Вчера Владимир Путин подписал ФЗ №45 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который предполагает возможность внешнеторговых сделок с цифровыми финансовыми активами (ЦФА)  по заключённым между резидентами и нерезидентами сделкам. Таким образом, российские цифровые обязательства выпускаются в мир. Стоит подумать, что это будет значить для нашей страны в ближайшем и не очень будущем. Как минимум – внедрение биометрии у операторов финансовых услуг.

Для начала уточним,что такое ЦФА. Это - признаваемые российским законодательством записи, они же токены в системе блокчейна, которые предполагают наличие у их держателей цифровых прав. В свою очередь, цифровые права — разновидность имущественных прав. Они позволяют совершать с ЦФА любые предусмотренные Гражданским кодексом РФ действия: покупку, продажу, обмен, дарение, передачу по наследству. После принятия ФЗ №45 они признаются валютными ценностями. Согласно закону о ЦФА от 1 января 2021 года ими признаются четыре вида цифровых прав:

  • денежные требования к эмитенту,
  • права участия в капитале непубличного акционерного общества,
  • права по эмиссионным ценным бумагам,
  • требования передачи эмиссионных ценных бумаг.

Именно к ним теперь допускаются богатые иностранцы (читай - транснациональные корпорации).

В 2020 году вступил в силу закон о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, который сделал возможным выпуск утилитарных цифровых прав (УЦП). Также могут выпускаться гибридные ЦФА (гибридные цифровые права, ГЦП), включающие УЦП — право требования передачи вещи, передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности или прав использования результатов интеллектуальной деятельности, а также право требовать выполнения работ или оказания услуг. Всеми УЦП и ЦФА управляют операторы цифровых платформ,  включенные ЦБ РФ в реестр таких операторов. Надзор за их деятельностью также ведется Банком России.

Сейчас в стране 10 операторов информационных систем:

  1. «Атомайз».
  2. Сбербанк.
  3. «Лайтхаус».
  4. Альфа-Банк.
  5. «Мастерчейн» (ООО «Системы распределенного реестра»).
  6. «Токены – Цифровые Инвестиции».
  7. «Еврофинанс Моснарбанк».
  8. СПБ Биржа.
  9. «Блокчейн Хаб».
  10. Национальный расчетный депозитарий (НРД).

Заключение сделок с цифровыми  активами обеспечивают операторы обмена ЦФА и УЦП. Это российские коммерческие и некоммерческие организации, включенные в соответствующий реестр Банка России. Оператор информационной системы сам может организовывать торговлю ЦФА на своей платформе, но только теми ЦФА, которые выпущены им самим. В этом механизме непрофессионалу разобраться реально сложно. Оператор из приведенного списка предоставляет свою технологическую систему блокчейна для того, чтобы в ней "крутились" активы: металлы, драгоценные камни, нефть, стоимость недвижимости, акции или финансовые обязательства юрлиц. Теперь этим можно будет платить по заключенным с иностранной стороной договорам за передачу товаров, выполнение работ, оказание услуг, передачу информации и результатов интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных прав на них.

При этом организации, осуществляющие операции с денежными средствами или иным имуществом, являющиеся финансовыми организациями в соответствии с ФЗ "О совершении финансовых сделок с использованием финансовой платформы", присоединившиеся к договору об оказании услуг оператора финансовой платформы, вправе на основании договора поручать такому оператору финансовой платформы проведение идентификации клиента, представителя клиента, выгодоприобретателя и бенефициарного владельца, упрощенной идентификации клиента - физического лица, а также обновление информации о клиентах, представителях клиентов, выгодоприобретателях, бенефициарных владельцах.

Т.е. должно быть понятно, кому и куда именно за границу уходит цифровой актив. Этому должно способствовать то, что с иностранных физлиц тоже будут собирать биометрию для идентификации в блокчейне оператора. Об этом говорится в Статье 2 нового ФЗ.

Статья 3 делает Банк России главным контролером валютных сделок резидентов с нерезидентами. При этом, ЦБ, похоже, сможет на ходу менять правила игры. Например вот так: "ЦБ РФ вправе установить особенности представления резидентами подтверждающих документов, обмена резидентами информацией и сведениями при осуществлении валютных операций с цифровыми правами". Все ЦФА и УПЦ резидентов, полученные в результате валютных сделок также подлежат регистрации в ЦБ. Мало того, у оператора ЦБ теперь может запрашивать данные на бенефициарного владельца цифровых активов.

Вроде бы для учета и контроля за ЦФА и УЦП сделано всё. Однако сама идея разрешить расплачиваться ими с нерезидентами, может привести не только к привлечению иностранных инвестиций в Россию, а к утечке из нее активов компаний. Расширение контрольных полномочий ЦБ, являющегося до сих пор проводником политики Всемирного Банка в РФ тоже выглядит весьма сомнительным. Понятно, куда может пойти собранная им конфиденциальная информация. На теме внешней торговли цифровыми активами резко поднимутся операторы. В том числе за счет новых способов перегона активов собственных материнских структур за границу. Греф и Фридман с помощью Набиуллиной точно придумают, как это сделать.

Зато по мнению глава комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, "использование цифровых активов для обслуживания внешнеторговых операций поможет российским импортерам и экспортерам активнее работать с дружественными странами. В определенной степени мы сможем решить проблему санкционного давления на нашу страну". Хочется верить.

Дмитрий Светин, РИА Катюша

12 Марта 2024 в 05:25
6578