Накануне в Мосгордуме состоялся круглый стол о влиянии беспроводных технологий связи на окружающую среду. Ведущие ученые-радиобиологи страны, радиоинженеры обсуждали проблему правильной оценки, нормирования и защиты здоровья граждан от воздействия ЭМП. Что становится все более актуальным с учетом того, что цифролоббисты продвигают послабление нормативов по предельной допустимости мощности неионизирующего излучения в наших городах и весях, а оцифровщики в Правительстве грозятся в короткие сроки осчастливить весь народ сетями 5G, включая отдаленные деревни. На сегодня есть неоспоримые научные факты, говорящие о вреде ЭМИ для организма человека, на круглом столе были также озвучены важные моменты о рисках для здоровья детей, в том числе – еще находящихся в утробе матери. А гражданским активистам приходится за свой счет арендовать приборы для измерений загрязненности городской среды излучением, и когда они получают катастрофические данные, в том же Роспотребнадзоре не торопятся на них реагировать. Участники дискуссии были едины в том, что настало время ученым, общественникам, ответственным чиновникам скоординировать усилия, адекватно оценить новые риски и перестать слепо внедрять американские технологии радиосвязи без всякой ответственности за будущее наших детей.

Окружающая среда в крупных городах и не только сегодня стремительно меняется вследствие масштабного развертывания сетей беспроводной связи. Поэтому модератор круглого стола, депутат Мосгордумы Екатерина Енгалычева справедливо отметила, что цель мероприятия – привлечь внимание чиновников всех уровней и ответственных лиц к проблеме ЭМИ-загрязнения из-за зачастую бесконтрольного размещения базовых станций сотовых операторов в непосредственной близости от жилых домов, детских учреждений, других социально значимых объектов.

Важно, что в конференции участвовали и представители связи, и представитель Департамента информационных технологий Москвы – начальник правового управления Наталья Андриянова, врио начальника отдела надзора за объектами коммунально-бытового назначения Роспотребнадзора по Москве Татьяна Косачева, д.б.н., заведующий лабораторией лабораторией ЭМП в НИИ медицины, труда им. академика Измерова Сергей Перов, многие другие врачи и ученые.

«Наша задача – понять, насколько безопасны сети беспроводной связи для здоровья людей, нет ли у них нарушений ПДК, влияющих на здоровье человека.  Мы ни в коем случае не против новых технологий для улучшения качества жизни людей, но если в какой-то момент технологии начинают вредить здоровью граждан, должны вмешиваться граждане, общественники», - отметила Енгалычева.

Председатель Российского нацкомитета по защите от неионизируюзих излучений, д.б.н. Олег Григорьев дал зачин дискуссии, вспомнив, что примерно в том же составе и по той же теме круглый стол в Москве собирался в 2017 году, и с тех пор, увы, сделано очень мало:

«Я поднял материалы по предыдущему заседанию, и вдруг оказалось, что презентация, которую мы показывали здесь в 2017 г. – актуальна. Я остановлюсь на самых важных моментах: в июле того же 2017 г. было заседание ВОЗ, на котором нас всех поставили в четкую конкретную ситуацию о развертывании сетей 5G в мире. Решение было уже принято, и вопрос о здоровье граждан у лоббистов не стоял.

В 2019 г. Международное агентство по исследованию рака ВОЗ обсуждало материалы по ЭМП радиочастот. Коллективным решением после бурной дискуссии приняли решение внести ЭМП радиочастот в число 10 агентов из 170 обсуждавшихся на пересмотр канцер-классификации на период 2020-2024 гг. Предлагалось перенести их в разряд 2а из разряда 2b, а разряд 1а – это уже 100% канцерогены. 2а – это, например, красное мясо. Вопрос еще будут обсуждать в марте-апреле в этом году.

И тогда, и сейчас мы считаем, что базовые станции связи переползли с крыш зданий на уровень первого-второго этажа. Представить себе такое размещение ранее было невозможно. И сегодня в аудиториях надо говорить о том, что такое ЭМП – надо читать популярные лекции. Мы по заказу Росмониторинга, независимо от операторов, получали обобщенную информацию по ЭМИ-обстановке в Москве. Это была последняя работа, которую можно было сделать в формате, разрабатываем для санитарных норм.

А сегодня мы имеем сплошное магнитное поле, не имеем возможности вычленять конкретную базовую станцию и выяснять ее отдельно взятое влияние. Сегодня надо разрабатывать иные методы оценки ЭМИ-обстановки. Оценивать базовые станции методами, которые были еще в 2003 г., сегодня практически невозможно. Международный комитет MAC разработал новые методики оценки 4G и 5G – они тоже подлежат дискуссии. Страны их по-разному применяют и получают разные данные.

Но можно точно сказать, что антропогенное магнитное поле признано вредным фактором, подлежащим ограничению. Согласно их механизму действия, первичная мишень радиочастот – ионы примембранной области клеток нервной системы. Нет никаких других механизмов работы поля, кроме действия на заряженные частицы. Есть либо тепловой нагрев, либо раздражитель. Человек не ощущает и не сознает магнитное поле, даже когда происходит нагрев. Поэтому методы контроля очень важны.

При нынешних частотных диапазонах и интенсивности возможна неспецифическая симптоматика в части заболеваний ЦНС. Были давно прогнозы о том, что дети тут будут индикаторами риска. В 2022 г. мы сделали большой анализ и опубликовали его на конгрессе Роспотребнадзора. Установить причинно-следственную связь – самая главная задача, то есть связь «доза - эффект». Мы говорим о том, что надо вносить понятие «индикаторы дозы» на телефонах, и тогда эта научная задача будет решена просто.

Мы сделали ряд предложений, и сегодня они остаются абсолютно актуальными. Вот когда происходит финансирование через тот же ДИТ, они не могут не участвовать в конфликте интересов, индустрия не может не финансировать и не продвигать нужные ей вещи. Нам нужен новый механизм, который обсуждался несколько раз. Наши депутаты должны найти способы финансирования независимых исследований о воздействии ЭМИ на человека», - заключил Григорьев.

Заслуженный работник связи и информации РФ, доктор технических наук Юрий Сподобаев:

«Практически всю научную документацию по ЭМ-безопасности мы делали в Самаре, и обеспечивали развитие этой отрасли. На сегодня у нас исчезли контакты между наукой технической, биологической – и мы стоим на месте. Новых сдвигов в решении этой проблемы нет, поэтому мы и обсуждаем презентацию еще 2017 г.

Действующие в настоящее время принципы обеспечения ЭМ-безопасности существовали еще в 80-е годы и были привязаны к ЭМП, которые имели место в то время. Подавляющее большинство технологий тогда осуществляло населению доставку радиотелесигналов. Это было круглосуточно, с мощным покрытием, чтобы до 100% населения попадали под связь с ТВ и радио. Это была передача сигнала в одном направлении. Под те условия была создана существующая сейчас нормативная база ЭМ-безопасности. Она была ориентирована на сигнал до 300 МГц, с преимущественно амплитудной модуляцией сигнала, с круглосуточным облучением населения. Потом методическая документация начала сдвигаться по частоте – сегодня до 1800 МГц дошло и дальше. Сегодня у нас нет почти коротковолновых передатчиков, осталась одна сотовая связь, и изменились режимы работы излучающих устройств. Есть тенденции многослойности сигнала связи, уплотнение спектров, интенсивности связи между абонентами.

Но главное – что мы получили? Вместо 1,5-2 десятков излучающих объектов на территории мегаполисов мы получили с вами наложение сот. Сейчас существует 4 вида сот связи. Из одного передающего объекта появилось 1100 других излучающих объектов – и все на той же территории. Телефоны в городе сегодня имеют по 5-6 операторов, вот сегодня у нас в помещении у всех телефоны работают. Включите вай-фай на планшете – вы тут же получите несколько десятков вай-фай устройств с очень мощным излучением.

Еще один момент – это вид и размеры оборудования. Огромные базовые станции, висящие на мощных мачтах с мощностью порядка 50 Вт и фемтосоты с мощностью 100 МлВт. И каждая излучающая «коробочка» у нас должна попадать под контроль и учет Роспотребнадзора. Мы вышли на количество излучающих объектов, которые исчисляются миллионами. Готов ли Роспотребнадзор сегодня все это проконтролировать? Почему-то нигде не говорят о том, что сертификация базовых станций – это огромный объем работ. Операторы должны готовить документацию на каждую базовую станцию.

Оценка ЭМ-классификации объекта ранее проводилась по контуру объекта, а сейчас надо проверять всю территорию, как-то ее ранжировать. Самое важное – база биолого-методических исследований, сегодня все они делаются с помощью нейросети. У нас сегодня концептуальный кризис в ЭМ-безопасности. А что там в европейском сообществе? Действующие правила безопасности неприменимы, потому что они не позволяют смоделировать излучение 5G в реальной обстановке. Нам надо объединять исследования.

Конечно, нам нужен закон, как есть закон о радиационной, химической и биологической безопасности. Пора делать закон об ЭМ-безопасности. Нужна цифровая платформа ЭМ-безопасности, предлагаю ДИТ Москвы ей заняться. На сегодня у нас нет адекватной новой ЭМ-реальности окружающей среды системы регламентации, контроля и оценки ЭМ-безопасности. Надо это признать и начинать серьезную работу», - заключил Сподобаев.

Д.т.н., к. ф.-м. наук Виктор Овсянников, специалист по экспериментальной ядерной физики, занимающийся ныне лазерной медициной, рассказал об имеющихся исследований о влиянии ЭМИ на младенческую смертность:

«В 2005 г. я был в Корее, и увидел там статью: «Зависимость детской онкологии от расстояния проживания у мачт антенн». Там был такой вывод: 1 микроватт на квадратный сантиметр – начинается рост детской онкологии. Я заинтересовался этим вопросом, начал выступать с докладами на разных конференциях. И оказалось, что слабые магнитные поля способны вызывать гибель и изменять генетику клеток.

Если посмотрим данные в Санкт-Петербурге, в 90-е годы там проживало 930 тыс. детей, и к 2007 г. осталось 530 тыс. детей. В материалах научных исследований говорится о том, что у нас не рождаемость упала, у нас резко возросла смертность эмбриона человека. График показывает, что Петербург терял около 20 тыс. детей в ходе замершей беременности ежегодно. Я прошел 5 больниц и оказалось, что в каждом районе Петербурга не менее 5 тыс. детей погибало от замершей беременности. Если экстраполировать это на Россию, получается около 300 тыс. человек. Я выдвинул идею и доложил ее в Москве и в ОАЭ, где показал, что электромагнитное поле наводит эл. ток на эмбрион, при этом величина тока определяется интенсивностью излучения и электропроводностью. Когда у ребенка начинает формироваться сердце – это самая высокая электропроводная среда.

В некоторых районах города сегодня 50% женщин теряют неродившихся детей. У нас есть целый институт детской патологии, который исследовал таких женщин. Анализы показывают, что у высокого процента женщин эндокринные и инфекционные заболевания, а также выявляются случаи онкологии у не родившихся детей. Мы обратились в заксобрание Петербурга с проектом закона о защите жизни эмбриона с начала его сердцебиения. Этот вопрос касается всей страны. Прошу в нашем собрании поставить вопрос, чтобы Госдума его рассмотрела и приняла», - отметил Овсянников.

Недавно в Москве общественниками проводились измерения напряженности ЭМП по стандартам, утвержденным Правительством РФ. И были зафиксированы превышения на всех площадях, на всех широких улицах, магистралях – превышения в 4-5 раз. Только во дворах жилых домов излучение падает. Есть превышения и в 10-20 раз. Получается, что за этим должны следить общественники? Или все-таки Роспотребнадзор?

«Мы же все с вами в одной лодке. Это же ваши детки облучаются, вы сами, во время прогулки или пока едете куда-то по делам. Нам же сегодня объясняли, что даже малое воздействие ЭМП оказывает негативное воздействие на человека. Почему же никто не фиксирует, не штрафует владельцев сотовых станций и вышек?», - возмутилась Енгалычева.

Представитель Роспотребнадзора по Москве Андриянова тут же выразила готовность к сотрудничеству:

«Вы вот с каким-то волшебным прибором проехали по автомагистралям, нам хотелось бы получить в официальном порядке протоколы, посмотреть методику, по которой вы проводили эти измерения. Пожалуйста, вышлите результаты замеров на имя руководителя РПН. Мы бы хотели получить документацию, провести ее анализ и оценку».

Правозащитник, радиоинженер Денис Шульга, инициировавший такие исследования ЭМП в Петербурге (и уже немного в Москве) рассказал о своем опыте:

«Я непосредственно изучал радиоэлектронные системы, до правозащитной деятельности работал в компаниях, занимавшихся связью, в том числе беспроводной. В свое время во Владивостоке, на крыше самого высокого здания, мы установили передающую антенну мощностью всего 50 Вт – в отличие от того, что сегодня ставят с 5G. Для того, чтобы получить разрешение на ее эксплуатацию, нужно было пройти очень много процедур оценки ее безопасности.

В начале февраля 2024 г. вице-премьер Дмитрий Чернышенко заявил, что «хочет попросить академиков РАН развеять мифы о вреде 5G станций и вай-фай». Вообще у любого радиоинженера, тем более у ученых, не должно возникать вопроса на тему, является ли воздействие высокочастотных полей на человека опасным для его здоровья. Сама постановка вопроса абсурдна. Это тоже самое говорить, что звук, например, безопасен. Да, на уровне обычной громкости человеческой речи это так, но можно легко разрушить барабанные перепонки мощным звуком. Никто же не говорит, что тепловое излучение, например, в принципе безопасно. То же самое и с ЭМИ: говорить о том, что наукой доказана безопасность технологии 5G – это какой-то бред.

Это может быть безопасно при соблюдении сравнительно безопасных уровней ПДУ по ЭМП, которые у нас были установлены. На сегодня есть предельно допустимый норматив – 10 микроватт на кв. сантиметр. Ко мне поступает множество жалоб от людей, которые связывают ухудшение своего здоровья с постоянным облучением от находящихся близко к их домам антенн связи. Мы начали проводить измерения ЭМП в СВЧ-диапазоне и заметили, что в Санкт-Петербурге до сентября 2023 г. уровни допустимой энергии превышают ПДУ в 10-15 раз, а с сентября 2023 г. фиксируем превышение в 20-50 раз. В частности, в петербургском метро.

Буквально через полчаса нахождения в таком интенсивном высокочастотном ЭМП изменяется давление, состав крови, возникает гипоксия, снижается работоспособность. На Заневской площади мы нашли источник ЭМ-загрязнения, ПДУ от которого превышал нормы в 50-60 раз. При обращении в Роспотребнадзор в Петербурге они не приехали, после прислали мне ответ, что провели свои измерения и якобы выдали предписание установщику антенны. Нам помогло то, что это оборудование было размещено незаконно, не было даже санитарного паспорта на эту антенну, просто владельцы рекламного щита решили таким образом заработать. В итоге антенны с щита сняли.

На обращения в РПН, как правило, реакция такая: выезжают представители аккредитованной организации. К сожалению, они не заинтересованы в проведении измерений по методике. Зачастую они выезжают с приборами, которые не показывают данные по частотам 3-6 Ггц. Сегодня не Роспотребнадзор, а сами общественные организации вынуждены самоорганизовываться, как-то приобретать приборный парк. Хотя мы с вами все в одной лодке, все это воздействует на наших детей. У нас есть четкие нормативы ПДУ – давайте следить за тем хотя бы, чтобы они соблюдались».

Надо отметить, что единомышленники Шульги уже объединяются по городам, создают региональные чаты, собирают средства на приборы и начинают совместно противостоять нежеланию контролирующих органов останавливать ЭМИ-атаку на граждан от операторов мобильной связи.

Д.м.н. Александр Редько подчеркнул, что проводил нерандомные исследования о влиянии ЭМИ на здоровье граждан, которыми не стоит пренебрегать:

«Когда мы говорим о радиопрогнозе на основании тех или иных установок, хотелось бы узнать у Роспотребнадзора, как происходит паспортизация оборудования. Мы видим, что зачастую у нас в одном месте стоит по 5-6 вышек, как же учитывается суммарное излучение от них? Это должна проводить организация, устанавливающая данную вышку.

Мы с коллегой Денисом Шульгой проводили исследования по 10 гражданам, которые 30 мин. Стояли под стендом, где ЭМИ превышало ПДУ в 60 раз. Естественно, фундаментальных выводов по этому поводу делать нельзя, но это повод задуматься и научным школам: что же будет с человеком, если он под таким излучением будет проводить всю жизнь.

Хотелось бы, чтобы наши действия с РПН были более скоординированы. С 2011 г. РПН не производит сертификацию носимых гаджетов. Нам бы хотелось, чтобы РПН сегодня защищал наше здоровье в соответствии с современными реалиями».

Также на круглом столе напомнили чиновникам и цифролоббистам очевидный факт – вся технологии беспроводной связи, в том числе 4/5G идут к нам от американцев, и изначально разрабатывалась эта связь непосредственно Пентагоном для ВВС США.

Солидарность с задачами исследователей влияния ЭМП от систем сотовой связи на здоровье детей и взрослых в России, необходимостью разработать закон об электромагнитной безопасности, взять операторов и частные структуры, ставящие антенны, где вздумается, под строгий контроль, выразили д.м.н. Денис Иванов и Владислав Шафалинов.

Хочется верить, что озвученные спецами предложения о важности обновления выработанных еще в советское время стандартов, старте объективных измерений ЭМП от сотовых вышек и необходимости защищать население России были услышаны ответственными лицами. По крайней мере, Роспотребнадзор по Москве показал готовность сотрудничать. Но каков же следующий шаг цифролоббистов? Правительство Собянина в 2020-2021 гг. оплатило исследования в НИИ им. Академика Измерова, согласно которому якобы будет совершенно безопасно увеличивать ПДУ для напряженности магнитных полей в городах с 10 до 40 Мквт на кв. см. Очень надеемся, что это рискованное для здоровья граждан России желание цифролоббистов не будет утверждено.

 

02 Марта 2024 в 07:09
6965