«Сейчас не все государственные услуги оказываются в электронном виде. Например, для получения полиса обязательного медицинского страхования человек должен лично обратиться в страховую компанию или многофункциональный центр. Как правило, для этого нужно заранее находить время, подстраиваться под график работы. Более того, такой полис существует пока только в бумажном виде, что не всегда удобно.
Теперь все процессы оказания государственных и муниципальных услуг будут последовательно переводиться в цифровой формат и предоставляться проактивно. Соответствующая концепция утверждена. Это позволит к концу следующего года свести на нет бумажную волокиту, временные и финансовые затраты для людей, а также значительно сократить сроки предоставления услуг»,
- заявил Мишустин своим подчиненным.

Теперь становится окончательно понятно, почему Мишустин так старательно расшаркивался на чистом английском перед основателем ВЭФ, идеологом «великой перезагрузки» Клаусом Швабом на «Киберполигоне-2021» , подтверждаются все выкладки РИА «Катюша» об этом персонаже, которые мы давали еще в январе 2020 г. по итогам форума стран ЕАЭС «Цифровое будущее глобальной экономики» . Самое время напомнить те тезисы премьера:

«Как я отметил, цифровизация стала ключом глобальной конкуренции и достижение лидерских позиций требует от наших стран постановки более амбициозных задач по созданию лучших условий для жизни людей и ведения бизнеса. Я их коротко перечислю.

Первое – это формирование единой системы цифровой идентификации в нашем Союзе. Соответственно, унифицированные защищенные виртуальные проекции людей и, если хотите, компаний на всем пространстве ЕАЭС послужат отправной точкой для создания нашей совместной цифровой платформы. Естественно, мы должны вести речь о признании электронной цифровой подписи на всем пространстве Союза. Об этом нужно серьезно поговорить и принять соответствующие решения».


Само определение «глобальная конкуренция» звучит абсурдно. У оцифровщиков всея планеты единая повестка, единые стандарты передачи данных и идентификации и единые цели. Что, собственно, подтверждает тезис Мишустина о необходимости создания совместной цифровой платформы в рамках ЕАЭС. Платформы, которая будет контролировать все народонаселение планеты посредством цифровой идентификации.

«Второе, это важнейший элемент любой информационной системы – защита данных. Весь электронный документооборот необходимо вести в доверительной универсальной межгосударственной среде, которая будет работать на общих стандартах, и о них договориться. Иначе мы просто перестанем распознавать друг друга и средства кросс-цифровизации не будут работать уже в ближайшее время. А это угроза дезинтеграции».

Под «угрозой дезинтеграции» исполнители воли глобалистов подразумевают суверенное экономическое развитие государства – без оглядки на методички «уважаемых партнеров». Вот такая вот подмена понятий – мы должны защищать свои данные, а потому – надо учредить доверительную межгосударственную среду. Естественно, говорить о серьезной защите данных в таких условиях не приходится – предлагается трансграничный обмен ими, а никакая не защита.

«Для стимулирования цифрового развития мы должны провести инвентаризацию всех наших технологических ресурсов и возможностей, открыть совместные центры компетенций в области технологий. Ведь у нас до сих пор в ЕАЭС нет ни своего программного обеспечения, ни своих процессоров, ни своей собственной системы цифровой безопасности. И, конечно, нам необходимо формировать условия, которые позволили бы нашим талантам создавать и развивать цифровые стартапы на территории Союза».

Вот здесь Мишустин изволил сказать часть правды без лишнего лукавства. На постсоветском пространстве, которое Россия превращает в платформу для всемирного электронного государства, до сих пор нет своего ПО, железа и даже своей системы цифровой безопасности! И при этом мы как бы уже одной ногой в глобальном электронном раю – по словам того же Мишустина. В «раю», который нам строят те же «уважаемые партнеры» из Кремниевой долины, Стэнфордского и Йельского университетов, Всемирного банка, ВЭФ, ООН и еще пары десятков глобальных надгосударственных структур. Вот вам очередное опровержение сказок о конкуренции и прямой намек на то, кто дирижирует процессом.

Заметим, что заявление Мишустина о полном уничтожении бумажного документооборота уже к концу 2023 г. грубо противоречит Указу президента от 9 мая 2017 г. N 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы», в котором прямо прописано требование сохранить традиционное взаимодействие граждан и государства. Красивая обертка снята – нам уже просто не оставляют никакого выбора, разговоры о «качестве и доступности оказания госуслуг» отправлены в утиль.

Напомним вкратце, что ключевой шаг в направлении «ликвидации всех барьеров на пути цифровизации» был сделан властями после принятия в самом конце 2020 г. ФЗ, вносящего поправки в порядок оказания государственных и муниципальных услуг ( мы его подробно анализировали ). Естественно, мы не прошли мимо ключевого изменения: в важнейших пунктах статей 4, 5 и 6, регулирующих основные принципы оказания госуслуг, права граждан и обязанности органов власти, ранее говорилось об обязанности ответственных органов обеспечить получение данных услуг «в электронной форме, если это не запрещено законом, а также в иных формах, предусмотренных законодательством РФ, по выбору заявителя». Теперь же повсюду появилась приписка: «за исключением случая, если на основании федерального закона предоставление государственной или муниципальной услуги осуществляется исключительно в электронной форме».

Очень недальновидно было бы полагать, что порядок оказания госуслуг на федеральном уровне изменяется без далеко идущих последствий. Во-первых, реализация гарантированных каждому Конституцией РФ прав на образование, на охрану здоровья, на свободу передвижения, на частную собственность и т.д. не предполагает таких обязательных условий, как регистрация в ЕСИА, согласие на обработку персональных данных, ведение «цифрового следа» с учетом всего взаимодействия индивида с государством, передача этой информации частникам. Сам процесс регистрации подразумевает согласие гражданина на автоматическую обработку множества категорий его ПД – в случае отказа не будет регистрации и, соответственно, гражданин фактически выключается из социума. Это грубейшее вмешательство в частную жизнь и нарушение целого ряда основных статей Конституции. Согласно Основному закону РФ, у каждого есть неотчуждаемые даже в случае введения в стране военного положения права на защиту личной и семейной тайны, на отказ от обработки ПД, на неучастие в экспериментах любого характера. Для реализации именно этих базовых прав до недавнего времени в 210-ФЗ присутствовал пункт об обязанности предоставления госуслуги в традиционной форме по просьбе гражданина. Теперь же это право выбора обнуляется – хочешь не хочешь, если решит государство – будет исключительно электронное взаимодействие.

Кроме того, согласно пункту 3 статьи 13 №152-ФЗ «О персональных данных», «права и свободы человека и гражданина не могут быть ограничены по мотивам, связанным с использованием различных способов обработки ПД или обозначения принадлежности ПД, содержащихся в государственных или муниципальных информационных системах ПД, конкретному субъекту ПД». Здесь же мы четко видим, что озвученные Мишустиным планы ведут к дискриминации и полному поражению в правах всех граждан, не желающих, чтобы их ПД обрабатывались электронным способом.

Цифровые планы Правительства также грубо противоречат п.1 ст. 19 ГК РФ:

«Гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая».

Нет никаких сомнений, что среди консервативного большинства граждан России, среди десятков миллионов верующих найдется немало людей, для которых принятие личного номера-идентификатора (электронные порталы и алгоритмы просто не могут идентифицировать гражданина по его имени) и его использование при каждом взаимодействии с государством недопустимы исходя из личных и религиозных воззрений. То есть здесь можно с уверенностью говорить о нарушении гарантированного ст. 21 Конституции РФ права на защиту достоинства личности, на недопустимость унизительного обращения. Да и не обязательно быть верующим, чтобы осознать весь ужас происходящего – достаточно просто хранить историческую память о фашистских концлагерях и последующем Нюрнбергском трибунале.

Если кто-то не понял весь масштаб подготовленных глобалистами в РФ изменений, поясним: проезд на муниципальном/федеральном транспорте, выплата всех пособий, оформление имущества, зачисление в детсад, школу, университеты, на кружки, больничные и пенсия, сдача экзаменов, получение аттестата, получение паспорта, водительских прав и иных важнейших персональных документов – это все тоже госуслуги. Ранее существовавшее базовое право выбора формы госуслуг, принадлежавшее гражданам, теперь заменяется ультимативными приказами-алгоритмами государства. Причем государства по сути уже не нашего, а всемирного, электронного (стандарты электронных «госуслуг» вводятся типовые по всему миру, об этом постоянно говорится на саммитах G20 и других площадках ). Налицо грядущая дискриминация всех жителей России, не спешащих по тем или иным причинам входить в подготовленное им электронное стойло.

И вот здесь давайте еще раз вспомним, что говорил патриарх московский и всея Руси Кирилл в августе 2019 года, во время очередной попытки цифросектантов протолкнуть электронное биометрическое удостоверение личности в нашей стране :

«Что меня реально беспокоит во всей этой истории с цифровой цивилизацией?.. В чем конечная опасность всего этого? В том, что нынешние средства связи и не только средства связи, а и вообще цифровая цивилизация способны максимально ограничивать человеческую свободу без создания какого-либо дискомфорта. Человек может даже не замечать, что его свобода ограничена. Через многие пользовательские устройства может осуществляться сбор сведений об их владельцах без их ведома.

Опасность ограничения свободы в условиях цифровой цивилизации значительно повышается, а методы реализации этой угрозы значительно упрощаются, например, в случае с электронными платежными средствами. Получив банковскую карту, вы теряете полную свободу, потому что в любой момент карточка может быть заблокирована – не потому что там денег не хватает, а потому что кому-то нужно закрыть вашу банковскую карту по идеологическим, политическим или каким-то другим причинам.

Чем больше мы опираемся на все эти цифровые технологии, тем больше мы подвергаем опасности в первую очередь свою свободу. Собственно говоря, на этом основывается протест многих православных верующих людей против внедрения электронных способов, которые сейчас употребляются при сборе статистических данных и т.д. Церковь озабочена человеком, его жизнью и, может быть, одним из самых важных измерений человеческой жизни – человеческой свободой. Мы не должны покупаться ни на какие игрушки, в том числе цифровые, чтобы в какой-то момент не оказаться рабами этой технологической цивилизации, центром управления которой будет не наша суверенная страна»,
– цитирует Патриарха его пресс-служба.

Напомним, существует и официальная позиция Синодального отдела РПЦ по взаимодействию с обществом и СМИ, согласно которой осуждается любая дискриминация верующих (к примеру, в части получения т.н. госуслуг), не прошедших персональную (биометрическую) идентификацию и не желающих получать пожизненный личный номер-идентификатор в форме СНИЛС. А вот заявление Синодального отдела РПЦ непосредственно по переходу исключительно на электронные госуслуги:

«Позиция Церкви остается неизменной: поправки в ФЗ №27 «Об индивидуальном учете в системе обязательного пенсионного страхования», принятые в апреле 2019 года, не обеспечивают конституционные права граждан на альтернативные способы обработки данных и получения государственных услуг.

Закон несет в себе предпосылки для создания унифицированной системы идентификации граждан и цифрового профиля личности. Церковь обеспокоена обязательным присвоением идентификационных номеров верующим. По закону, без использования этого номера человек не может фактически получать социальные выплаты. Церковь выступает за конституционное право жителей России получать государственные услуги без электронной идентификации!»


Как видим, СНИЛС в качестве обязательного личного номера-идентификатора человека при получении электронных госуслуг они успешно узаконили, а теперь хотят оставить нам возможность полноценной социальной жизни только в электронной форме. Мы все еще очень ждем реакции священноначалия на свежее заявление цифропремьера, являющее собой безумное попрание цифросектантами всех духовных и морально-этических норм.

Ну и естественно, когда против России ведется гибридная война, ежедневно атакуются государственные электронные порталы, происходят утечки многомиллионных баз личных данных граждан, с учетом того, что сам Мишустин говорил об отсутствии у нас своих программ и железа для критической инфраструктуры – поголовный загон в цифру со стороны Правительства равносилен предательству и уничтожению системы нацбезопасности госудаорства.

Демонстрируя таким образом откровенно враждебное отношение к собственному народу, цифросектанты выступают и как провокаторы на стороне внешнего врага. Они сами создают поводы для действительно серьезных протестов тех сил, которые всегда были опорой государственности и нацсуверенитета. И мы прекрасно знаем, почему они так делают – потому что в мире будущего «Великой перезагрузки» Клауса Шваба и его команды «шейперов, преобразующих мир» нет никаких отдельных суверенных государств с независимыми решениями по организации жизни своих народов.

Выразить свое мнение Правительству и высказаться в поддержку сохранения традиционного формата госуслуг, бумажного документооборота можно здесь - http://services.government.ru/letters/. «Катюша» будет внимательно следить за ответной реакций консервативной общественности на заявление Мишустина – она обязательно последует.

РИА Катюша

Читайте наш сайт!!!

Подписывайтесь на наш Телеграм

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Поддержать наш проект пожертвованием
19 Апреля 2022 в 06:13
11081