Несколько дней назад Верховный суд РФ принял иск обучающейся на врача православной девушки Ирины Власовой – по поводу отказа Кубанского государственного медуниверситета в приеме документов без СНИЛС для участия в конкурсе на поступление в ординатуру. Событие важное для всех принципиальных противников оцифровки личности и номерной идентификации человека. В конце августа с.г. «Катюша» публиковала интервью Ирины – дочери протоиерея Леонида Власова из Сочи. Ее отец также активно выступает против оцифровки персональных данных, аргументированно называя ее «ступенями к царству антихриста». Ирина Власова уже два года не может поступить в ординатуру без СНИЛС, в октябре и декабре 2021 г. райсуд г. Сочи и затем Краснодарский краевой суд вставали на сторону цифровизаторов. Поражение на этих этапах было вполне ожидаемо, но Ирина не намерена сдаваться и готова дойти до Конституционного суда. Замолчать историю уже не получится – сегодня мы расскажем читателям о позиции истца и защищающих СНИЛС судей.

Из решения Хостинского райсуда г. Сочи от 8 октября 2021 г. (есть в распоряжении редакции) следует, что руководство КубГУ неоднократно отказывало Ирине Власовой в приеме документов на поступление в ординатуру, ссылаясь на Приказ Минздрава РФ от 11.05.2017 г. 212н «О порядке приема на обучение по обр. программам высшего образования – программам ординатуры». Ирины же ссылается на свое конституционное право на продолжение обучения на врача по окончании вуза, тем более что в профильном 273-ФЗ «Об образовании» говорится о «равных условиях приема» для всех поступающих и ничего не сказано об обязанности предоставлять СНИЛС. Также она считает, что по 210-ФЗ «О госуслугах» и другим ФЗ у нее нет обязательств получать образовательную госуслугу «зачисление в ординатуру» исключительно в электронной форме, а, напротив, есть право выбора формы ее получения.

КубГУ же прямо ответил выпускнице, что ее СНИЛС нужен для «идентификации в электронной системе вуза». Ирина логично опирается в своем иске на тот факт, что нормативные правовые акты (в т.ч. приказы министерств и ведомств) не могут противоречить ФЗ и Конституции (статьи 24 и других), другим стратегическим документам РФ, в том числе – позиции правого управления президента РФ от 2014 г. Более того, согласно поправкам в 27-ФЗ о СНИЛС от 01.04.2019 г., статья 7 этого ФЗ утратила силу, а именно на нее идет ссылка в Приказе Минздрава РФ. Однако вуз продолжает настаивать, что теперь СНИЛС является цифровым идентификатором личности (неслучайно против этих поправок 2019 г., упразднивших бумажный СНИЛС, активно боролась консервативная, православно-патриотическая общественность). Кроме того, Ирина указала, что является православной христианкой, и номерная идентификация вместо имени недопустима для нее по религиозным соображениям. Согласно Указу президента от 13.03.1997 г. №232, основным документом, удостоверяющим личность гражданина РФ на территории РФ, является паспорт – и этого более, чем достаточно для оказания госуслуги в традиционной форме.

Представитель ответчика ФГБОУ КубГУ Минздрава РФ просила отказать Ирине в иске со ссылкой на упомянутый выше нормативный акт – приказ Минздрава о порядке подаче документов в ординатуру. А также заявила, что истец предоставляла свой СНИЛС вузу при аккредитации, а теперь «злоупотребляет своим правом». Вроде как у нее есть выбор – вступать в правовые отношения с вузом или нет. Не вступать – значит, не соглашаться на идентификацию по СНИЛС и не попасть на обучение в ординатуру, соответственно. Вот такой вот дискриминирующий человека «выбор» - вот и вся аргументация ответчика.

Казалось бы, аргументация Ирины Власовой просто железная, однако суд решил иначе. Суд обратил внимание, что в ч.12 ст. 82 273-ФЗ «Об образовании» сказано: порядок приема граждан на обучение по программам ординатуры устанавливается Минздравом РФ. А согласно ст. 30 того же 273-ФЗ, обр. организации принимает локальные НПА по основным вопросам осуществления деятельности, в том числе регламентирующие правила приема обучающихся. Суд указал на то, что эти рамочные нормы (т.е. приказ Минздрава) – часть ФЗ, который граждане обязаны исполнять. Сказано там указать в заявлении на зачисление СНИЛС – значит, будьте любезны.

Также Ирина предоставила свой СНИЛС для прохождения первичной аккредитации как специалиста, также он использовался медицинской организацией, куда она была трудоустроена. По мнению ответчика, это свидетельствует о «непоследовательности ее религиозных убеждений», потому что в противном случае она бы вообще «не участвовала в гражданских правоотношениях, где используется ее СНИЛС». Вот такой прямой посыл – не хочешь идентифицироваться по номеру, значит, ни в вуз не поступишь, ни на работу потом. Все именно так, как говорили православные христиане: без личного номера-идентификатора человек теряет правосубъектность при цифровом тоталитаризме.

Суд пришел к выводу, что «действующим законодательством не установлены законоположения, дающие истцу право не исполнять положения действующего законодательства…, ссылаясь на религиозные убеждения, поскольку таковые не входят в правовое регулирование общественных правоотношений по получению высшего образования в РФ». А толкование Ириной Власовой и ее защитой норм законов суд оценил как их личное «правовое заблуждение». И отказал в иске в полном объеме, подкрепив тем самым позицию цифровизаторов – электронная форма заявления с указанием СНИЛС, по мнению суда, являются обязательными условиями при подаче документов в ординатуру.

Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 16 декабря 2021 г. также имеется в распоряжении редакции «Катюши», оно по сути своей ничем не отличается от такового первой инстанции. Так что теперь дошло до Верховного суда – и мы искренне желаем истцу бороться за свои права до конца и победить. Этот судебный прецедент и аргументация выпускницы кубанского меда Ирины Власовой очень важны. Такой нечеловеческий цифровой подход к гражданам, который на законном уровне обоснован всего лишь Приказом Минздрава о порядке зачисления (пусть на право издавать такие приказы и есть отсылка в 273-ФЗ), откровенная дискриминация тех, кто отказывается от получения «электронных госуслуг», обязательство вносить все сведения о себе в единые электронные базы и реестра, даже если ты отказываешься от автоматизированной обработки ПД и не хочешь, чтобы твои ПД использовали без твоего согласия (со ссылкой на ст. 24 Конституции) знаменует нашу правовую «новую нормальность». Суд как бы не заметил всего вышеперечисленного, не заметил отчуждения от гражданина его правосубъектности, его поэтапного превращения в «цифровой профиль» без права традиционного взаимодействия с государством.

Борьбу по этой линии важно продолжать еще и потому, что согласно очень похожему нормативному акту Минобрнауки РФ, с 2021 г. имена абитуриентов в списках поступающих в вузы заменяются на номера СНИЛС. То есть на стенах университетов и на их сайтах в списках поступающих/поступивших больше нет человеческих имен – только идентификационные номера, как в нацистских концлагерях. И это, кстати, грубейшее нарушение ГК РФ, ст. 19:

«1. Гражданин приобретает и осуществляет права и обязанности под своим именем, включающим фамилию и собственно имя, а также отчество, если иное не вытекает из закона или национального обычая.

  1. Вред, причиненный гражданину в результате нарушения его права на имя или псевдоним, подлежит возмещению в соответствии с настоящим Кодексом.

При искажении имени гражданина либо при использовании имени способами или в форме, которые затрагивают его честь, умаляют достоинство или деловую репутацию, гражданин вправе требовать опровержения, возмещения причиненного ему вреда, а также компенсации морального вреда».

Между прочим, в марте 2018 г. «Катюша» писала о победе протоиерея Леонида Власова (отца Ирины) в суде в очень похожей истории, только тогда речь шла об ультимативном принуждении гражданина к согласию на обработку его ПД – под угрозой отказа в базовых госуслугах, фактически о том же самом принуждении к «электронным госуслугам».

Региональное отделение Росреестра наотрез отказывалось провести межевание участка о. Леонида без получения от него письменного согласия на обработку ПД. Священник обратился в суд, аргументировав свою позицию личными религиозными убеждениями, а также сославшись на документ «Позиция Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных», принятый Освященным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 4 февраля 2013 г.

В нем, в частности, говорится: «Церковь считает недопустимым любые формы принуждения граждан к использованию электронных идентификаторов (ИНН, СНИЛС и др.), автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных и личной конфиденциальной информации. Реализацию права на доступ к социальным благам без электронных документов необходимо обеспечить материальными, техническими, организационными и, если необходимо, правовыми гарантиями».

А в пункте 4 этого же документа Архиерейский Собор как высший орган управления Церковью определяет отказ православного верующего от принятия новой информационной системы религиозно мотивированным, то есть относящимся к его религиозному убеждению.

Все это напрямую касается и позиции дочери отца Леонида в суде. Пока никакие церковные и духовные аргументы, а также записанное в Конституции право каждого гражданина на свободу совести и исповедования своих убеждений, не убеждают судей. По их мнению, все это «не основано на законе». Так что строители электронного концлагеря заявляют в лицо православным: плевать мы хотели на ваши убеждения, будем загонять в стойло всех. Или входите в нашу систему, или выживайте как хотите – без образования, работы и прочих базовых условий для жизни. Нам же остается еще раз пожелать Ирине Власовой успехов в борьбе за право оставаться человеком, будем следить за рассмотрением апелляции в Верховном и, возможно, Конституционном суде.

РИА Катюша

 

28 Декабря 2022 в 02:55
6035