Указ президента о генетических паспортах населения РФ, изданный еще в марте 2019 г., начинает планомерно исполняться. В конце декабря 2022 г. был подписан закон о создании федеральной базы генетической информации. (ранее Путин поручил заниматься этим проектом Правительству и НИЦ «Курчатовский институт). И вот депутаты достали из ящика документ, принятый в первом чтении еще в декабре 2020 г. Тут уже нет речи о добровольности – расширяется обязаловка по сдаче ДНК – для подозреваемых и получивших административный арест (например, за участие в оппозиционных акциях, и не только). Он был принят сегодня во втором чтении – практически в том виде, в каком его «законсервировали» на два года. А это значит, что практически вся нормативка для создания «генетических профилей населения» уже имеется. После массового сбора ДНК неминуемо стартуют эксперименты по его «улучшению» (проект персонализированной биотех-медицины ВОЗ, реализуемый Минздравом РФ), а также полицейские меры к сдавшим образцы и находящимся «под подозрением» за любую административку. Насильственное (обязательное) отчуждение у человека его неизменяемого жизненного кода – крайне печальное явление, тем более, что в федеральной ген. базе запланированы алгоритмы его передачи.

«Катюша» подробно разбирала ПФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам государственной геномной регистрации (в части расширения перечня лиц, подлежащих обязательной государственной геномной регистрации)» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/1048800-7) в ноябре 2020 г. – с тех пор он содержательно практически не изменился.

Основной момент: объектами принудительного сбора биоматериала в станут не только преступники (признанные виновными по вступившему в силу решению суда), но и граждане, которых только заподозрили в совершении преступления (и обвиняемые), а также лица, привлекаемые за административные правонарушения. Например, за отказ подчиниться требованию полицейского, пусть даже и незаконному (как это трактует гражданин по ситуации) — что в последнее время нередко случается.

Прикрываясь добрыми мотивами – якобы повышением раскрываемости преступлений – силовики намерены брать образцы ДНК у всех граждан, попавших под административный арест. Согласно КоАП, административный арест является всего лишь одним из видов административного наказания и применяется за три десятка видов правонарушений. К их числу относятся, например: появление в нетрезвом виде в общественных местах, организация или участие в любых несанкционированных властями протестных акциях (!), мелкое хулиганство, собирание масс граждан в общественном месте, приведшее к нарушению общественного порядка или санитарных норм (!), публичная демонстрация запрещённой символики (атрибутики), сеяние вражды и ненависти (!), в т.ч. в Интернете, а также, что особенно актуально для наших реалий – неподчинение законным требованиям сотрудника полиции (!). и т.д.

При этом в нашей стране сегодня крайне трудно в принципе получить разрешение на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий или пикетирования, в результате чего граждане не имеют законного способа выразить свое несогласие с ущемляющими их права действиями и решениями властей. Почти любое публичное выражение людьми своего недовольства грозит обернуться для них административным арестом и, если данный ПФЗ будет принят, принудительным сбором геномной информации.

Пока еще сбор генетической информации обязателен для людей, как-то связанных с преступлениями/правонарушениями (хотя и это не очевидно – в случае с подозреваемыми, например). Но после того, как будут собраны данные на всех потенциально недовольных, может последовать следующий логический шаг – принятие закона об обязательной сдаче геномной информации всем населением страны. Именно поэтому в кампании против принятия этого ПФЗ два года назад Общественный уполномоченный по защите семьи отмечал, что «рассматриваемый документ является очередным шагом к созданию в нашей стране полицейского государства, аннулирующим базовые права и свободы граждан».

В схожем ключе размышлял и депутат КПРФ Куринной, предложивший свою поправку, согласно которой предлагалось собирать ДНК только у подозреваемых и обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений. Но ее отклонили.

Еще одно важное изменение: статья 11 профильного 242-ФЗ теперь будет выглядеть следующим образом:

«Учет геномной информации, полученной при проведении государственной геномной регистрации, ведется федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области внутренних дел, с использованием федеральной базы данных геномной информации, если иное не предусмотрено другим федеральным законом».

То есть все снятое принудительно или добровольно ДНК народа пойдет в единую базу. Примечательно, что президент подписал закон о создании этой самой федеральной базы генетических данных буквально перед самым новым 2023 годом. Цель создания единой базы ген. данных звучит максимально обтекаемо:

«Обеспечение национальной безопасности, охраны жизни и здоровья граждан, суверенитета в сфере хранения и использования генетических данных, а также обмен содержащейся в ней информацией между федеральными госорганами, региональными и местными властями и обладателями генетических данных при их взаимодействии в рамках генно-инженерной деятельности».

Обмен данными из базы, в том числе между ее обладателями, «в рамках генно-инженерной деятельности» – формулировка довольно зловещая, потому что пытаться модифицировать (изменить) можно чье угодно ДНК – в т.ч. человека. И о какой безопасности можно говорить, когда в одном месте будут храниться сведения обо всем российском генофонде, тоже совершенно непонятно.

Как уже рассказывала «Катюша», еще в 2020 г. Путин поручил Правительству и НИЦ «Курчатовский институт» создать Национальную базу генетической информации. А куратором проекта был назначен глава Роснефти Игорь Сечин. И тогда уже стало ясно, что единая геномная база задумана как часть большого проекта по заведению на все население  России генетических паспортов. Их введение предусмотрено указом «Об основах государственной политики РФ в области обеспечения химической и биологической безопасности», который Путин подписал в марте 2019 года. Документ требует «осуществить генетическую паспортизацию населению с учетом правовых основ защиты данных о персональном геноме человека», а также сформировать «генетический профиль населения» и создать условия для «развития технологий скрининга генофондов человека, животных и растений». То есть предлагается собрать не просто данные жителей страны, а генетические коды всех живых организмов.

Именно в этом свете следует рассматривать принятую депутатами сегодня законодательную инициативу, исходящую вроде как от МВД, согласно которой, «в случае принятия соответствующего ФЗ, массив ФБДГИ только за 2021-2023 годы может увеличиться до 5,2 млн. объектов учета (в первый год реализации положений соответствующего федерального закона в ФБДГИ будет помещена геномная информация свыше 945 тыс. лиц, а в последующие два года - не менее 1,8 млн. лиц ежегодно, за счет таких категорий как осужденные, подозреваемые, обвиняемые), что будет соответствовать 3,5% от общего количества населения РФ».
Не может не удивлять, что силовики уже заранее расписали план по количеству лиц, которые будут генетически идентифицированы. Поэтому не сомневаемся, что подозреваемые и административные арестанты – только первые ласточки в большой охоте государства за геномом граждан. Мораль и этика для трансгуманистов, всерьез намеренных «улучшить биологически несовершенного человека», т.е. изменить саму природу homo sapiens и нарушить естественный ход нашего развития, стоят на последнем месте, что понятно по всем их официальным заявлениям. Мы же только можем призвать инициаторов и кураторов этого «Великого обнуления» крепко подумать и остановиться.

РИА Катюша

24 Января 2023 в 07:57
2135