Введение CBDC (Central Bank Digital Currency) центральными банками разных стран по рекомендациям МВФ и Всемирного банка несет не только прозрачность операций, но и ряд серьезных угроз, связанных как с сохранностью данных, так и возможностями блокировать средства граждан и компаний во внесудебном порядке. И это еще не все. Всеобщая цифровизация и распространение связного формата 6G для сбора цифровых профилей граждан приведет с созданию глобальной системы социального рейтинга, через которую, в том числе, будет раздаваться «вмененный доход». После появления CBDC у нас резко вырастет роль Банка России, который сможет проводить собственную, а не государственную монетарную политику, в том числе проводить неконтролируемую эмиссию. Банки как посредники в кредитной политике станут не нужны: все цифровые счета будет вести сам ЦБ. При самом пессимистичном для мировой банковской системы развитии событий,  все операции с «цифровой» валютой будут полностью контролироваться глобальным правительством. Это может произойти уже к 2035 году.

6 марта Комитет по финансовым рынкам одобрил законопроект № 270838-8 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с внедрением цифрового рубля» и рекомендовал принять его в в первом чтении. Сделано это практически не задумываясь о последствиях решения, оставляющего нашу страну в «глобальном» тренде Всемирного банка и МВФ, несмотря на ведущуюся СВО, а по сути Третью мировую войну с коалицией, включающей более 70-ти государств.

Интересно, что на странице законопроекта https://sozd.duma.gov.ru/bill/270838-8 решение комитета Анатолия Аксакова, теснейшим образом связанного с Эльвирой Набиуллиной до сих пор не представлено. Однако его мнение можно узнать из сопроводительной записки, поданной при регистрации. В ней главным является следующее: создается «платформа цифрового рубля»; ее оператором становится Банк России, который отвечает за сохранность данных для лиц и организаций; он же проводит тарификацию этой «услуги». Но самое важное в этом законе то, что он тупо является «калькой» с решений, принятых законодательными органами «недружественных стран» - все остальные участники процесса тоже дублировали только их. В пояснительной записке Комитета по финансовым рынкам об этом говорится прямо: создателями законопроекта был «проанализирован зарубежный опыт создания и регулирования валют центральных банков <CBDC>. В рамках работы над законопроектом осуществлялся анализ проектов зарубежных государств, направленных на внедрение цифровых валют центральных банков, в части вопросов, связанных с их регулированием. В частности, были изучены подходы к внедрению цифровых валют центральных банков стран ЕАЭС, а также КНР, Турции, стран Европейского союза, Великобритании и США. Общие концептуальные подходы, выработанные иностранными разработчиками, были в определённой части восприняты как при создании концепции цифрового рубля, так и при формировании положений законопроекта». 

Действительно, закоперщиком введения CBDC считается Китай, причем организовала этот процесс команда «комсомольцев», тесно связанная с британскими Ротшильдами, после XX съезда КПК отстраненная от власти. Работа созданию «цифрового юаня» были начаты еще в 2014 году, а его «полевые испытания» начались в апреле 2021 года, в самый разгар так вовремя случившейся «пандемии» COVID-19. Эксперимент проходил в следующих провинциях и городах: сначала в Сучжоу, Чэнду, Сюнъане, Шанхае, Хайнане, Чанше, Сиане, Циндао и Даляне. В 2022 году он был распространен на Хэнань, Фуцзянь и Хэйлунцзян, а также Гуанчжоу, Чунцин, Фучжоу и Сямэнь. Решением Народного банка Китая к эксперименту были подключены и крупнейшие китайские компании Tencent, Alibaba, Huawei, JD.com и UnionPay. По стопам Китая в этом году идут Федеральная резервная система США, Европейский ЦБ, а также центральные банки Японии и Индии.

В феврале 2022 года ФРС США выпустила отчет про запуск «цифрового доллара», в котором отмечалось, что «CBDC может коренным образом изменить структуру финансовой системы США». Важная роль федерального резерва при этом «заключается в содействии обмену опытом и поддержке функциональной совместимости CBDC». Но, как известно, у ФРС один интерес, а у простых американцев – совершенно другой. В начале марта было выпущено исследование Solari Report: Ways To Stop Central Bank Digital Currencies / «Пути блокировки запуска CBDC». Он обращен к американцам среднего класса и рассказывает не только об основной угрозе введения цифрового доллара – исчезновение наличного оборота, но и о способах противодействовать практике CBDC на основании имеющейся в США правовой системы и практике протестов. В исследовании, jпубликованном на портале Technocracy News & Trends, выделяются 12 основных позиций.

  1. Платите наличными. Делайте это всегда, где возможно. Необходимо сообщить всем друзьям и знакомым, почему Вы используете наличные. Не платите в заведениях, которые отказываются принимать нал. Если Вы обращаетесь в удаленные службы и магазины, используйте чеки.
  2. Используйте аналоговые платежи. Нужен здоровый баланс между возможностями цифровых и аналоговых транзакций.
  3. Работайте с честными партнерами. Взаимодействуйте с честными людьми, даже если это будет стоить дороже. Мошенники и другие лица, которые вносят свой вклад в «нездоровые» системы из-за своей собственной жадности или жажды власти, наносят неисчислимые убытки.
  4. Переходите из крупных финансовых организаций в региональные банки и кредитные союзы.
  5. Финансируйте друзей, а не врагов. Начните сокращать количество онлайн- и цифровых финансовых транзакций и по возможности отказывайтесь от инвестиций в компании, которые продвигают цифровые удостоверения личности, вакцины или паспорта здоровья, а также CBDC.
  6. Поддерживайте государственных чиновником, которые выступают за финансовую свободу. Попросите законодателей вашего штата создать суверенный государственный банк, например, такой как Bank of North Dakota, чтобы защитить ваше право на бесплатные финансовые операции.
  7. Работайте со своими конгрессменами и сенаторами. Пишите им обращения о необходимости финансовой свободы. Требуйте назначить аудит Федерального резервного банка Нью-Йорка, который является депозитарием правительства США и действует в качестве агента правительства США в его финансовых делах.
  8. Требуйте выхода США из ВОЗ. Необходимо прекратить финансирование ВОЗ за счет долларов американских налогоплательщиков. Эта организация, помимо других неприемлемых действий, использует систему здравоохранения для введения паспортов вакцин, что является просто способом получения системы аутентификации, необходимой для CBDC и пространственного контроля.
  9. Скажите «нет» налогообложению без представительства. CBDC — это способ осуществления такого типа налогообложения.
  • Предупредите свою семью и друзей. Людям нужно знать, что планируют руководители центральных банков, чтобы они тоже могли действовать прямо сейчас.
  • Не позвольте пропаганде убедить вас, что с CBDC всё в порядке. Узнайте о тактике пропагандистов, используемой для продажи вам вещей, которые не в ваших интересах.
  • Используйте имеющиеся возможности. Децентрализация финансовой власти может значительно улучшить нашу экономику.

С учетом американской ментальности со сказанным в Solari Report не о чем поспорить.

Интересно, что у России был и остается свой путь для цифрового рубля – сделать его государственной криптовалютой, основанной на блокчейне. Оно было предложено Федеральным исследовательским центром «Информатика и управление» РАН. Вот его краткая суть:

Криптовалюта изначально считается анонимным инструментом, который создавался для того, чтобы вывести псевдоденежное обращение из-под контроля государства. Но, как учит нас основательно позабытая диалектика – Закон отрицания отрицания неумолимо действует. Это происходит как в силу объективных причин - расширение номенклатуры криптовалют, рост курсов их котировок, так и субъективных - популярность темы в СМИ. Рост интереса в общественном сознании к криптовалютам начинает толкать в эту сторону и РФ в лице крупных корпораций и банковского сектора. Основной политический смысл использования криптовалюты в государственной экономике состоит в следующем:  

Во-первых, самое главное, хотя и вынесенное основательно за скобки – взять производство (майнинг) криптовалюты под более или менее плотный контроль. Он заключается не только в отслеживании операций с «криптой», чем пугают СМИ рядового обывателя, хотя ее анонимность заканчивается сразу при ее обмене на реальные деньги, так как поскольку процедуру идентификации личности для реального денежного оборота еще никто не отменял, но и в контроле эмиссии криптовалюты.

Во-вторых, весьма важный перед выборами момент – непосредственное участие граждан в эмиссии массы крипты и разгрузка внимания граждан от потенциальных проблем с основной национальной валютой.

В третьих, участие государства выгодно и для самого института криптовалют, поскольку в глазах гражданского общества выводит эту тему из полукриминального акцента в область более или менее прозрачного регулирования.

Кроме этого клиринговый оборот государственной криптовалюты позволит разгрузить платежную систему безналичных расчетов и снизить нагрузку на наличное обращение, причем весьма существенно. Открытость схемы формирования криптовалюты и ее поддержка государством в виде сертификации криптографических решений уполномоченными органами также повышает не только субъективное, но и объективное доверие к механизму ее эмиссии и хождения. Исходя из этого, можно сформулировать архитектуру национальной криптовалюты:

Первый принцип – это разделение майнинга и хранения, что часто называют термином BlockChain, и операций с криптовалютой на две условно непересекающиеся области.  Одна -  область «золотых фишек» - это государство, казначейство, министерство финансов, бюджетники и крупные корпорации. Другая - область «красных фишек» - более рискованный рынок условно частных и средних, и возможно «анонимных», идентифицированных только номером или псевдонимом, майнеров криптовалюты и участников ее рынка.

Второй принцип: во главе архитектуры находятся Удостоверяющий центр, снабжающий всех участников системы криптовалют сертификатами  и Центр эмиссии, который проверяет и заверяет выработанные «монеты» своей электронной подписью. Для игроков «золотой» области монета подписывается еще и электронной подписью Банка России, который также . устанавливает скорость эмиссии или единолично, либо голосования уполномоченных участников. Таким образом, «монета» в цепочке блокчейна подписана либо двумя подписями – майнера и Центра эмиссии, либо дополнительно третьей подписью регулятора, что обозначает ее доверенность.

Третий принцип касается операций с государственной криптой. Они также происходят с использованием электронных подписей участников, при этом владелец, а на первом этапе это майнер, подписывает операцию как донор, а принимающий «монету» участник – как акцептор, наращивая блокчейн еще двумя подписями под описанием операции. В «золотой» зоне гарантом сделки может выступать ЦБ, либо уполномоченный им банк, добавляя в блокчейн третью, своего рода, нотариальную подпись.

Таким образом, у России есть свой, уже разработанный путь. Он сохраняет баланс между ЦБ и уполномоченными банками, так что планируемая глобалистами деструкция финансовой системы, просто «обходится сбоку». Использование блокчейна гарантирует сохранность данных, так как это система является распределенной и не требует сосредоточения в отдельном хранилище (DataCenter ЦБ), которое легко вывести противнику из строя с применением электромагнитного оружия. Как, впрочем, не нужны и закупки суперкомпьютеров, которые в любом случае пока под санкциями. Только вот для реализации плана Набиуллиной-Аксакова их нам наверняка продадут «почти даром». Но не будем верить «данайцам, дары приносящим» - у нас сними разная ментальность и исторические цели.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

P.S. Тем временем, 8 марта в Нигерии граждане начали протесты против CBDC, и требуют возобновления доступа к выдаче наличных. Дефицит нала в Нигерии возник из-за попытки властей перевести страну на полностью безналичную экономику. В августе 2022 года правительство разрешило использовать CBDC, не открывая банковские счета.

Когда меры не увенчались успехом, ЦБ Нигерии перешел к ешё более решительным мерам и ограничил выдачу наличных до 100 тысяч найр (около 225 долларов) в неделю для физлиц и 500 тысяч найр (1123 доллара) для юрлиц. После этого регулятор решил изменить и дизайн валюты, в результате чего у банков начались проблемы с поступлением «новых» купюр. Отказ нигерийцев от CBDC — поучительная история для других стран.

 

10 Марта 2023 в 02:01
6751