Быстро творятся цифровые дела в нашем Отечестве. Накануне Совет Госдумы рассмотрел и одобрил для первого чтения (запланировано до конца января) законопроект группы депутатов и сенаторов о внедрении цифрового рубля. Это детище Центробанка, а сам проект – глобалистский, от мировой финансовой олигархии (МВФ, Всемирный банк, ВЭФ). Именуется он «в народе» Central Banks Digital Currency (CBDC) и полным ходом внедряется в Китае, США, Евросоюзе, в Британии за него активно ратует премьер Риши Сунак и т.д. Если совсем просто – появляется новый эквивалент программируемых денег, находящихся непосредственно под контролем ЦБ. Это уже не фиатные деньги, так как их ценность и возможность использования является «плавающей» - зависит исключительно от намерений оператора платформы (в нашем случае-ЦБ). В то же время, это не криптовалюта – наиболее логично сравнить ЦР с условным способом расчетов в компьютерной игре, который учреждает, контролирует и видоизменяет разработчик. На ЦР в цифровом кошельке не начисляются проценты, его невозможно обналичить, при этом все операции/переводы между кошельками персонифицированы – привязаны к ID держателя кошелька. Кроме того, использование платформы ЦР будет платным для банков и для физ-/юрлиц. Анализ текста законопроекта полностью подтвердил наши опасения, детали – в этом материале.

Первым номером среди группы авторов ПФЗ неслучайно указан глава Комитета ГД по фин. рынку Анатолий Аксаков – он неизменно входит в финсовет при ЦБ и лоббирует его инициативы в парламенте. Логично предположить, что реальные авторы текста ПФЗ – в Центробанке, кровно заинтересованном во внедрении цифрового рубля. Настоящая фамилия суррогатной «матери» ЦР-Ольга Скоробогатова. Перейдем к самому документу «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с внедрением цифрового рубля» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/270838-8). По традиции, будем давать прямые цитаты из ПФЗ с комментариями. Заметим, что наши пояснения – не истина в последней инстанции, своим анализом «Катюша» призывает каждого подумать и сформулировать собственное мнение.

«Инновация» ЦБ предполагает внесение изменений в большое количество законов, в частности – в 17-ФЗ «О банках и банковской деятельности». Сразу оговаривается, что ЦР нельзя будет использовать во вкладах (депозитах), т.е. на него не будут начисляться проценты.

Банк России – оператор платформы ЦР, он организует и обеспечивает ее функционирование.

«Совет директоров ЦБ:

- определяет тарифы на услуги оператора платформы цифрового рубля, а также размеры вознаграждения, выплачиваемого оператором платформы цифрового рубля участникам платформы цифрового рубля;

- определяет максимальные значения размера платы, взимаемой участниками платформы цифрового рубля с пользователей платформы цифрового рубля;

- определяет максимальные значения суммы операций с цифровыми рублями и (или) суммы остатков цифровых рублей на цифровых счетах (кошельках);

- определяет порядок, перечень операций и сроки обеспечения кредитными организациями своим клиентам возможности совершения операций с цифровыми рублями».

Нас сразу ставят перед фактом, что «облагодетельствовать» цифровым рублем будут за нас же счет – за пользование платформой ЦБ придется платить как банкам, так и гражданам/организациям, открывающим посредством банков цифровые кошельки с ЦР. Также видим, что закон предельно рамочный, дающий ЦБ безграничные возможности для экспериментов с ЦР: возможно ограничивать как его общее количество в кошельке, так и суммы переводов, а также его срок годности и операции, на которые его можно тратить.

«Глава XII.2 Организация и обеспечение функционирования платформы цифрового рубля

Статья 82.6.1 Банк России является оператором платформы цифрового рубля, организует и обеспечивает бесперебойность ее функционирования, а также устанавливает правила платформы цифрового рубля.

Статья 82.6.2 Формирование остатка цифровых рублей осуществляется оператором платформы цифрового рубля в соответствии с Федеральным законом «О национальной платежной системе». Переводы цифровых рублей совершаются исключительно в рамках платформы цифрового рубля.

Статья 82.6.4 Оператор платформы цифрового рубля непосредственно обеспечивает доступ к цифровым счетам (кошелькам) кредитным организациям и иным лицам, указанным в статьях 46 и 48 настоящего Федерального закона, а в случаях, определенных Банком России, также юридическим лицам на основании договора».

Здесь все о тех же безграничных рамочных полномочиях ЦБ – правила платформы цифрового рубля можно будет менять, как ему захочется. Кроме того, сам ЦБ (не банки-посредники, участники платформы) сможет открывать цифровые кошельки для юрлиц по договору. То есть различные компании смогут стать держателями ЦР без участия кредитных организаций, напрямую обращаясь в ЦБ. Это может превратить ЦБ в оператора огромных частных активов.

Интересные изменения в связи с внедрением ЦР вносятся в 63-ФЗ «Об электронной подписи»:

«В случае создания сертификата ключа проверки электронной подписи для доступа к платформе цифрового рубля, доступа к цифровому счету (кошельку) вместо фамилии, имени и отчества (если имеется) – для физических лиц, наименования и местонахождения – для юридических лиц указывается уникальный идентификатор пользователя платформы цифрового рубля, позволяющий идентифицировать владельца сертификата ключа проверки электронной подписи».

Без уникального ID (цифрового номера), который присваивается каждому пользователю платформы ЦР не обошлось. Это обязательное условие, о котором распространялась зам. Набиуллиной – Ольга Скоробогатова на форуме Finopolis-2022  – чтобы каждый токен ЦР был персонализирован, любое движение цифровых средств было привязано к конкретному человеку/организации, и ЦБ в режиме реального времени отслеживает их траты.

Далее вносятся правки в 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Приведем основные определения составляющих системы, чтобы стало понятно, как ЦБ ее выстраивает:

«платформа цифрового рубля – информационная система, посредством которой в соответствии с правилами платформы цифрового рубля взаимодействуют оператор платформы цифрового рубля, участники платформы цифрового рубля и пользователи платформы цифрового рубля в целях совершения операций с цифровыми рублями;

правила платформы цифрового рубля – нормативные акты Банка России, содержащие, в том числе условия доступа к платформе цифрового рубля, требования к участникам платформы цифрового рубля и пользователям платформы цифрового рубля, порядок осуществления операций с цифровыми рублями, а также решения Совета директоров Банка России о тарифах на услуги оператора платформы цифрового рубля и о размерах вознаграждения, выплачиваемого оператором платформы цифрового рубля участникам платформы цифрового рубля;

пользователь платформы цифрового рубля – физическое лицо, юридическое лицо или индивидуальный предприниматель, а также в случаях, установленных законодательством, федеральный орган исполнительной власти, орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, орган местного самоуправления, соответствующие требованиям, определенным правилами платформы цифрового рубля;

участник платформы цифрового рубля – оператор по переводу денежных средств, иностранный банк, являющийся владельцем цифрового счета (кошелька), открытого ему в соответствии с правилами платформы цифрового рубля в целях совершения операций с цифровыми рублями, включенный в перечень участников платформы цифрового рубля и обеспечивающий в соответствии с правилами платформы цифрового рубля доступ пользователям платформы цифрового рубля к платформе цифрового рубля и цифровым счетам (кошелькам), а также возможность совершения операций с цифровыми рублями».

Важный момент – участником платформы ЦР может быть и иностранный банк, если ЦБ посчитает возможным включить его в перечень. Причем банки-посредники подключаются к системе строго вертикально – каждая кредитная организация сначала получает от ЦБ свой цифровой кошелек на платформу, и уже через него оказывает услуги по открытию цифровых кошельков своим клиентам.

«Перевод цифровых рублей посредством выдачи получателю средств наличных денежных средств с цифрового счета (кошелька) не осуществляется».

Очень важный момент – ЦР никак нельзя обналичить (впрочем, есть один косвенный вариант – об этом чуть ниже). Сами переводы осуществляются просто, примерно как переводы безналичного рубля. Участник платформы (т.е. кредитная организация) принимает заявку на перевод/взыскание (да, судебные приставы также смогут взыскивать ЦР с кошельков должников) средств со счета владельца ЦР на другой цифровой кошелек и выполняет/отклоняет ее. Все распоряжения о приеме переводов ЦР проходят непосредственно через оператора платформы – Центробанк.

«Помимо перевода цифровых рублей, цифровые рубли, учитываемые на цифровом счете (кошельке) владельца цифрового счета (кошелька), могут быть по его распоряжению перечислены на открытый ему банковский счет или направлены на увеличение остатка электронных денежных средств».

Еще один ключевой момент в ПФЗ – цифровой рубль можно перевести из кошелька обратно в привычные электронные (безналичные) деньги на счете банка. А потом уже обналичить, при необходимости. Пока такую лазейку ЦБ оставляет, не захлопывая совсем калитку для переведших средства в ЦР.

«Оператор платформы цифрового рубля вправе приостанавливать доступ к платформе цифрового рубля, доступ к цифровым счетам (кошелькам) в случае нарушения участниками платформы цифрового рубля, пользователями платформы цифрового рубля правил платформы цифрового рубля, а также в случаях, предусмотренных федеральными законами. При закрытии банковских счетов, открытых пользователю платформы цифрового рубля участниками платформы цифрового рубля, прекращении использования персонифицированных или корпоративных электронных средств платежа, предоставленных участниками платформы цифрового рубля для совершения операций с электронными денежными средствами, доступ такого владельца к его цифровому счету (кошельку) приостанавливается оператором платформы цифрового рубля».

В случае любого нарушения правил ЦБ (которое он сочтет таковым), доступ к цифровому рублю закрывается. Важно (особенно для физлиц), что при закрытии счетов в отдельном банке его бывший клиент также лишается доступа к цифровому кошельку, который был открыт ему при участии этого банка.

«Оператор платформы цифрового рубля обрабатывает персональные данные пользователей платформы цифрового рубля и их представителей в целях обеспечения функционирования платформы цифрового рубля и совершения операций с цифровыми рублями. Участники платформы цифрового рубля обрабатывают персональные данные указанных лиц в целях обеспечения им доступа к цифровым счетам (кошелькам) и при совершении операций с цифровыми рублями».

В 152-ФЗ «О персональных данных» внесена соответствующая поправка, по которой согласие на обработку ПД гражданина при открытии цифрового кошелька не требуется. Пока не понятно – какой именно набор ПД пользователей платформы затребует Банк России. Это чисто рамочный момент, в правилах пользования платформой он может прописать что угодно.

«Доступ к цифровому счету (кошельку) обеспечивается пользователю платформы цифрового рубля через любого участника платформы цифрового рубля, который осуществляет ведение банковского счета такого пользователя платформы цифрового рубля или формирование остатка электронных денежных средств такого пользователя, распоряжение которым осуществляется с использованием персонифицированного электронного средства платежа. Участник платформы цифрового рубля не вправе отказать пользователю платформы цифрового рубля в доступе к цифровому счету (кошельку), за исключением случаев, установленных федеральным законом.

Доступ к платформе цифрового рубля, открытие цифрового счета (кошелька) и доступ к нему обеспечиваются участнику платформы цифрового рубля оператором платформы цифрового рубля».

Как видим, ЦБ нарисовал простую вертикальную схему: «Банк России – банк-посредник – физ-/юрлицо (пользователь цифрового кошелька)». Но частные/государственные банки в этой системе изначально выглядят уныло – для конкретного пользователя нет никакой разницы, открывать цифровой кошелек непосредственно в ЦБ (представим такую возможность), либо в своем клиентском банке. Пока ЦР может свободно превращаться в безналичные деньги на счете банка и обратно, функция банка как посредника остается. Но если допустить, что ЦР наберет вес и станет одним из основных способов взаиморасчетов – банки становятся лишними. Об этом, кстати, рассказывал «Катюше» д.э.н. Валентин Катасонов.

«Выясняется еще один очень интересный момент – коммерческие банки при введении цифровых валют становятся пятым колесом в телеге. Они не очень нужны в этой новой валютной модели. Я читал комментарии чиновников ЦБ по этому поводу – не думаю, что госпожа Набиуллина хорошо понимает, что делает. Скорее всего, они просто получают какие-то команды, и как дрессированные хомяки исполняют их.  

Коммерческие банки пока никак не отреагировали на эту инициативу, но через некоторое время до них, как до жирафа, начнет доходить, что они просто оказываются лишними в новой «цифровой» кредитной модели», - отмечал Катасонов.

«Участник платформы цифрового рубля вправе взимать с пользователя платформы цифрового рубля плату за совершение операций с цифровыми рублями, оказываемых в рамках платформы цифрового рубля, максимальные значения размера которой устанавливаются Советом директоров Банка России в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Тарифы на услуги оператора платформы цифрового рубля и размеры вознаграждения, выплачиваемого оператором платформы цифрового рубля участникам платформы цифрового рубля, утверждаются Советом директоров Банка России в соответствии с Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)».

Изменение тарифов, установленных для пользователей платформы цифрового рубля, являющихся физическими лицами, может осуществляться не более двух раз в течение каждого календарного года».

Ничего личного – просто бизнес на цифровом рубле с повышением тарифов дважды в год. Учитывая тот факт, что его нельзя положить под депозит на проценты, а также придется платить за сам факт наличия цифрового кошелька, трудно представить себе, как миллионы россиян добровольно побегут переводить в ЦР свои финансы. Впрочем, мы еще не знаем, какие уловки в ЦБ для этого предусмотрены.

Ну и конечно, история была бы неполной без «блока тотального контроля» в ПФЗ, который Банк России именует «наблюдением, направленным на совершенствование субъектами национальной платежной системы своей деятельности и оказываемых ими услуг, а также на развитие платформы цифрового рубля»:

«Наблюдение в национальной платежной системе включает следующие виды деятельности:

1) сбор, систематизацию и анализ информации о деятельности субъектов национальной платежной системы, о функционировании объектов наблюдения (далее – мониторинг);

2) оценку деятельности субъектов национальной платежной системы, функционирования объектов наблюдения (далее – оценка);

3) подготовку по результатам указанной оценки предложений по изменению деятельности оцениваемых субъектов национальной платежной системы, по изменению функционирования объектов наблюдения (далее – инициирование изменений).

При осуществлении мониторинга Банк России вправе запрашивать и получать от субъектов национальной платежной системы информацию о их деятельности и оказываемых ими услугах, а также о функционировании объектов наблюдения.

Банк России вправе запрашивать и получать от организаций федеральной почтовой связи информацию об осуществлении ими почтовых переводов денежных средств, за исключением сведений, отнесенных Федеральным законом от 17 июля 1999 года № 176-ФЗ «О почтовой связи» к тайне связи, в порядке, установленном Банком России, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти в области связи».

Тихой сапой ЦБ претендует на отслеживание всех почтовых переводов и полный контроль всех операций в платежной системе «Мир».

«При осуществлении оценки Банк России определяет степень соответствия оцениваемых субъектов национальной платежной системы и (или) объектов наблюдения рекомендациям Банка России, к которым относятся собственные рекомендации Банка России, а также рекомендации по использованию стандартов или лучшей мировой и отечественной практики, при условии опубликования соответствующих документов в изданиях Банка России на русском языке. При необходимости Банк России издает методические разъяснения по использованию указанных рекомендаций».

Не только отслеживать, но и оценивать деятельность субъектов НПС Центробанк будет по степени ее соответствия «лучшей мировой практики», а также будет давать рекомендации – на основании международных, то есть глобальных, стандартов. Естественно, предварительно переведя их на русский язык. Сразу вспоминается материал «Катюши» от 2018 г., где рассказывалось про вояж Набиуллиной в США и ее верноподданический отчет руководству МВФ. С тех пор ничего не изменилось, и ЦБ выполняет те же функции по поддержанию системы «Вашингтонского консенсуса».

Ну и еще пара нюансов. В 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте…» вносится пояснение (для тех, кто ранее не знал/не понял): «Цифровой рубль цифровой валютой не является».

Ну и про пилотный период внедрения ЦР, который планируется начать с 1 апреля 2023 г. (и это не шутка). Совет директоров Банка России до 31 декабря 2023 г. определит «перечень субъектов, которые вправе осуществлять операции с цифровыми рублями на платформе цифрового рубля, а также правила проведения пилотирования платформы цифрового рубля».

Приведем еще важную цитату от замминистра финансов РФ Алексея Моисеева – из его интервью от сентября 2021 г. Она закрывает все вопросы в ответ на манипуляции ЦБ о том, что «ЦР никоим образом не вводится против налички…»:

«Цифровой рубль — это замена наличному рублю. Это означает, что у вас будет кошелек, но он никак не будет зависеть от банка. С наличным рублем по-другому — вы с банком заключаете договор, и деньги принадлежат банку. С юридической точки зрения, цифровой рубль всегда будет ваш, банк здесь выступает только как ячейка. Банк будет оказывать лишь клиентский сервис. Естественно, этот инструмент приобретет популярность среди тех, кто ценит безопасность — цифровой рубль нельзя украсть как наличные из кармана, и вы не связаны кредитной частью банка. В то же время за цифровую валюту вы не сможете получать проценты».

Далее Моисеев рассуждает о том, что «карточка – это уже устаревший формат» хранения средств, так что логично предположить, что доступ к ЦР будет организован по биометрии человека и, на первом этапе, через приложение мобильного телефона (об этом говорит сам Моисеев). Что будет дальше – фантазировать не будем, хотя ИХ вектор просматривается четко.

Вот такая картина у нас получается. Что ЦБ (точнее, его внешние хозяева) хочет, то он пока и получает… Нам остается только задать риторический вопрос: как можно доверять «инновации» от не подчиняющейся Правительству РФ конторы – филиала МВФ и надежного партнера МВФ, глава которой признавалась банкиром года по версии лондонского журнала Euromoney и получала эту награду из рук хозяев того же МВФ и Всемирного банка в 2015 году. А еще Набиуллина окончила программу Йельского университета для международных лидеров – ту же самую, что и зек Алексей Навальный. Деятельность ЦБ по удушению российской экономики регулярно подвергается аргументированной критике со стороны экономистов-патриотов, в частности, академика РАН Сергея Глазьева. Можно ли доверять очередному мыльному пузырю от этой конторы под названием «цифровой рубль», который является вовсе не центробанковским, а глобальным проектом (что никем не скрывается)?

РИА Катюша

 

 

17 Января 2023 в 12:32
5377