Накануне в Москве завершилось весьма странное двухдневное действо - финансовый форум FINOPOLIS-2022, организуемый ежегодно Банком России. Там солировали выпускница Yale University (ту же программу подготовки агентов влияния проходил зэк Навальный) Эльвира Набиуллина и ее первый зам. - выпускница California State University Ольга Скоробогатова. Символично, что на следующий день после ухода России из собственного региона, на фоне ежедневных тяжелых боев и смертей наших защитников на территории б. Украины, на этом форуме мы увидели лоснящиеся и лучезарно улыбающиеся физиономии министра Максута Шадаева, банкиров Грефа, Костина, главы Ростелекома Осеевского и еще кучи руководителей IT-корпораций. Все они подчеркнуто избегали использовать на форуме аббревиатуру «СВО» (или, тем более, слово «война»), заменяя ее неким «кризисом, который всем известен». Они упивались своей непотопляемостью, а Набиуллина и Скоробогатова, как наймиты мировой финансовой олигархии, давали прямые указания Шадаеву и подшефным банкирам. На форуме были прямо озвучены планы цифротрансформеров по захлопыванию ворот электронного концлагеря через финтех, причем делалось это подчеркнуто с использованием английских терминов, со ссылкой на «весь продвинутый мир» и т.д. Аналогичные «инновации» по лекалам ВЭФ, Всемирного банка, ООН («4 промышленная революция», «цифровая трансформация», «цифровая зрелость» и прочий шлак) внедряются во всех странах мира. А нам неплохо бы знать об их планах на будущий год, чтобы пытаться им противостоять.

Ключевая пленарка первого дня форума – «Цифровое развитие. Как сохранить темп?!» под модерацией лучшего банкира Euromoney, полностью устраивающего руководство страны и поныне, Набиуллиной, с участием министра цифры Максута Шадаева, президента Сбера Германа Грефа, главы ВТБ Андрея Костина, гендиректора Ростелекома Михаила Осеевского. Уже по названию все понятно: главное для кураторов глобального процесса в России – не снижать темпы оцифровки всего, что движется и стоит. Зачем сохранять темп, что это за «развитие» такое цифровое, куда оно в итоге нас заведет – такие вещи обсуждать не комильфо. Главные цифровые евангелисты, операторы и хозяева всех ключевых электронных баз данных государства и его граждан показали, что их волнует лишь «трансформация», а не права граждан, безопасность государства, угрозы нацсуверенитету от перевода критической инфраструктуры государства в цифру.

Трансгуманист Герман Греф (ранее честно озвучивший свои устремления: «из семи миллиардов людей шесть будет отсеяно»), отвечая на вопрос осыпавшей его комплиментами Набиуллиной (явно заранее заготовленный) о роли технологий в приоритетах развития бизнеса признался, что его более всего волнует в новых реалиях:

«Я не оцениваю хорошо уход с рынка иностранных вендоров. Никакие российские компании не смогут поддержать тот уровень конкуренции, который был. Разовое получение их активов будет для кого-то прибылью, но долгосрочно экономика потеряет. Главное средство развития инноваций – жесткая конкуренция». 

Вот какая самая большая проблема у нас, оказывается, - не укронацистская армия с «коллективным Западом», которая ежедневно потесняет ВС РФ с фронтовых рубежей, а западные производители «железа» для цифротрансформеров. Без них конкуренции у нас никакой, а Греф особенно страдает.

Ну и Набиуллина в ту же степь – все, чему ее научили западники – копированию у других: «Как за счет внутренней конкуренции создать ориентации на лучшие образцы, которые развиваются в мире?»

Греф: «Никак. Конкуренция или есть, или нет. (Иностранные) технологические компании – те, у кого мы учились. Наша скорость развития в предыдущие годы была обусловлена тем, что мы освоили тот опыт, который они десятилетиями выращивали, и сумели имплементировать его на нашем рынке.

Как сделать, чтоб мы не тормозили (в развитии)? Убрать свои страхи. Обратиться к государству, потому что сегодня нам очень мешают страхи Правительства. Я бы сказал, Правительства и ЦБ – страхи регуляторов. Самый главный тормоз сегодня – регулятивное воздействие на инновационный рынок. Там, где государство регулирует, темпы резко падают. Единственное и самое главное, что Правительство может сделать – быть позади бизнеса со своим регулятивным портфелем».

Опять ничего нового. Для развития по Швабу, по резолюции саммита G20 в 2019 г., где Россия и ее официальные лидеры еще присутствовали лично и брали под козырек необходимы «регуляторные гильотины и песочницы», полный «уход государства с рынка», а также новое «цифровое право» - чтобы глобальные корпорации и неправительственные организации окончательно прибрали к рукам остатки суверенитета всех стран мира, чтобы можно было проводить любые цифроконцлагерные эксперименты над населением. Эта братия готова вопить о «снятии регуляторики» в режиме 24/7, так что Греф тут не сказал ничего нового. О том же спешно принятый в 2020 г. ФЗ «Об экспериментальных правовых режимов в области цифровых инноваций», который многие эксперты

 антиконституционным, об этом и соглашение между ВЭФ и Правительством РФ (https://vk.com/@riakatyusha-narod-i-territoriu-rossii-sdaut-shvabovcam-razbor-soglasheni) о создании Центра четвертой промышленной революции в России (причем дополнительное соглашение АНО «Цифровая экономика» со швабовцами власти почему-то засекретили от российской общественности).

Пока Греф затягивал знакомую песню о регуляторике, его бывшая подчиненная в Минэкономразвития Набиуллина налегала дальше на задание от «партнеров» - сохранение высоких темпов цифровизации, ее рачение приобретало все более навязчивый характер: «Клиенты у нас очень привыкли к новым технологиям, поэтому очень важно их не разочаровать, не утратить темп… Темпы цифровизации в некоторых отраслях остаются низкими. Как достичь высоких темпов везде?»

Тут в игру вступил «идеальный чиновник-робот» (его собственная цитата) Шадаев:

«У нас среди целей национального развития есть цифровая трансформация, и показатель, которое правительство должно обеспечить – цифровая зрелость ключевых отраслей экономики. И тут в качестве «бенчмарка» мы используем международную практику. По нашим данным, цифровизация финансовой отрасли с огромным отрывом от других отраслей лидирует в сопоставлении с международными показателями. Тут мы соответствуем лучшей международной практике».

Ну конечно, для оценки своей деятельности надо обязательно использовать модное словечко «партнеров» - бенчмарк и международную практику. Не свои, национальные цели и критерии, а международные. И тут Шадаев старается бежать впереди всех цифроминистров планеты (правда, китайцев ему обойти уже будет сложновато) на радость авторам концепции «цифровой трансформации» из ВЭФ и ВБ.

Набиуллина тут же начала лоббировать спущенные из-за океана директивы, чтобы ведомство Шадаева активно содействовало их внедрять: «Тут нужны инфраструктурные решения – и тут ЦБ ничего без Правительства сделать не может. Надеюсь, мы можем тут рассчитывать на коллаборацию»

«Безусловно, наша клиентоцентричность – это удовлетворение требований ЦБ», - бодро согласился удовлетворить модератора Шадаев.

«Отлично, а мы будем обобщать потребности финансового рынка, в том числе – банков… Мы ранее обсуждали с банкирами важные национальные инфраструктурные проекты, которые помогут продолжаться по цифровизации: СБП, цифровой профиль, биометрию… Все эти темы мы обсуждали, в том числе коммерческие решения. И во многом мы национальные (цифровые) платформы, к которому имеют доступ частники, развивали с помощью регулятора. Сейчас, может быть, пришло время говорить, что сам бизнес готов к коммерческим цифровым платформам, что коллаборация государства и бизнеса может состояться?», - Набиуллина подхватила и начала радостно развивать тему по «уходу государства с рынка» и подальше от регуляторрегуляторикиики процессов.

Костин и Осеевский на этом круглом столе не сказали ровным счетом ничего примечательного, кроме того, что у их бизнесов все в полном порядке. А вот Греф как-то забыл про свой некогда хитовый перл про «государство в кармане», имея в виду формат государства как получастной экосистемы-цифровой платформы (во что его и хотят превратить швабовцы). В свое время этот перл посчитал достойным своего пера режиссер Никита Михалков, мастерски обыграв его в авторской программе «Бесогон». Забыл про старый… и изрек новый афоризм, который многие в соцсетях посчитали оговоркой по Фрейду.

«У меня спросили: видим ли мы какие-то признаки конца кризиса? Я сказал – не видно по той простой причине, что конец всегда приходит незаметно и, как правило, сзади. Поэтому его не видим. В том кризисе, который случился, мы еще не до конца осознаем, что для большинства это огромный подарок – есть мотивация жить, творить, работать и придумывать. Жизнь стала значительно более яркой и интересной, и возможно, в ближайшие годы она станет еще более интересной…», - Греф просто сиял от оптимизма, но «конец, который приходит сзади» этому лидеру знаменитого неофициального рейтинга «геи в российской элите» теперь будут припоминать частенько.

Сахипзадовне быстренько передались флюиды бывшего начальника по Правительству, она прямо расцвела в улыбке:

«Я почувствовала, что у нас спектр у всех от осторожного до радикального оптимизма – хотелось бы, чтобы таких оптимистов было все больше. Есть понимание, что мы не можем себе позволить утратить преимущества. Давайте все искать баланс и кооперироваться. Мы готовы, как регулятор, быть медиатором этой коллаборации. Нам надо будет объединять усилия – без коллаборации финансового сектора мы вряд ли можем создать те продукты, которые нам обеспечат, что мы эти темпы не утратим. Нам всем надо над этим поработать».

Очень много полезных продуктов нужно им срочно преподнести в подарок гражданам России. Чтобы не утратить заданный темп… Эти продукты – биометрическая идентификация, цифровой профиль гражданина, цифровой рубль (о нем подробнее – далее) – позволят народу… Хм, а собственно, что они нам позволят? Зачем это все? Этого никто за полтора часа так и не смог объяснить. Зато банкиры, министр и регулятор клятвенно пообещали и далее толкать всех в цифру, не теряя темпа. Чтобы не утратить некое «преимущество», сообщает нам Набиуллина. Граждане, вы уже почувствовали это «преимущество» на своей шкуре, как говорится? Так вот, дальше – больше.

В пятницу 11 ноября состоялась еще одна важная панель (пожалуй, самая важная на форуме) под названием «Цифровой рубль и ЦФА». Вела ее такая же веселая, напомаженная, всегда активная и позитивная любительница сквозных и бесшовных систем с Open data (открытые данные – англ.) первый зам. Набиуллиной - Ольга Скоробогатова (она же активно лоббировала внедрение биометрии/цифрового профиля/единого сквозного ID гражданина в Правительстве все последние годы). А ее главными спикерами-подпевалами были тот же министр Шадаев, вице-президент ВТБ Вадим Кулик (он успел поработать и у того, к кому конец обычно приходит сзади), сенатор Николай Журавлев и прочие.

«Мы планируем к концу этого года выйти с пакетом законодательных инициатив, чтобы рынок цифровых прав в нашей стране активно развивался. Мы считаем, что это очень хороший новый инструмент для финансовых участников.

Мы планируем, как и заявляли, в апреле 2023 г. выйти уже в пилот реальных операций с реальными клиентами (по цифровому рублю – прим. ред.) – это будет такой friends & family (для друзей и родственников – англ.). 15 банков в пилоте, 10 банков уже разработали мобильные приложения и проходят с нами тесты клиентского пути… Одним из лидеров этого пилотного движения является банк ВТБ», - сообщила Скоробогатова.

«Рынок цифровых прав» – вы такое когда последний раз слышали? На самом деле это очередная имплементация (как они любят говорить) на русской почве понятия digital rights – понятия чисто западного, которое давно активно используется глобальными институтами в США, ООН, WEF, World Bank (знакомые все лица – вот, например, материал с сайта WEF, где молодой московский «шейпер», адепт ЦУР ООН, качает за принятие Глобальной декларации цифровых прав) и означает якобы неотъемлемое право каждого человека на доступ в интернет/виртуальную реальность, его давно пытаются в базовый набор прав Всеобщей декларации прав человека ООН, но получается кривовато. А теперь нам сообщают, что у ЦБ готов целый пакет законодательных инициатив для «активного развития рынка цифровых прав». Вот повеселимся-то…

И конечно же – цифровой рубль, который они будут активно тестировать уже в апреле 2023 г., о чем и ранее не раз заявляли в ЦБ. Там, видимо, давно все готово, потому что накануне ВТБ анонсировал запуск операций с цифровым рублем в приложении «ВТБ Онлайн». «Реализованы функции открытия и пополнения цифрового кошелька на платформе ЦБ, платежи и переводы цифровых рублей между клиентами. Для части клиентов цифровой кошелек станет доступен в 2023 году», - сообщают банковские новостные ресурсы.

Особенно «умиляет», как Скоробогатова вставляет в свою речь целые цитаты на английском («это будет такой friends & family» - по-русски уже, видимо, никак). Для каких граждан, обслуживаемых ЦБ, вещает этот «человек мира», в какой стране она живет? Совершенно очевидно, что она уже и думает частично на нем. А ведь это язык тех ребят в камуфляже, которые в эти минуты наводят бандеровскую артиллерию на позиции ВС РФ и дома мирных граждан, связавших свою судьбу с Россией (взлом баз данных ВСУ позволил нашим хакерам вытащить натовские документы, напрямую это доказывающие). Кстати, для пущей отчетности перед «партнерами» ЦБ даже продублировал видео ключевых пленарок с англ. названиями и синхронным переводом.

Вернемся к цифровому рублю. Зампрезидента ВТБ Вадим Кулик, выступавший далее, так ничего внятно и не смог разъяснить по поводу необходимости внедрения этого «чуда техники», кроме того, что «нам нужны новые возможности платежей». Кому это - нам? Что, мало возможностей сегодня – в переводах в том числе безналичными рублями, в том числе между государствами? У нас же есть собственная платежная система, о чем кстати в начале говорила сама Скоробогатова.

Сенатор Николай Журавлев уверенно заявил, что цифровой рубль – инструмент финансового суверенитета. Правда, тут же добавил, что цифровые валюты ЦБ внедряют по всему миру все государства, только с переменным успехом, а Россия тут – пионер. Какой же суверенитет может быть у глобальной идеи CBDC, рожденной в мыслительных центрах адептов электронного концлагеря – Всемирном банке, ВЭФ, МВФ и т.д., реализуемой финансовыми властями всех стран одновременно? Вот, например, правительство Британии недавно возглавил Риши Сунак – «Катюша» рассказывала, что это убежденный «шейпер» нового мира, стремящийся поскорее внедрить цифровые валюты ЦБ в своей стране и по всей планете, как он сам отмечает в интервью. Странное аналогичное рвение, не правда ли? Он наверно своим британцам тоже рассказывает, что это для укрепления суверенитета.

Потом Скоробогатова наконец на пальцах объяснила: у каждой единицы цифрового рубля есть свой токен (сертификат), по которому ЦБ может отслеживать все детали его перемещения на любом счете, причем в привязке к идентификатору платежного лица, которое его использует. Для чего все и затевалось…

«Тема сквозного пути должна быть решена на уровне цифрового рубля – по-другому он не будет работать, чтобы ID тут был главным инструментом», - подчеркнула Скоробогатова. Она тут же предложила Шадаеву «построить одну платформу ЦБ и Правительства, чтобы они четко видели все цифровые следы в системе». Цифровые следы (в том числе – все финоперации) граждан, то есть нас с вами, естественно.

И Шадаев, как обычно, подмахнул: «Государству нужна единая система надежной, безопасной идентификации, и здесь конечно кооперация с банками – самый простой способ это построить. Наша задача – обеспечить бесшовность перехода пользователя из одной системы госуслуг в другие (частные) информационные системы. Мы сейчас перестраиваем всю систему обработки данных граждан, которые у нас есть в инфраструктуре электронного правительства. Наш подход – минимизировать хранение данных у себя, ведомства будут создавать свои витрины и отдавать данные по запросу пользователей».

«Бесшовность» на языке швабовцев означает, что ПД человека будут свободно перетекать из одной системы в другую – в том числе к любому частнику, о чем и говорит выше Шадаев. Нынешняя система – ЕСИА – их уже не устраивает, она для них не достаточно «единая» и «бесшовная». Но если в ведомственных базах будут только «витрины», значит, АБСОЛЮТНО ВСЕ сведения о человеке и государстве, их взаимодействии и т.д. цифросектанты планируют собирать в единой огромной БД/ГИС. О чем и вещает Шадаев. Чудовищные перспективы этой истории каждый, хоть что-то понимающий в кибербезопасности, легко сможет себе представить.

Скоробогатова решила не отставать по назойливости от своей начальницы в ЦБ: «Вы готовы нас принять на следующей неделе, чтобы мы могли разработать архитектуру такой платформы Open data (открытых данных – англ.)?» То есть открытых персональных данных граждан, если кто еще не понял.

Так, с шутками и смехами, Скоробогатова совсем осмелела и зачитала развеселившемуся Шадаеву (у него был ДР 11 ноября) «задачи, которые мы поставили накануне в ходе панельной дискуссии перед Минцифрой». Шутки шутками, а никто из слушателей в зале, похоже, не допетрил, что никаких полномочий давать прямые задания министерству у Центробанка по закону нет. Да и сама Набиуллина до недавнего времени скромно заявляла, что занимается таргетированием инфляции, а вовсе не лоббированием экспериментальных технологий финтеха на правительственном уровне. Но времена меняются… полномочий у этих ребят появляется все больше.

«Участники финансового рынка и коммерческие участники сказали, что будут нас сильно контролировать», - обратилась Скоробогатова к Шадаеву. – «Это задачи в основном ко мне и к вам. Первая задача – сквозной ID. Вторая задача – развитие ЕБС, ее перезагрузка, третья задача – открытые данные, четвертая – платформа согласий (на обработку ПД), пятая – цифровой профиль юрлица, шестая – сделать платформу цифровых подписей более клиентоориентированной, ну и седьмая, это нам (ЦБ) – продолжить развитие цифровых финактивов. И должна сказать, что их придется решать одновременно… Мы всегда рядом, будем вам помогать. У нас с вами 13,5 месяцев – давайте сделаем все это сразу в следующем году».

Шадаев не возражал, похвалив Скоробогатову за инициативность: «Вы нас двигаете вперед своими запросами, нам спокойно жить не даете».

Напомним, что тему цифрового рубля «Катюша» разбирала неоднократно – и для чего он вводится, и почему все началось с китайского «цифрового юаня» (в стране, где уже в полный рост работает цифровая сегрегация), мы уже подробно рассказывали. И, разумеется, неслучайно 14 июля 2022 г. Управляющий совет Европейского центрального банка (ЕЦБ) анонсировал запуск двухлетнего пилотного проекта по тестированию цифрового евро. Чтобы успокоить мало рефлексирующих на эту тему европейцев, в ЕЦБ подчеркнули, что «цифровой евро будет дополнять наличные деньги, а не заменять их. Это будет полностью электронная версия европейской валюты, которая не имеет ничего общего ни с наличными деньгами, ни с криптовалютами».

Профессор РЭШ Олег Шибанов в комментарии РБК два года назад прямо заявлял:

«Цифровой рубль не означает проведение допэмиссии. Бумажные деньги будут обмениваться на новую валюту и, таким образом, выводиться из оборота». 

А вот откровение первого зампреда Центробанка Сергея Швецова на ПМЭФ-2021. Вроде близкий коллега Сахипзадовны и Скоробогатовой, но его тезисы они решили на FINOPOLIS не повторять. А зря, очень познавательно:

«Мы считаем, что цифровой рубль – это третья форма денег, которая будет один к одному обмениваться с первой и второй формой. Опять же: пандемии спасибо, бумага – это инфекция. Как говорят – «грязные» деньги, так вот мы еще получили и заразные. Наверное, это отходящая технология, которая обслуживает либо «серый» бизнес, либо когда нет альтернативы. Вот покрытие интернета развивается, гаджеты идут в народ, Россия – одна из лидеров в этом направлении, и поэтому есть технология, которая может позволить заменить наличные деньги цифровыми рублями.

Однако это будет происходить очень долго. Во-первых, «серая» экономика быстро никуда не денется, во-вторых, есть ментальные преграды. Поэтому это длинный переходный период. Мы уже ушли от каких-то неудобных форм денег. Я думаю, наличные тоже когда-то, через 10-20-30 лет, будут маргинальными. Вот цифровой рубль должен будет их заменить. И скорость создания этого продукта очень сильно зависит от технологической готовности», - сообщил Швецов.

Так что никто ничего не скрывает, технически у них уже все готово. Планы реально жуткие – как видим, после оставления Херсона эти ребята совсем обрадовались – тем более, что Шадаев своим печалованием избавил IT-братию от мобилизации. Участники и организаторы этого шабаша подчеркнуто дистанцировали себя от СВО, от русской армии, а экзистенциальное противостояние России с Западом (в горячей фазе!) воспринимается ими исключительно как помеха «цифровой трансформации». Они готовятся вносить в парламент новые концлагерные законопроекты, то есть имеют карт-бланш в долгосрочной перспективе, и уверены, что никакой смены курса не ожидается. Вот этот финансово-цифровой блок сегодня - реальная власть в нашей стране. И эта власть не наша, совсем не наша, к сожалению – она плоть от плоти тех ребят, которые поджимают нас на западном фронте. Не все еще осознали, но с этими любителями «цифровых прав, бесшовности, открытости и бенчмарков по лучшим международным стандартам» Россию ждет погружение в новые смутные времена.

РИА Катюша

13 Ноября 2022 в 08:55
13336