Анализируя причины демографической ямы, в которую угодила наша страна, «Катюша» приводит ответы чиновников от здравоохранения. Ранее мы разбирали ответы столичных медвластей, и вот наконец дошло до федерального уровня. Проблема демографии является первоочередной, что прекрасно понимает и первое лицо страны – если народ не рожает новое поколение и не способен наладить самовоспроизводство, на его землю приходят другие, более жизнеспособные народы. Одной из главных причин нашего вымирания является низкий процент рождаемости и огромное число абортов. В то время, как президент России ставит задачу Правительству РФ сократить вдвое число детоубийств до 2025 г., очень интересно проследить позицию Министерства здравоохранения по этому вопросу. Что касается реакции Депздрава Москвы, нас она крайне не удовлетворила. Основной метод «заботы о репродуктивном здоровье женщины» у медчиновников – «информационная, разъяснительная работа». И это несмотря на недавние громкие заявления ряда депутатов о необходимости как минимум ограничить аборты, несмотря на резкую критику детоубийства Предстоятелем Русской Церкви. Увы, Минздрав в этой истории недалеко ушел от столичных коллег.Итак, Минздрав устами замдиректора Департамента медицинской помощи детям, службы родовспоможения и общественного здоровья Сахаровой В.В. пересказывает нам Конституцию (как будто мы забыли ее ключевые положения) и напоминает, что «семья, материнство и детство находятся под защитой государства». Далее напоминается, что каждый в России имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь.

Ссылается чиновница на тот же самый приказ Минздрава РФ №1130н, на который ранее ссылались столичные чиновники от здравоохранения, по которому детоубийство = медпомощь (см. наш предыдущий разбор). То есть методологическая база у них одинаковая.

Далее отмечается, что работа Минздрава сегодня направлена на профилактику прерывания беременности по желанию женщины и включает в себя центры медико-социальной поддержки беременных, родовых сертификатов (на практике их получение не влияет на сокращение абортов – прим. ред.). Также Минздравом совместно с Фондом социально-культурных инициатив ежегодно во всех субъектах РФ проводится акция «Подари мне жизнь!», представляющая собой распространение информации для беременных о ценности жизни нового человека.

Это конечно хорошо, но ничтожно мало. Особенно с учетом того, что параллельно на детоубийства выделяются огромные бюджетные средства – буквально, в плановом порядке. Об этом свидетельствует недавний документальный материал от «Русской общины», где акушер-гинеколог со стажем работы более 40 лет, кандидат медицинских наук, ранее возглавлявшая женскую консультацию, Елена Сергеевна Гаврилова рассказывает, как ее профессию буквально натаскивают на аборты:

«Оказывается, наше обучение будущих акушеров-гинекологов построено на том, что студенты этой специальности обязательно должны иметь опыт неоднократного убийства младенцев. Для них это плановая работа по истреблению детей в учебных целях.

То есть, все спецы в этой сфере учатся делать аборты на живых беременных женщинах. Причём в качестве подопытных не обязательно используются будущие мамы, жизни которых угрожает беременность», - отмечает Елена Гаврилова.

Тут же можно вспомнить шокирующее выступление главврача одной из региональных больниц России на круглом столе по абортам в Общественной палате. Тогда доктор сам признался, что в финансировании его учреждения заложено несколько десятков миллионов рублей на аборты ежегодно. То есть имеется буквально план по ним. А на деторождение/спасение человеческой жизни внутри матери – никакого плана и бюджета у властей нет!

О какой информационной и психологической работе среди беременных можно говорить, если сами врачи имеют вот такую профориентацию?

Затем Минздрав сообщает, что в настоящее время при участии других ведомств изучает типовой пилотный проект «Репродуктивное здоровье», вводит в медицинское сообщество информативный блок для пациентов о негативных последствиях прерывания беременности, утверждается порядок консультирования женщин, «находящихся в состоянии репродуктивного выбора», а также порядок мер реагирования в зависимости от жизненной ситуации.

И далее нам предлагается удовлетвориться тем, что «прорабатываются меры усиления ответственности к организациям за несоблюдение законов при прерывании беременности», также их готовятся обязать располагать на видном месте информацию о возможных побочных эффектов абортов.

«В истории государства имелась практика запрета абортов, что определило резкий рост криминальных абортов и соответственно рост материнской смертности, отказов от детей и рост младенческой смертности…», - повторяет Минздрав знакомую мантру противников запрета детоубийств. И в завершение отмечает, что продолжит работу в отношении профилактики абортов. Которую, очевидно, считает весьма эффективной, ибо по его данным – «отмечается четкий тренд снижения числа абортов на протяжении последних 10 лет».

Озвученная мантра регулярно используется в качестве аргумента и против вывода абортов из ОМС («нельзя делать бесплатно – будут делать платно и «криминально»), и против запрета абортов в частных клиниках («все равно будут делать платно, но «криминально»), и против запрета средств для медикаментозного детоубийства («не будет быстро убивающих эмбрион таблеток – будут убивать «криминально»). В общем, на любое разумное ограничение у них один ответ – будет рост криминальных абортов, так что ничего ограничивать не надо.

Начнем с того, что сама фраза «в истории государства имелась практика запрета абортов…» звучит абсурдно. Видимо, Сахарова имеет в виду Россию, так вот, к ее сведению, на протяжении более тысячи лет у нас были строго запрещены аборты. И только СССР – страна победившей революции – стал первым в мире государством, благодаря декрету большевиков 1920 г., где детоубийство было официально легализовано.

На самом деле, если соблюдение закона будет строго контролироваться государством, количество подпольных абортов сведется к единичным случаям. Важен сам факт признания государством того, что аборт – это убийство, что оно защищает права всех, а не только тех, от кого зависит чужая жизнь и кто считает собственный комфорт выше.  

Соответственно, и не останется тех, кто не понимает, какое чудовищное преступление он совершает. Идущая на подпольный аборт уже будет идти на преступление абсолютно сознательно и не сможет пенять, что кто-то ей не объяснил, что она не сгусток клеток убивает, а собственного сына или дочь. Но таких будет всё же меньше, чем сейчас – очень немногие пойдут на риск уголовного преследования за совершение аборта, будь то производящие его абортмахеры или сами беременные женщины.

Нет смысла механически переносить реалии прошлых веков на наше время, когда соблюсти санитарные условия в помещении в десятки раз проще, достаточно высоки уровень медперсонала, доступность и качество мединструмента и медикаментов. С 1989 г. и до 2017 г. аборты в Чили были запрещены полностью и без исключений. При этом запрет абортов в Чили не привел к росту числа незаконных абортов. Напротив, в настоящее Чили устойчиво является страной с одним из самых низких уровней материнской смертности в мире.

Почти четвертьвековое исследование, проведенное в Дании, показало, что показатели смертности у женщин, сделавших аборт на ранних сроках, почти в два раза выше, а у тех, кто сделал аборт на поздних сроках, – в четыре раза выше, чем у родивших (см. этот и другие примеры по ссылке выше).

Очевидно, по схожим аргументам в начале 2021 г. в Польше начал действовать закон о почти полном ограничении абортов по желанию женщины (кроме причин, угрожающих жизни и здоровью матери), против которого жестко протестовали местные феминистки. Ключевой момент – Конституция Польши, где теперь сказано, что «каждый человек имеет право на жизнь с момента зачатия». Именно такие поправки необходимо ввести и в наш Основной закон, чтобы все вопросы на тему, является ли аборт убийством, были навсегда сняты.

И именно такой вопрос, среди прочих, задавался Минздраву – почему, являясь субъектом законодательной инициативы, он ни разу не выступил с идеей ограничения/запрета абортов/изменения Конституции в плане защиты жизни человека от зачатия? Этот вопрос был напрочь проигнорирован в ответе Сахаровой, как будто его не задавали. Что наводит на очень печальные мысли: либо им нечего сказать по этому поводу, либо они скрывают свою реальную позицию.

Нельзя не заметить, что сама по себе легальность абортов не делает их безопасными для здоровья женщин, что признает в ответе сам Минздрав. И ничто не сохранит здоровье будущей матери лучше, чем невозможность совершения губительной операции – вследствие ее запрета. В условиях, когда аборты загнаны в криминальное подполье, подавляющее большинство женщин отказывается от детоубийства, легко совершаемого ими при его легальности. Очевидно, что государство должно отстаивать не интересы убийц, но защитить права убиваемых массово и безвинно.

Но это очевидно, видимо, только нам. Потому что ключевой момент в ответе Минздрава – упорный отказ называть убийство убийством. Для медчиновников это всего лишь «услуги по прерыванию беременности». Очень интересные услуги, однако. Еще от тех, кто призван спасать жизни людей, а не забирать их. Факт убийство человека на внутриутробной стадии развития доказан научно учеными, в частности – эмбиологами. Приведем выдержку из статьи д.б.н., много лет возглавлявшего кафедру эмбриологии МГУ Владимира Голиченкова.

Пока убийство человека в утробе матери продолжает именоваться официально нейтрально-толерантно «мед. помощью», «искусственным прерыванием беременности» и проч., мы не сдвинемся с мертвой точки. При этом в 2023 г. куда-то на удивление пропали все известные лица, говорившие о том, с абортами в России пора заканчивать. Так, на круглом столе в ноябре 2022 г. депутаты и сенаторы вроде бы пришли к консенсусу, что аборты надо выводить из системы ОМС, но далее разговоров дело не двинулось. В августе 2022 г. депутат Виталий Милонов пообещал, что осенью законопроект о запрете абортов по ОМС будет внесен в парламент, но ничего не случилось.

В апреле 2022 г. заслуженный врач РФ и первый зампредседателя Комитета Госдумы по охране здоровья Леонид Огуль призвал запретить аборты в частных клиниках, но далее призывов снова не пошло.

Нам остается только повторить – российский народ ждет реальных мер по спасению демографии, а на морально-этическом и духовном уровне уже давно пора всем – и медчиновникам в особенности – называть убийство человека в утробе убийством. И ратовать за защиту жизни с момента зачатия. Со всей вытекающей ответственностью за это деяние.

РИА Катюша

06 Апреля 2023 в 09:38
7226