После единой базы биометрических и генетических данных граждан Правительство решило «подбить сведения» и в государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей – чтобы сведения о детях в свободном порядке перетекали в ЕГИССО и госреестр инвалидов. И тут же стелется соломка под ювенальный ПФЗ (сейчас он также находится на рассмотрении в Госдуме) об обязательном социально-психологическом обследовании и проверке условий жизни и воспитания для родственников-опекунов ребенка. Теперь в банке данных предлагается хранить сведения и об условиях жизни и воспитания несовершеннолетних по результатам проверки органов опеки, а также о причинах отсутствия родительского попечения над ребенком. По сути, этот банк превращается в «службу одного окна» для изъятия/устройства детей в приемные семьи, а также там будут храниться сведения о гражданах-потенциальных опекунах.

Открывая сегодня государственный банк данных о детях без попечения родителей, курируемый Минпросветом, мы видим там общедоступные сведения о детях, нуждающихся в усыновлении/опеке – вплоть до цвета глаз/волос, причин, по которым они остались без родителей, и краткой предыстории. Что же принципиально новое предлагается внести в эту систему описываемым законопроектом?

Прежде всего, там появится отдельным блоком информация об условиях жизни и воспитания несовершеннолетних подопечных – в рамках контроля органами опеки за усыновленными/взятыми под опеку детьми:

«1) фамилия, имя, отчество ребенка (при наличии);

2) дата рождения ребенка;

3) фамилии, имена, отчества (при наличии) родителей либо единственного родителя ребенка, оставшегося без попечения родителей;

4) причины отсутствия родительского попечения над ребенком;

5) фамилия, имя, отчество (при наличии) опекунов (попечителей);

6) реквизиты документа о передаче ребенка на воспитание в семью;

7)  информация об оценке жилищно-бытовых условий несовершеннолетнего подопечного по месту жительства;

8) информация о состоянии здоровья ребенка, его эмоциональном и физическом развитии, взаимоотношениях в семье;

9) информация о соблюдении опекунами (попечителями) прав и законных интересов несовершеннолетних подопечных, об обеспечении сохранности их имущества;

10) заключение и рекомендации органа опеки и попечительства по результатам проверки условий жизни по месту жительства несовершеннолетнего подопечного».

В описании расплывчато сказано, что «документированная информация об условиях жизни и воспитания несовершеннолетних подопечных создается в целях осуществления контроля органами опеки и попечительства за содержанием, воспитанием и образованием ребенка после передачи в семью в установленном порядке». Однако органы опеки также считают своими подопечными и все «проблемные» семьи, где ребенок видится им безнадзорным в семье собственных, кровных родителей. Так что при желании под такие информационные критерии может попасть и кровная семья, ребенка/детей которой опека посчитает кандидатами на попадание в данный банк. Создается система не только для контроля за ребенком после передачи в замещающую/приемную семью.

В этой базе (банке) будут оперативно появляться и сведения о детях, которых опека признает безнадзорными – и которым будет подыскивать опекунов/усыновителей. В прошлом общественники неоднократно фиксировали случаи, когда родители ребенка не были ограничены/лишены прав по решению суда, а отнятые у них дети уже числились в этой базе. С тех пор ничего не поменялось.

«Направление сведений о детях, оставшихся без попечения родителей, информации об условиях жизни и воспитания несовершеннолетних подопечных, а также о гражданах, желающих принять детей на воспитание в свои семьи, гражданах, лишенных родительских прав или ограниченных в родительских правах, гражданах, отстраненных от обязанностей опекуна (попечителя) за ненадлежащее выполнение возложенных на них законом обязанностей, бывших усыновителях, если усыновление отменено судом по их вине, органами опеки и попечительства региональному оператору для учета в региональном банке данных о детях осуществляется в электронном виде с использованием информационных технологий государственного банка данных о детях или единой системы межведомственного электронного взаимодействия».

Также примечательно, что весь процесс усыновления/опеки/взаимодействия с усыновителями/опекунами, а также контроль «безнадзорных» детей отныне осуществляется только в электронной форме – через этот банк. Потенциальный усыновитель/опекун может прийти в соцслужбу и лично подать бумажное заявление, но сведения о нем тут же будут внесены в банк данных, и детей он будет искать также через него.

Любой гражданин, желающий взять под опеку/усыновить ребенка, может получить доступ к конфиденциальной/документированной информации из банка данных – для этого ему придется согласиться на внесение в банк ряда своих ПД: «пол, дата и место рождения, гражданство, страховой номер индивидуального лицевого счета (СНИЛС)».

Также важным моментом поправок в данном ПФЗ является тот факт, что «перечень сведений, передаваемых в Единую государственную информационную систему социального обеспечения (ЕГИССО), устанавливается Правительством РФ».

То есть в рамочном порядке, в рамках межведомственного электронного взаимодействия, Правительство само решит, какие сведения передавать в ЕГИССО (но там точно будут сведения о гражданах, ограниченных либо лишенных родительских прав). А решение о передаче конкретных сведений в госреестр инвалидов будет принимать Минтруда по согласованию с Минпросветом.

В общем, мы наблюдаем очевидное расширение полномочий органов опеки по контролю за семьями – пусть пока за приемными, опекунами и усыновителями, а также по расширению разных категорий личных данных детей, их родителей и усыновителей. Контроль «детского рынка» (а государство у нас щедро соцпособия и зарплаты платит именно «профессиональным», временно замещающим родителям – до достижения ребенком 18 лет) набирает обороты. Логично было бы отказаться от принятия и ПФЗ, и его спутника, предполагающего жесткий психологический и социально-экономический контроль желающих стать родителями.

РИА Катюша

 

14 Февраля 2023 в 07:48
5514