (в школе и дома)

Б) электронные образовательные ресурсы (вместо печатных учебников)

В) регистрация детей на «образовательных» платформах (в т.ч. онлайн-курсы, где даже удаленно нет общения с живым учителем)

Г) использование электронной доски на уроках

Разберем практику, действующий закон и как все должно быть:

- зачисление в школы, учет успеваемости должны быть электронными только по желанию родителей и при наличии альтернативы.

Тоже касается автоматизированной ОПД в любых централизованных информационных системах в сфере образования.

А) Между тем на практике мы сталкиваемся в некоторых регионах с полным отсутствием возможности зачисления в образовательную организацию в обход электронной системы.

На примере Москвы – в школе и в департаменте образования родителям говорят, что зачисление в школу без регистрации на мос.ру невозможно.

Несмотря на то, что формально на федеральном уровне есть Приказ Минпросвета N 458, который позволяет подать заявление о приеме на обучение лично в общеобразовательную организацию, в Москве приняты следующие документы, исключающие данную возможность:

- Приказ ДОгМ от 17.12.2015 N 3558 (ред. от 06.05.2022) "Об утверждении Примерных правил приема граждан в образовательные организации";

- Распоряжение ДОНМ от 15.04.2021 N 87р "О ведении личных дел обучающихся в электронном виде", согласно которому 1.2. Личное дело обучающегося ведется исключительно в электронном виде в подсистеме АИС "Зачисление в ОУ" Комплексной информационной системы "Государственные услуги в сфере образования в электронном виде".

Москва вообще славится массированным переходом к исключительно электронной форме госуслуг без наличия альтернативы.

По нашей просьбе был сделан запрос сенатора, и вот какой ответ пришел от властей Москвы:

По 472-ФЗ "О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" внесены изменения в Закон «О статусе столицы», органы госвласти Москвы наделены полномочиями «определять перечень государственных услуг города Москвы, предоставление которых, … осуществляется исключительно в электронной форме».

ПФЗ шел под соусом необходимости обеспечить единообразные требования закона к порядку процедур для реализации строительных (!) проектов, естественно, родители школьников вообще сразу не обратили на него внимание. В пояснительной записке к нему и речи не было о возможности введения для каких-либо сфер исключительно электронного порядка взаимодействия.

Практика принуждения к цифровому профилю учащегося у нас стала серьезно раскручиваться после принятия Постановления Правительства № 2040 об эксперименте с ЦОС и  Постановления Правительства РФ от 13.07.2022 N 1241 "О федеральной государственной информационной системе "Моя школа"…»

Нам последнее время приходят жалобы такого содержания:

- «Уважаемые Родители! Необходимо всем зарегистрироваться на сайте  ФГИС «Моя школа». В будущем это будет единая информационная система. ЦОП, Сферум - будет входить в эту систему. Регистрация учащихся на контроле. Прошу, ответственно отнестись к регистрации и отписаться. Понимаю как вы уже устали от регистраций на различных сайтах. Это не моя личная инициатива, с меня тоже  требуют. К середине мая учащиеся всей школы должны быть зарегистрированы на сайте «Моя школа»»

-  «в Школьный портал Моск. Области можно войти только через привязку с Госуслугам».

Функции системы "Моя школа" по ПП № 1241:

- работа с библиотекой цифрового образовательного контента, в том числе обеспечение возможности использования цифрового образовательного контента педагогическими работниками для подготовки и проведения уроков, а обучающимися - для осуществления самоподготовки путем изучения релевантного верифицированного цифрового образовательного контента

- реестр цифровых профилей участников образовательных отношений в составе сведений об обучающемся, родителе (законном представителе) обучающегося, педагогическом и ином работнике организации, осуществляющей образовательную деятельность, организации, осуществляющей образовательную деятельность;…»

- «регистрация событий, возникающих в рамках деятельности участников взаимодействия и значимых для дальнейшего использования»;

Причем, ни о каком согласия учащихся/родителей тут речи нет.

К принципам системы относится:

- «непрерывность, своевременность и полнота поступления данных, их соответствие измеряемому процессу, доступность их получения»;

- «снижение дублирования деятельности других систем, участвующих в организации образовательного процесса и управлении организациями, осуществляющими образовательную деятельность, всех уровней, реализация принципа максимальной интеграции». Это грубое противоречие ФЗ 152.

- «Информационное взаимодействие системы "Моя школа" с информационными системами осуществляется на основании соглашения, заключаемого оператором системы "Моя школа" с операторами информационных систем, и обеспечивается посредством единой системы межведомственного электронного взаимодействия или путем интеграции систем посредством технологий прикладного программного интерфейса».

Как видно, мы имеем процесс формирования «Контингента обучающихся» и создание профилей учащихся (кое-где – уже с личным рейтингом), несмотря на вето Президента.

  • Непосредственно процесс обучения

А) электронные тесты на компьютере, подменяющие живую проверку знаний учителем, должны быть исключены в очном гособразовании. Машина не должна иметь права выполнять работу человека в обучении. Здесь полное отчуждение роли учителя – машина сама выставляет оценки, определяет уровень знаний ребенка.

Б) ЭОР не должны подменять бумажных учебных пособий, которые должны быть по всем предметам (а не как сейчас: ст. 18 ФЗ и ФГОС – допускают только электронные учебники по ряду предметов).

Кстати, сейчас справедливо говорят о необходимости сокращения числа учебников до 1-2 линеек. Но что на счет ЭОР? Их около 300! И никаких ограничений по их использованию в очном обучении в законе не найти! Это не порядок.

В) регистрация детей на «образовательных» платформах.

Только добровольно и дополнительно к программе: не может быть  обязательно в очном гособразовании.

Г) использование электронной доски на уроках

Этот электронный формат демонстрации не должен иметь основного характера на уроке (а то доходит до того, что учитель включает некий видеоурок, и сам его смотрит с детьми, с отдельными комментариями; кое-где за это приплачивают деньги).

Это на самом деле НЕисполнение функций той школой, в которую зачислен ребенок. При этом демонстрация должна быть возможна только в рамках СанПин. А по СанПиНам необходимо провести ревизию и независимую научную проверку, поскольку есть данные от том, что они взяты с потолка (и необоснованно увеличили допустимое время пребывания детей у компьютеров).

Последние изменения закона об образовании очень плотно увязывают оба вышеуказанных аспекта цифровизации школы.

Разберемся, что такое электронное обучение и дистанционные технологии юридически сейчас? В 273-ФЗ на эту тему достаточно общие слова, которые Минпросвет раскрывает в пока еще проекте «Порядка применения организациями, осуществляющими образовательную деятельность, ЭО, дистанционных образовательных технологий при реализации образовательных программ»:

- «При применении электронного обучения организуется отложенное во времени взаимодействие обучающегося с педагогическим работником посредством использования баз данных, образовательных сервисов, информационных технологий, технических средств и информационно-телекоммуникационных сетей, при котором обучающийся самостоятельно выполняет задания в порядке, определенном педагогическим работником, в том числе для осуществления контроля усвоения материала».

- «При применении дистанционных образовательных технологий организуется опосредованное (на расстоянии) взаимодействие обучающегося с педагогическим работником в режиме реального времени посредством использования информационно-телекоммуникационных сетей».

Обратим внимание на следующее:

По ФЗ есть две формы образования: в организации и ВНЕ ее.

Так что комбинация ЭО и ДТ с учетом вышеприведенной информации – это вполне себе самообуч (низкого качества) ВНЕ организации! На каком правовом основании ЭО и ДОТ вводят в форму образования «в организации» (то есть – в очную форму обучения)?

Законодателю пришлось прибегнуть к уловке: даже если ВСЕ обучение проходится онлайн, местом осуществления образовательной деятельности согласно п. 4 ст. 16 является ЯКОБЫ местонахождение образовательной организации. Но ведь по сути это не правда.

Даже если закрыть глаза на нарушение с формой получения образования, давайте посмотрим на форму обучения. Их по ФЗ три: очная, очно-заочная, и заочная. В ФЗ определения этих форм нет, что считаем серьезным упущением.

Но есть Согласованный словарь терминов в области образования (См. постановлениe N 51-20 Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ (принято в г. Санкт-Петербурге 27.11.2020))

 «Очная форма – обучение и воспитание, предусматривающие постоянное личное участие обучающегося в регулярных учебных занятиях (занятиях) и аттестации, организуемых образовательной организацией (учреждением), реализующей различные образовательные программы, иной организацией, индивидуальным предпринимателем, которым в соответствии с национальным законодательством предоставлено право

Итак: очное форма – это ЛИЧНОЕ взаимодействие в аудитории образовательной организации

«Заочная форма (по методическим рекомендации Минпросвета) - форма обучения сочетает в себе черты самостоятельной подготовки и очного обучения и характеризуется этапностью».

В принципе именно это мы видим в определении ЭО и ДОТ как по действующему законодательству, так и по проекту регулирования ЭО и ДОТ.

Иными словами, в закон введена подмена понятий и ОЧНЫМ названо то, что таким НЕ является. Сделано это, вероятно, в целях достижения тех количественных показателей цифровизации, которые мы имеем. И которые, давайте прямо скажем, рекомендованы нам Наднациональными структурами, такими как Всемирный банк. Напомним, что этот банк рекомендует России «полную цифровую трансформацию государственного сектора», в качестве приоритета – сферу образования, и приверженность принципу «цифровой от начала до конца».

26 апреля с.г. секретарь Совета безопасности Николай Патрушев заявил, что западные страны видят своей стратегической задачей разгром нашего образования:

"Вашингтон и Брюссель не скрывают, что их санкции направлены как на материальное, так и на духовное обнищание россиян. Развалить наше образование, навязав нам так называемые прогрессивные модели обучения, - это для западников столь же стратегическая задача, как, например, приближение НАТО к нашим границам", - сказал секретарь СБ в интервью "Российской газете".

Цифровое образование – это одна из тех самых т.н. «прогрессивных» моделей обучения, которые прикрывают развал остатков отечественной школы.

И последний вопрос в связи с этим. Зачем нам в статье об ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПАХ образования п. 5 ч. 1 ст. 3: «создание благоприятных условий для интеграции системы образования Российской Федерации с системами образования других государств на равноправной и взаимовыгодной основе»?

Нужна ли нам интеграция с такими системами, в которых, как верно отметил Патрушев, танцуют на уроках математики, чтобы избежать дискриминации и насилия?»

Заслуженный учитель РФ, к.п.н., математик Александр Шевкин:

«Известный профессор РГПУ им. Герцена Сергей Рукшин (воспитал математика Григория Перельмана) справедливо отмечал, что цифровизация в свое время была изобретена исключительно в положительных целях, как и гильотина. Это был полезный инструмент для быстрого отсечения больных членов, но кто бы мог подумать, что вскоре сам ее изобретатель будет гильотинирован.

И сегодня в вузах повсеместно сокращают фундаментальную подготовку учителей. Цифровизация образования, на мой взгляд – изощренный инструмент уничтожения образования в нашей стране, когда под красивые слова творятся жуткие дела, в том числе снижающие обороноспособность государства.

В 2013 году был написан документ «Образование будущего: глобальная повестка», содержащий 11 страниц иностранных источников. Составил его Дмитрий Песков – наш главный оцифровщик (не путать с пресс-секретарем президента РФ), который год отучился в Англии, а затем вернулся обуянный идеей реформирования всей нашей образовательной системы. Еще один предельно далекий от образования человек – президент Сбера Герман Греф, также заявляет на высоких площадках, что учить детей надо не знаниям, а навыкам, то есть автоматизированным умениям, способностям коммуницировать и т.д. Люди, которые повторяют заготовки наших врагов, управляют процессами цифровизации – это нам о чем-нибудь говорит? Может, хватит как страусы, прятать голову в песок?

Цифровизация может конечно давать мне возможность продемонстрировать детям какую-то красивую собственную заготовку в ходе занятий, но ни в коем случае она не заменяет живого учителя.

Персональные траектории детей (из работ того же Пескова/Лукши – прим. «Катюши») – это просто способ вести очень выгодный бизнес: продавать данные способных детей в определенной области, продавать их еще в школьном возрасте главам корпораций, а затем на этих детях строить бизнес, выдавать им «кредит на обучение» - как на акциях, на «человеческом капитале».

Доктор медицинских наук, военный хирург Денис Иванов:

«На первом месте первично поставленных диагнозов детям в Санкт-Петербурге в 2021 г. – врожденные генетические аномалии, а также расстройства вегетативной нервной системы (более 28 тыс. детей). Это последствия цифровизации, компьютеризации, гаджетов и подобных процессов. Через мелкую моторику импульсы доходят до головного мозга и стимулируют мозговые клетки. Если не работают пальцы – не работают мозги. Например, хирургия – это рукоделие, это умение работать руками, завязывать узелки и т.д. Сегодня глобальный мир показал нам большую фигу – на все поставки высоких мед. технологий в том числе. И как мы можем научить хорошего хирурга, который должен к 25 годам уметь свободно оперировать, если дети у нас сегодня не умеют завязывать шнурки, не пишут ручками, активирующими нервно-мышечные связи.

А ребенок, который только водит пальцем по гаджету, у него мозги просто перестают работать. У детей от 7 до 12 лет сегодня не более 8% могут осуществлять мелкую моторику согласно их возрасту. Все это будет сказываться и дальше. Правильно сегодня говорили – не должно быть компьютеров в школе на постоянной основе на уроках. Не проводилось серьезных исследований, как компьютеры сказываются на процессе обучения мальчиков и девочек – просто взяли все и внедрили, копируя тезисы западных психопатов.

У детей начинает расти синдром дефицита внимания с гиперактивностью, если они постоянно сидят за компьютерами. У них снижается эмоциональный и социальный интеллект, они не могут нормально коммуницировать друг с другом, по сути, это приводит к социальной изоляции. Влияние мобильных телефонов, гаджетов на нервную систему доказано – ничего хорошего там нет. У ребенка нервная система постоянно растет, и информационный шквал, который идет от этих телефонов, гаджетов приводит к тому, что у детей ухудшаются простые моторные реакции. Они как бы немного «подтормаживают». Также растет нарушение фонематического восприятия. Когда он сидит перед железякой, он не видит ни эмоций, ни движения, ни посылов, ни звуков…

И мы в итоге получаем детей, которые реально очень сильно устают на лекциях. А последние три «ковидных» года фактически просто убили медицину. Закончив мед. институт, дети известных врачей шарахаются по ординатуре, не зная, кем они будут…

Доказано, что почти 40% детей, использующих электронные технологии и прочие гаджеты, быстрее утомляются. У каждого третьего это выраженные симптомы утомления, а работоспособность падает на 50%. Они просто не могут выносить эту учебу. Кроме того, у нас уже пошел рост детской онкологии, выявляемой, как правило, на поздней стадии.

Еще один важный момент – в январе с.г. министр здравоохранения, выступая на Конгрессе репродуктологов, заявил, что у нас сейчас резко упала демография. И что мы имеем? Дети, которые уткнулись в компьютеры, не умеют общаться со сверстниками… им же невозможно уже создавать семьи. И тогда нашу страну даже не нужно будет захватывать. Посему, все эти эксперименты с цифрой надо как можно скорее остановить, и внедрять что-то подобное можно только после серьезного системного научного анализа возможных последствий». 

Итак, на круглом столе по проблемам оцифровки образования были озвучены шокирующие сведения из самых разных областей. Эксперты четко показали, что «реформа» образования в России имеет признаки самой настоящей диверсии, даже госизмены – в действиях конкретных лиц с именами и фамилиями. По итогам дискуссии Анна Швабауэр предложила подготовить обращение в Совет Безопасности и ФСБ. Чтобы спецслужбы инициировали проведение экспертизы: кто проводил эти «реформы», имеющие признаки преступления; чтобы виновные понесли ответственность и были отстранены с волчьим билетом от сферы образования. И да, сделать это надо было еще позавчера!

РИА Катюша

02 Мая 2023 в 07:56
12111