Поражает усердие наших силовиков в выявлении «домашних насильников», которое «по случайному совпадению» идет в унисон с недавними заявлениями представительниц фемоНКО и депутаток-лоббисток закона о насилии над семьей. Еще 31 марта председатель Правительственной комиссии по профилактике правонарушений, министр МВД Владимир Колокольцев подписал распоряжение, согласно которому полицейские должны возбуждать дела о побоях в семьях по собственному усмотрению, без заявления потерпевшего. Кроме того, документ подразумевает всестороннюю поддержку антисемейных НКО, телефонов доверия для доносителей и феминистских «кризисных центров». Полиция и феминистки-ювенальщики – очень опасный союз, тем более что для его учреждения нет никаких объективных причин.

Итак, Правительственная комиссия во главе с Колокольцевым постановила:

«Обеспечить при наличии достаточных оснований реализацию предоставленных частью четвертой статьи 20 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации полномочий по возбуждению при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя уголовного дела о преступлении, предусмотренном статьей 116.1 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Организовать работу по информированию граждан о деятельности кризисных центров помощи женщинам на уровне участковых пунктов полиции, дежурных частей, подразделений по делам несовершеннолетних путем размещения информации с контактными «телефонами доверия» по вопросу домашнего насилия и кризисных центров помощи женщинам, осуществляющих свою деятельность в регионе.

О проведенной работе по подпунктам доложить в срок до 1 мая 2020 года».



По сути, здесь речь идет о закреплении правонарушений в семье в форме публичного обвинения. Кроме того, участковые пункты полиции фактически превращаются в филиалы кризисных центров и прочих феминистских правозащитных организаций. Участковых обязали пиарить среди населения деятельность этих сомнительных структур, всевозможные «горячие линии» и «телефоны доверия», по анонимным звонкам на которые полиция потом и будет третировать семьи – опять же, без всяких заявлений от пострадавших. Это ни что иное, как механизм реализации на практике не принятого из-за сопротивления семейных организаций законопроекта о профилактике семейно-бытового насилия, который продолжают активно продвигать постоянные героини наших публикаций.

Но и это еще не все, Колокольцев решил круто поддержать все прозападные феминистские некоммерческие структуры и просит сделать то же самое официальные ресурсы силовых ведомств в субъектах РФ:

«Проработать вопрос об учете в рамках государственных программ субъектов РФ соответствующих мероприятий, в том числе по поддержке некоммерческих организаций, реализующих социально значимые проекты в сфере профилактики семейно-бытового насилия.

Реализовать дополнительные меры для повышения эффективности контроля за качеством оказываемых услуг негосударственными организациями, реализующими социально значимые проекты в сфере профилактики семейно-бытового насилия.

Разместить на официальных сайтах субъектов РФ актуализированную информацию о контактных «телефонах доверия» по вопросу семейно-бытового насилия и кризисных центров помощи женщинам, осуществляющих свою деятельность в регионе».


О том, как именно полиция и региональные власти будет поддерживать нкошников – не уточняется. Что это за соответствующие мероприятия по поддержке НКО? Речь идет о финансовой поддержке, а может, еще и о силовой? Совместные рейды феминисток и полицейских по многодетным семьям в период самоизоляции… как вам такое? Из указанных выше распоряжений Колокольцева все это вполне себе следует. С таким рвением и никакой закон о ПСБН принимать не надо – все пожелания Пушкиной, Ривиной и Поповой сотоварищи будут реализованы.

Между тем, 30 апреля МВД сообщило официальную статистику, прямо противоречащую алармистским заявлениям Пушкиной и фемоНКО:

«Опубликованные в некоторых СМИ и интернет-ресурсах версии о возможном росте уличной преступности, вызванном социально-экономическими последствиями распространения коронавирусной инфекции, не нашли объективного подтверждения. Количество преступлений, совершенных на улицах, площадях, в парках и скверах сократилось. Преступлений в семейно-бытовой сфере зарегистрировано на 13% меньше, чем год назад, в том числе тяжких и особо тяжких деяний данной категории сократилось на 16,4%».

Как видно, самоизоляция благоприятно сказывается на укреплении семейного очага, у близких и родственников растет взаимопомощь, пусть порой и вынужденная. В таких условиях тезис бессемейницы Пушкиной: «Дом – самое страшное место на земле» не выдерживает никакой критики и рушится сам по себе. Осталось только убрать чрезмерное радение не по уму в этом вопросе со стороны правительственных ведомств – и тогда за благополучие российских семей точно не надо будет переживать.

РИА Катюша

Читайте наш сайт!!!

Подписывайтесь на наш Телеграм

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ

Поддержать наш проект пожертвованием
02 Мая 2020 в 10:18
3550