Накануне Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству провел круглый стол «Взаимодействие семьи и государства в контексте реализации Основ государственной политики по сохранению и укреплению традиционных российских духовно-нравственных ценностей». Сквозной темой мероприятия при модерации сенатора Елены Мизулиной была необходимость принятия законопроекта «10 сенаторов», который лежит в Госдуме без движения уже год. О его важности говорили многие депутаты, включая спикера Вячеслава Володина, есть консенсус и среди сенаторов, но воз и ныне там. Более того, с конца прошлого года на документ пошли нападки от ряда общественных деятелей, которые ранее словно не замечали документа и не участвовали в правовой семейной полемике. Разработчики уже готовы внести ряд поправок, чтобы снять все вопросы со стороны критиков – хотя на самом деле это просто уточнения, документ разрабатывался в целях победы над ювеналкой в России, хотя прозападные НКО, СМИ и ряд публичных деятелей утверждают иное. Надеемся, что просемейный законопроект вскоре все же будет рассмотрен.

Заметим, что на обсуждение взаимодействия государства и семьи во имя защиты наших детей не явился никто из профильного ведомства – Минпросвета, несмотря на приглашения. Во вступительной речи Мизулина упирала на факт, что весь Семейный Кодекс пронизан ювенальной идеологией, никакой семьи и семейных отношений в контексте традиционных российских ценностей в нем нет.

«Важно сохранить институт семьи от избыточного вмешательства и разрушения. Не будет семьи - не будет государства. Именно на это направлены все усилия западных геостратегов. Долгое время под благовидными предлогами разрушительные установки проникали и в нашу картину мира, и в социальную политику, и в наше законодательство. Семейный кодекс, который прописывался в 90-ые годы, полностью пропитан ювенальными идеями. Что это такое? Это продукт западной идеологии, которая предполагает: приоритет права ребенка над правом семьи, противопоставление интересов родителей и детей, приоритет материального благосостояния над сакральностью родственных связей. А главное, он предполагает презумпцию виновного поведения родителей», - отметила Мизулина.

На сегодня исправляющий описанное печальное положение «законопроект 10 сенаторов». буксует, прежде всего, в Правительстве РФ – там не торопятся его одобрять и таким образом давать ему ход в Госдуме, где он уже год ждет своего часа. Несмотря на заявления спикера Вячеслава Володина о том, что документом давно пора заняться и приступить к его рассмотрению – Правительство выполнять обещанное не спешит.

Эксперт Совета Федерации, просемейный общественник, к.ю.н. Анна Швабауэр отметила, что семьям в России очень важно чувствовать себя в безопасности, не испытывать внешнего давления при воспитании и обучении детей. А с этим у нас в стране большие проблемы:

«Недавно на Международном юридическом форуме в Петербурге прозвучала идея принятия кодекса детства. Мы не поддерживаем эту идею, нам не очень понятна концепция. В чем смысл такого документа? Если он в сведении в один акт всех норм, касающихся детей, то это ошибочный юридический подход. Защита детей прописана в Уголовном кодексе, КоАП, Семейном кодексе – зачем сводить разные нормы в один НПА. При наличии проблем логичнее вводить поправки в действующее законодательство.

Что касается противодействия ювенальным технологиям, родительские организации уже давно настаивают на внесении просемейных поправок в законодательство – не только в Семейный кодекс, но и в другие законы, которые регулируют вмешательство в семьи. Недавно в сети распространилась некая резолюция круглого стола, в котором участвовали общественные деятели, заявившие, что отсутствует актуальность в принятии поправок в СК. Говорилось, что вопрос отобрания детей у нас регулируется статьей 77, которая требует только небольших поправок в отношении работы органов опеки. Так вот, эти общественные деятели совсем не понимают, что происходит в семейной сфере. А те организации, которые занимаются непосредственно помощью детям, отобранным из семей, знают, о чем говорят.

Взять хотя бы ст. 64 Семейного кодекса, в рамках которой из-за разногласий между родителями и детьми можно просто лишить родителя прав защитника ребенка в суде и наделить ими представителя опеки. Неужели они не видят этих проблем, не знают о них? Тогда не надо писать резолюции, распространять в органах власти ложную информацию. Вы сначала разберитесь, тем более, есть много сведений на этот счет. Мы видим концептуальную проблему: во-первых, статья 77 построена из презумпции вины родителей, она предполагает подачу иска о лишении/ограничении род. прав независимо от реальной вины родителей.

Органы опеки в реальности должны заниматься только защитой детей, оставшихся без попечения родителей. А детей в кровных семьях должны защищать родители. В законопроекте 10 сенаторов это учтено. Дети, «утратившие попечение родителей» по закону при живых родителях – это все равно дети родительских семей. И одна из наших целей – изменить подход к попечению. Да, дети имеющие кровных родителей, не должны сразу устраиваться в третьи руки.

Мы предполагаем, что можно в статью 65 законопроекта внести уточнение: «считается, что каждый родитель осуществляет свои родительские права в соответствии с правами и законными интересами детей…» Критики законопроекта опасаются, что родителей будут массово признавать недобросовестными, хотя из текста ПФЗ это, конечно, не следует. Но с учетом того, что такое толкование появилось, можно внести поправки, которые это уточнят.

Или можно предложить такую формулировку: «Действия родителей считаются добросовестными, соответствующими правам и законным интересам детей, пока эти действия не явились основанием для привлечения родителей к ответственности вступившим в законную силу решением суда об ограничении либо лишении родительских прав». Мы считаем важным внести эти изменения именно в семейное законодательство. В уголовном у нас есть презумпция невиновности, в административном есть, а в семейном – нет. Смысл этой презумпции в том, чтобы родитель открыл СК и показал чиновникам на этот пункт: вот, смотрите, решения суда о лишении меня род. прав нет, значит – я действую добросовестно.

Что касается сути временных мер защиты детей, она передана и в ст. 13 закона «О полиции». У нас есть варианты, как можно изложить эту статью, чтобы снять вопросы, которые возникают у оппонентов», - подытожила Швабауэр.

Елена Мизулина согласилась с возможностью уточнения формулировок о временных мерах защиты детей и презумпции невиновности родителей.

«У нас ежегодно до 40 тыс. детей остаются без попечения родителей по закону при живых родителях– их ограничивают/лишают в правах. Причем одно из главных оснований – злоупотребление род. правами, неуплата алиментов. Разве это нормально? Лишить родительских прав можно, но по факту дети и родители всегда могут в течение жизни восстановить отношения. Лишить их родства невозможно. Тут возникает много нравственных, этических моментов, которые обязательно надо учитывать при регулировании», - добавила Мизулина.

Глава правозащитного центра «Иван Чай» Элина Жгутова, в свою очередь, отметила, что надо внимательно изучить международные документы в области семейных отношений, которые были навязаны России в последние десятилетия, и пересмотреть свое отношение по отношению к ним.

«Это даже не западные ценности, это ценности наднациональных структур. В той же Италии или Франции много людей консервативных взглядов, однако ООН, ВОЗ, ЮНИСЕФ и прочие структуры навязывают людям свои «цели устойчивого развития». Именно в них прописаны все антидемографические, антисемейные методички.

Например, ученые Оксфордского университета придумали свои нормы, которые определяют семейное благополучие. Сюда относятся наказания детей, отсутствие у них прививок и интернета. Или, например, дети считаются обездоленными, если у них нет отдельного смывного туалета. Вот эта их «ликвидация нищеты» выливается в ту же ювеналку. Если ребенок «обездоленный», его можно забирать из семьи. Так что результат им нужен понятный – это все деструктивная идеология, от которой Россию надо защищать. Это угроза национальной безопасности», - отметила Жгутова.

Также Жгутова выразила мнение, что институт Уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка давно пора переименовать в Уполномоченного по правам семьи – именно это будет соответствовать Указу президента РФ о защите традиционных ценностей. Елена Мизулина отметила опасность детоцентричного принципа в политике государства, когда приоритет прав отдельно взятого ребенка выше прав родителей и семьи – в таком контексте это также является инструментом разрушения семей.

Круглый стол в Совфеде завершился единодушным пониманием того, что изменения в семейное законодательство, которые защитят семьи, давно перезрели. Их фундамент – в законопроекте, а законопроект – давно в Госдуме. Теперь снова приходит время ожидания – слово за законотворцами…

РИА  Катюша

24 Июня 2023 в 06:47
16045