7 декабря в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), состоялось итоговое заседание Общественного совета.   РИА Катюша публикует текст выступления председателя Комиссии по защите детей от деструктивного и опасного контента Общественного Совета, гл. редактора РИА Катюша и председателя экспертного совета ОУЗС Андрея Цыганова. Доклад был принят к сведению Общественным советом и руководством Роскомнадзора. Ряд тезисов прошлогоднего аналогичного доклада уже реализован в законодательстве. Как будет в этот раз—неизвестно, но в условиях гибридной войны с коллективным Западом у нас есть все шансы для того чтобы сделать информационную среду менее токсичной и опасной для наших детей. 

С началом Специальной военной операции и открытого противостояния с Западом Россия оказалась в совершенно новой реальности, требующей кардинального пересмотра подходов в т.ч. и регулирования информационной сферы. За последнее время были приняты и вступили в силу целый ряд нормативных правовых актов, позволяющих реализовать нормы предусмотренные ст. 55 Конституции РФ, Стратегии национальной безопасности, ст. 14 ФЗ Об основных гарантиях прав ребенка, 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» и др. В частности, Указ Президента Об утверждении основ гос. политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно - нравственных ценностей (который ввел в правовой оборот термин «деструктивного контента»), 255-ФЗ «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», расширивший критерии понятия «иностранного агента» и введший доп. основания для блокировки их деструктивной деятельности в т.ч.  в информационной сфере, законов «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (об уточнении административной ответственности за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений) и о «О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части запрета пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений и (или) предпочтений) и др.

Можно сказать, что у нас появились возможности, о которых раньше можно было только мечтать.  Часть вражеских платформ самостоятельно ушла из России, в отношении других российские суды и правоприменители начали принимать жесткие решения-так, мы видели многомиллиардные оборотные штрафы для корпорации Google.  Но при этом также приходится констатировать что абсолютное большинство западных платформ не торопятся уходить из России и устраивать нам сетевой блэкаут хотя такая возможность у них есть. Мало того, ситуация с деструктивным контентом практически не поменялась—потому что российские сети, в т.ч. и занявшие место иностранных, по сути ничем не отличаются от последних, работают по тем же западным правилам, и зачастую могут быть еще более токсичными для детей.

Комиссия, в лице своих экспертов, активно участвовала в формировании новой нормативной базы, в т.ч. принимая участие в общественных и парламентских слушаниях на площадке Государственной Думы, Общественной палаты, Форума безопасного интернета, и др. В своей работе мы исходим из того, что государство обязано, несмотря на известные конституционные ограничения, обеспечить базовую безопасность детей от деструктивной  информации, а также безопасность персональных данных и гарантии предусмотренные 152-ФЗ «О персональных данных».

Понятно, что для этого необходимо расширять мандат Роскомнадзора, в п.о. возможности досудебной блокировки деструктивного и опасного контента, над перечнем и классификацией которого мы работали и продолжаем работать.

К сожалению, в законы о запрете пропаганды и демонстрации половых перверсий не вошли многие наши предложения –в частности, не установлена ответственность за изготовление такого рода информационной продукции, нет ответственности и за использование международно-признанных символов движения половых извращенцев. В Указе о защите традиционных духовно-нравственных ценностей отсутствует механизм борьбы с анти-ценностями (специальный межведомственный орган, уполномоченный проводить экспертизы проектов и влиять на кадровую политику) И тем не менее, принятые законы- важный, революционный шаг вперед. После отработки механизма борьбы с пропагандой половых извращений в досудебном порядке, можно добиваться запуска аналогичных механизмов и по другим видам деструктивного контента. Однако он, к сожалению, достаточно часто подается непрямым образом—например, главной воронкой вовлечения детей в педерастию и самоубийства в настоящее время являются т.н. анимэ.

Деструктив можно встретить на всех площадках – и в социальных сетях, и в СМИ, и в компьютерных играх, и в мессенджерах, и в поисковиках. Полагаем, что действующий подход, когда мандат Роскомнадзора распространяется только сайты и доменные имена, включенные в соответствующий Реестр, недостаточно эффективен. 

Предлагаем создать систему принуждения операторов ИКТС, в т.ч. социальных сетей и поисковиков, к тому чтобы они создавали собственные системы фильтрации деструктивного контента, запретив его в поисковой выдаче по ключевым словам и изображениям. В качестве санкций за неисполнение законных требований регулятора необходимо предусмотреть оборотные штрафы и возможность приостановления деятельности организаций.

Также необходимо обязать Роскомнадзор вести постоянно обновляемый реестр ключевых слов и визуальных образов, запрещенных и ограниченных к распространению в соответствии с действующим законодательством.

Понятно, что законодатель не поспевает за производителями деструктивного контента, которые будут продолжать мимикрировать под внешне безобидную информацию– но практика показывает что любые барьеры в интернете снижают общую токсичность системы на порядок.

Кстати, и в рамках существующих полномочий РКН вполне может заблокировать, например, сайт фикбук (фанфики), заполненный пропагандой содомии, а также ввести ограничения для сайтов знакомств, запретив размещать на них анкеты детей до 18 лет.

Также полагаем необходимым повысить возрастную маркировку для всех известных социальных сетей и мессенджеров, а равно всех площадок, где предполагается анонимное общение, до максимальной, 18+. Понятно, что дети не сильно обращают внимания на возрастные ограничения—но такая мера позволит защитить детей от злоупотреблений со стороны органов власти и школьных администраций, которые порой выполняют функции агентов игровых коммерческий корпораций, принуждая детей заводить аккаунты в Тик-Токе или чаты в Телеграме (куда переместилась вся интернет- наркоторговля). Также это позволит защитить детей от внедряемой сейчас оцифровки образования –поскольку проект «Сферум» вместе с «Моей школой» интегрирован с ВК, который буквально завален токсичным контентом 18+.

Наконец, огромную озабоченность у экспертов вызывает распространение онлайн игр и т.н. киберспорта. Из сообщений СМИ известно, что правительство разрабатывает требования по возрастной маркировке видеоигр. Одновременно РДШ, Юнармия и министерство просвещения по факту стали агентами по продвижению интересов игровых корпораций. Так, Юнармия проводит турниры по киберспорту для детей с 8 лет по играм типа «Лиги Легенд», продвигающим содомию и имеющим возрастное ограничение 16+. По сути, это прямое нарушение действующего законодательства.

Вообще, большинство западных онлайн игр развиваются по тем же правилам, что и Голливуд. Так, организаторы присуждаемой компьютерным играм премии BAFTA Games Awards еще в 2021 заявили, что соискателям их премии предстоит соответствовать нужным показателям: в игре должно быть равное соотношение в половой принадлежности главных героев, среди персонажей должно быть как минимум 20% представителей меньшинств, 10% персонажей из ЛГБТК+, а также 7% глухих и инвалидов. При подборе актёров разработчики должны отдавать предпочтение меньшинствам, и «бросать вызов стереотипам». Очень показательный пример –«лучшая игра 2020 года», «The Last of Us 2». В ней игроку предлагается в виртуальном мире побороться за права ЛГБТ, жестоко убивая членов некой религиозной организации. Главный герой — юная лесбиянка, она в этой игре забивает трубой беспомощных людей, и перерезает горло беременным женщинам.

Особая опасность компьютерных игр состоит в том, что ребенок, играя в игру, вынужден самостоятельно принимать решения, идентифицируя себя с персонажем игры. К каждой игре прикручен чат—который вообще никак не контролируется, где также происходит вербовка и вовлечение детей в извращения и преступную деятельность.

Полагаем, что свободный доступ подростков к он-лайн играм представляет собой одну из угроз национальной безопасности и должен быть заблокирован —по крайней мере, до тех пор пока эти игры не прошли комплексной экспертизы с привлечением врачей, культурологов и иных российских специалистов.

С уважением, Андрей Цыганов

09 Декабря 2022 в 03:24
3041