Завтра Совет Федерации намерен утвердить принятый Думой в спешке  законопроект О единой биометрической системе. РИА Катюша вместе с экспертным центром ОУЗС подготовили анализ обновленной версии законопроекта, которую цифролоббисты от Шадаева до Хинштейна с Володиным пытались выдать чуть ли не за новый законопроект который-де, учел возражения православных, правозащитников из Совета по правам человека и т.п. Тот самый 140-страничный текст, за который «Единая Россия» проголосовала фактически не глядя – его опубликовали на сайте Госдумы накануне поздно вечером перед голосованием. Причина махинации очевидна: как показал наш анализ, в документ внесли лишь  косметические, символические изменения, а все проблемные положения, превращающие ЕБС в инфраструктуру цифрового концлагеря им. Клауса Шваба, в тексте остались. Более того, в тексте появились даже новые опасные пункты, против которых выступал Святейший Патриарх – в частности, возможность сбора биометрии детей. Пока еще сенаторы и президент России не сказали своего слова – призываем их хорошенько подумать и не вписывать нашу страну в глобальный проект цифротрансформеров по построению нового рабовладельческого строя.

Перейдем сразу к анализу ПФЗ № 211535-8, внесенного в Госдуму от лица депутата Горелкина (есть мнение что это псевдоним коллективного Шадаева), и детально разобранным «Катюшей» в первоначальном варианте. Изначально он назывался «О ГИС «Единая информационная система персональных данных, обеспечивающая обработку, включая сбор и хранение биометрических персональных данных…», а после второго чтения ПФЗ был переименован в «Об осуществлении идентификации и (или) аутентификации с использованием биометрических персональных данных физлиц, о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ…». При этом суть совершенно не изменилась, и речь по-прежнему идет об осуществлении идентификации/аутентификации граждан с использованием биометрии. Просто, как выражался ранее биометролоббист Александр Хинштейн, народу якобы само название «ЕБС» не понравилось. Вот и подумали «креативщики»: дескать, если убрать его из названия, все пройдет на «ура». Сильно недооценивают они наш народ...

Как мы отмечали ранее в анализе ПФЗ, одним из ключевых его моментов была статья 11 «Равнозначность использования единой биометрической системы и единой системы идентификации и аутентификации и действий по проверке документов, удостоверяющих личность физического лица». За исключением смены названия, замены выражения «действия по проверке документов, удостоверяющих личность» на «предъявление документов, удостоверяющих личность» и разбивки первоначального текста на две части с незначительными добавлениями, сущность статьи абсолютно не изменилась и биометрию по-прежнему хотят приравнять к паспорту гражданина РФ.

Чрезвычайно опасным моментом являлось внедрение биометрии на оборонных предприятиях и иных стратегически важных объектах. В первой редакции статья 13 ПФЗ была посвящена осуществлению идентификации и (или) аутентификации при проходе на территорию этих организаций без какой-либо альтернативы для проходящего контроль. То есть тут сбор биометрии явно является принудительным и обязательным – иначе сотрудник просто не попадет на объект, где он работает/временно находится по делам и т.д.

Ко второму чтению перечень стратегически важных объектов, на которых планируют внедрить биометрическую идентификацию, оставлен в полной неизменности. За исключением включения в данную статью новой ч. 3, посвященной проходу на объекты критической информационной инфраструктуры, который может осуществляться с применением векторов ЕБС, и незначительных стилистических изменений.

Еще одной опасностью, заключенной в первой редакции, была возможность использования ЕБС при транспортных перевозках граждан. Все эти риски сохранились – во второй редакции просто решили внести поправки в соответствующие положения федеральных законов о транспорте. То есть проезд по биометрии смогут (и будут) вводить на перевозках людей всех уровней, включая метро, межрегиональные и т.д. Другой вопрос, как будет на практике работать пункт, что в транспортных услугах нельзя отказывать лицам, не сдавшим биометрию. Если посмотреть на отмену налички при оплате за проезд на транспорте в Подмосковье, Санкт-Петербурге  и в других регионах, на закрытие касс в московском метро и перевод всех на автоматы, не выдающие сдачу, что грубо нарушает ФЗ «О защите прав потребителей», мы видим, что учинить беззаконие цифросектантам не составит труда.

Проблемным моментом первой редакции было грубое противоречие с федеральными законами и Конституцией, по которым обработка ПД гражданина может осуществляться только с его согласия. Новый законопроект предполагает что любые единожды сданные человеком слепки лица и голоса (в ГИС, банкам, частникам и т.д.) отправляются в ЕБС без предварительного согласия субъекта ПД. Изменения во втором чтении коснулись лишь расширения круга лиц, обязанных размещать имеющиеся у них биометрические ПД в ЕБС, стилистических правок и т.д. – а суть с «презумпцией согласия» осталась в полной неприкосновенности. Вот как им важно набить ЕБС нашими неизменяемыми ПД – любой ценой. Кстати, сейчас в ЕБС –всего около 200 тысяч слепков, несмотря на пятилетнее выкручивание рук людям (правда, Греф с Собяниным насобирали в свои базы гораздо больше-но это, мягко говоря, не совсем законно).

Вообще, косметические и стилистические изменения – главная «фишка» якобы «не вызывающего никаких вопросов у Церкви и правозащитников» документа. Так, например, перечисленные через запятую сферы деятельности, на которые обещают не распространять положения этого закона (силовые структуры, спецслужбы и т.д.), были разбиты на отдельные подпункты. Лишь после упоминания обеспечения безопасности государства и охраны правопорядка добавили «реализацию внешней политики». Однако было бы смешно перед проведением переговоров с послом иностранного государства требовать от него пройти биометрическую идентификацию. Суть дела все это не затрагивает.

В ст. 2 ПФЗ немного изменено определение вектора единой биометрической системы. Если первоначально под ним понимались «персональные данные, являющиеся результатом обработки биометрических персональных данных физического лица, содержащихся в единой биометрической системе, произведенной с использованием информационных технологий и технических средств…», то после второй редакции – «вектор единой биометрической системы – персональные данные, полученные в результате математического преобразования биометрических персональных данных физического лица, содержащихся в единой биометрической системе, которое произведено с использованием информационных технологий и технических средств…». И в этом случае неопределенное понятие обработки всего лишь конкретизировали путем указания на математическое преобразование – больше ничего не поменялось.

В ст. 3 ПФЗ, определяющей, кто будет использовать ЕБС, понятие кредитных организаций изменено на «банки, иные кредитные организации». В ч. 4 ст. 3 конкретизируется: «В единой биометрической системе размещаются и обрабатываются биометрические персональные данные следующих видов:

«1) изображение лица человека, полученное с помощью фотовидеоустройств;

2)  запись голоса человека, полученная с помощью звукозаписывающих устройств».

Ч. 6 ст.3 первой редакции запрещала размещение и обработку в единой биометрической системе и в региональных сегментах ЕБС сведений, отнесенных к гостайне, а также сведений об отдельных категориях граждан, участие которых в правоотношениях регулируется федеральными законами о спецслужбах, военной разведке, госохране, полиции и т.д. Этот перечень лишь незначительно расширился за счет включения в него геномной информации и войск национальной гвардии. Благодаря этому расширился и перечень органов, наделенных правом направлять мотивированный запрос о блокировании, об удалении, уничтожении биометрических персональных данных отдельных физлиц. То есть по-прежнему имеются все предпосылки для появления в стране отдельной касты неприкасаемых, которых «торговать лицом» не заставят ни при каких обстоятельствах. А с другой стороны будем мы – простые оцифрованные граждане с лицом и голосом в единой огромной базе. Но самое главное: и у военнослужащих, и у военных, есть семьи, родители, а также есть работники тех же самых оборонных и иных стратегических предприятий, без которых ни армия ни спецслужбы функционировать нормально не могут. И они, в случае утечки биометрической информации (а это практически гарантированно, что наглядно показали эксперты и специалисты на нашей конференции «Китеж-град против Вавилона, или Цифровая трансформация как угроза человеку и государству»  во главе с Натальей Касперской), станут мишенями противника и преступников.   

К положительным изменениям, внесенным во вторую редакцию ПФЗ, можно было бы отнести включение в статью 3 нескольких новых частей (11-13), но и тут не все так гладко. На них стоит остановиться подробнее, ведь именно после их появления Хинштейн сотоварищи посчитали свою работу по «удовлетворению претензий общественности» законченной.

Ч. 11 устанавливает, что «предоставление физлицами своих биометрических ПД в целях, предусмотренных настоящим ФЗ, не может быть обязательным». Согласно ч. 12, «госорганы, органы местного самоуправления, иные организации, не вправе обусловливать оказание предоставляемых ими государственных, муниципальных и иных услуг, выполнение государственных, муниципальных функций, продажу товаров, выполнение работ обязательным прохождением идентификации и (или) аутентификации с применением биометрических ПД».

Ч. 13 определяет, что «отказ физлица от прохождения идентификации и (или) аутентификации с использованием его биометрических ПД не может служить основанием для отказа ему в оказании государственной, муниципальной или иной услуги, выполнении государственных, муниципальных функций, продаже товаров, выполнении работ или отказа в приеме на обслуживание».

Обращает на себя внимание, что в этот перечень почему-то не внесли выполнение работником своей трудовой функции. Вероятно, разработчики законопроекта по-прежнему собираются фактически принудить работников оборонных и иных стратегически важных предприятий «добровольно» сдать свои биометрические персональные данные, что, как отмечалось «Катюшей» ранее, представляет колоссальную угрозу национальной безопасности и обороноспособности государства. Как в первой, так и во второй редакции это положение о запрете дискриминации не сдавших биометрию носит во многом декларативный характер, поскольку не подкрепляется какими-либо мерами ответственности для нарушающих его лиц.    

Важно и то, что предоставление биометрии сделали необязательным именно «в целях, предусмотренных настоящим ФЗ». То есть сдача слепка лица для FAN ID (карты футбольного болельщика) и других целей остается обязательной. Более того, разработчики явно предусматривают возможность принятия новых законов, которые сделают предоставление биометрических ПД обязательным.

Право на отказ от сдачи биометрических ПД/на запрос их удаления вроде как тоже прописано в законопроекте. Но при этом осталось положение, что согласие на их обработку может быть подписано простой электронной подписью, что создает самые благоприятные возможности для мошенников. Провозглашается право человека отозвать согласие, однако, где гарантия, что находящиеся в ЕБС данные будут действительно уничтожены?

К немногочисленным плюсам второй редакции можно отнести указанную в ч. 16 ст. 3 возможность для гражданина при личном присутствии в МФЦ представить в письменной форме отказ от сбора и размещения его биометрии, а также отозвать в письменной форме ранее представленный отказ и получить письменное подтверждение представления такого отказа. В ч. 17 данной статьи говорится, что Правительство определяет различные формы отказа, но обходится полным молчанием контроль со стороны Правительства за выполнением действий, являющихся следствием такого отказа.    

Отдельно появился запрет идентификации по биометрии, если при этом производится трансграничная передача биометрических ПД, но тут появилась примечательная оговорка: «за исключением аутентификации, осуществляемой аккредитованными государственными органами или Центральным банком РФ в случае прохождения им аккредитации». Следовательно, госорганы и ЦБ смогут осуществлять трансграничную передачу биометрических ПД, хотя и непонятно с какой целью. Кстати, в первой редакции ПФЗ о трансграничной передаче речи вообще не было.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин хвалил положение, предусматривающее хранение биометрии только в России, на отечественных серверах. Однако тут можно вспомнить рассказ ведущего эксперта России по кибербезопасности, основателя компании InfoWatch Натальи Касперской, из которого прямой вывод: обеспечить сохранность ПД на 100% невозможно.

«Украсть данные биометрии очень просто, это можно сделать даже с отпечатками пальцев в вашем компьютере. В США с 2019 г. растет общественное недоверие к технологиям биометрической идентификации. Причем 75% утечек – это человеческий фактор, сотрудники, имеющие доступ к этим ПД. (…) Из 24 случаев утечки ПД из российских органов власти по 18 не было дано никаких комментариев, никто не был наказан. Мы готовы рискнуть биометрическими данными 150 млн. граждан России?», - обратилась таким образом Касперская к представителям власти, способным повлиять на судьбу документа.

Как видим, принятие данного ПФЗ депутатами показывает, что власть предержащие легко готовы рискнуть биометрическими данными большей части населения нашей страны

Но и это еще не все. В качестве вишенки на торте – в обновленном ПФЗ содержится ряд положений, которые его еще более ухудшают для простых граждан. Если в первом варианте биометрическая аутентификация допускалась на основании одного признака, то теперь речь идет о нескольких признаках, что автоматически влечет за собой увеличение количества сведений, собираемых о конкретном человеке.

В определении ЕБС указано, что она использоваться «в целях осуществления идентификации, аутентификации с использованием биометрических персональных данных физических лиц, а также в иных правоотношениях в случаях, установленных законодательством РФ…»

Мы видим, что ЕБС планируют использовать не только в рамках данного законопроекта, в случае его принятия, но и «в иных правоотношениях», то есть разработчики данного ПФЗ не собираются на нем останавливаться – будут и другие изменения в законодательство с целью максимального внедрения использования биометрии во все сферы нашей жизни. Цель эта представляется им такой значимой, что в документе они прописали ее дважды.  

Во второй редакции было не просто сохранено положение, что вектор ЕБС выводится из-под действия 152-ФЗ «О персональных данных», но и добавлено, что к нему не применяются меры по обеспечению безопасности биометрических ПД при их обработке, установленные в соответствии со статьей 19 указанного ФЗ. Хотя многие эксперты считают, что векторы тоже надо защищать, потому что через них можно добраться собственно до биометрии гражданина.

Из новой редакции ч. 7 ст. 3 ПФЗ становится ясно, что размещать сведения в ЕБС будут банки, многофункциональные центры предоставления государственных и муниципальных услуг и иные организации, а государственные органы, органы местного самоуправления, Центральный банк РФ, организации, индивидуальные предприниматели, нотариусы будут использовать единую биометрическую систему в целях идентификации и (или) аутентификации. Сбор биометрии фактически отдается на откуп частным лицам (банки и «иные организации») и МФЦ, которые, скорее всего, будут всячески склонять обратившихся в них граждан к «торговле лицом».

У экспертов и общественников были серьезные опасения в связи с тем, что раз биометрия приравнивается к паспорту, ее попробуют начать собирать и с несовершеннолетних, ведь паспорт в России получают с 14 лет. Вторая редакция подтвердила эти опасения: если в первой редакции ПФЗ ничего не говорилось о несовершеннолетних, то во второй редакции появилось положение: «Согласие на обработку биометрических ПД несовершеннолетних, отказ от сбора и размещения их биометрических ПД, а также отзыв таких согласия и отказа дается (предоставляется) законными представителями несовершеннолетних».

То есть узаконивается принципиальная возможность получения согласия на обработку биометрии несовершеннолетних от их законных представителей. Поскольку хорошо известно, какими методами добываются подобные добровольно-принудительные согласия, не приходится сомневаться в том, что авторы ПФЗ решили включить в ЕБС и биометрические ПД несовершеннолетних. Включение этого положения во вторую редакцию является демонстративным и наглым игнорированием позиции Русской Православной Церкви «о полном запрете сбора биометрических данных детей», выраженным в письме патриарха Кирилла председателю Госдумы Володину 12 декабря с.г. (http://www.patriarchia.ru/db/text/5984387.html). И депутат Хинштейн с министром Шадаевым сознательно врали и водили нас, Патриарха, ФСБ и Президента  за нос, когда говорили, что пожелания

Патриарха были учтены.

Уверены, что разработчики поправок в ПФЗ выполняли волю Центробанка, публично озвученную банкирами ранее: «Банк России считает, что запрещать обработку биометрических данных подростков старше 14 лет не нужно». Можно ли после такого доверять разработчикам и лоббистам этого документа? Очевидно, что, обманув предстоятеля РПЦ, они с легкостью поступят так и с простыми гражданами.

Таким образом, все предыдущие выводы «Катюши» по анализу первой редакции этого ПФЗ остаются в силе. Расширение базы для сбора и применения слепков лица и голоса (и не только) – уникальных ПД граждан России – прямо противоречит закрепленным в Конституции РФ правам на свободный труд, свободу передвижения, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, создает условия для превращения населения нашей страны в бесправных биообъектов электронного концлагеря по китайскому образцу (с наблюдением 24/7 и перспективой внедрения социального рейтинга), а также представляет серьезную угрозу нацбезопасности и обороноспособности наших вооруженных сил (семьям сотрудников силовых структур, спецслужб и т.д.). Теперь лучшее, что могут сделать сенаторы или, если СФ повторит действия Госдумы, президент России – отклонить этот законопроект, пока еще не поздно. Образцы заявлений президенту можно найти здесь.

РИА Катюша

 

22 Декабря 2022 в 07:49
11572