Вопрос «соцсопровождения» семей, которые по той или иной причине попали на карандаш к органам опеки, является крайне важным. Редакция «Катюши» изучила историю многодетной мамы, один из сыновей которой побывал в СРЦ после того, как сам вызвал полицию, пожаловавшись на родителей. 13-летнему подростку светила двойка по математике, он систематически прогуливал дополнительные занятия, пропадая у приятеля и играя в приставку. И вот, набравшись от друга-лоботряса опыта, он решил «припугнуть» родителей вызовом полиции, зная, что ему светит серьезный разговор с отцом по плохой успеваемости. Но случилось то, чего никто не ожидал: попав в «систему» Департамента труда и соцзащиты населения Москвы, история этой семьи начала развиваться по совершенно безумному сценарию. Мы наглядно увидели, что после любого «выявленного случая» в семье (даже если родители не были привлечены к какой-либо ответственности/были признаны невиновными) опека и т.н. «семейные центры» столицы, получившие массу полномочий от той же опеки, подсаживают всех детей семьи на «индивидуальный план соцуслуг», а также требуют пустить сотрудников соццентров в дом, оценить «психологический статус» детей и т.д. В итоге благополучная многодетная семья уже полгода не может отвязаться от «социальной заботы» кураторов семейного центра «Сириус», которые прямо угрожают «усложнить жизнь» маме и папе написанием кляуз в КДН/ПДН, если родители откажутся от их добровольных (!) соцсуслуг. Подобные антисемейные злоупотребления от бюджетников-«коллекторов», которым органы опеки передают семьи, как банки должников, надо пресекать на корню.

Начнем с истории московской многодетной семьи, которая началась в конце февраля 2023 г., когда 13-летний школьник, получив нагоняй от мамы после вскрывшихся систематических прогулов занятий и игры в приставку у приятеля, ожидал непростого разговора с папой. Однако тот самый приятель-бездельник успокоил его: дескать, позвони в полицию, чтобы родители больше тебя не наказывали. Мальчик дождался, когда родители с младшими детьми уйдут в магазин, вызвал полицию из дома и сказал, что мама его бьет. Сам открыл дверь, вышел к полицейским из своей квартиры… и его увезли в отделение – выяснять детали. Там уже и опека определилась, и ребенка забрали в социально-реабилитационный центр.

Родители вернулись домой и начали тут же обрывать телефоны, но сын не брал трубку. Только после сообщения от мамы, что она обратится в полицию, если он не подойдет, трубку взяла инспектор ПДН. Родители приехали, написали объяснительную записку, потом поехали с сотрудником МВД проверять бытовые условия. Но сын-заявитель не торопился эвозвращаться домой. Ему подробно рассказали о правах, и он пожелал быть доставленным в СРЦ, не глядя подписав подсунутую ему бумажку. Уже на этом этапе законность происходящего вызывает большие вопросы: родители, не ограниченные в правах, приехали за сыном. Только они вправе были решать, надо ли несовершеннолетнему отправляться в СРЦ. Но их мнением, чувствами и нервами в ДТСЗН Москвы просто подтерлись.

Сына еще неделю удерживали в СРЦ (якобы по его просьбе), не отдавая родителям, несмотря на их настойчивые заявления. Что уже есть беспредел. При этом нервничающей маме оперативно позвонил некий мужчина, представившийся куратором их семьи из ГБУ «Мой семейный центр «Сириус» (другое название – ГБУ г. Москвы Центр соцпомощи семье и детям «Хорошевский»). Это один из многих столичных т.н. центров соцпомощи семье и детям (районное отделение Центра социального обслуживания отдела соцзащиты г. Москвы, учредитель – Департамент труда и соцзащиты населения Москвы). Все звонки он делал с личного мобильного номера (записи всех разговоров, которые цитируем в статье, имеются в распоряжении редакции «Катюши). Разговор велся в настойчиво ультимативной форме:

«Вас беспокоят с органов опеки, к нам поступил ваш случай. Нам необходимо выйти к вам сегодня и провести обследование. Во сколько вы будете дома, и чтобы были несовершеннолетние?»

То есть представитель ГБУ «Сириус» представился родителям опекой, и далее, пользуясь напряженной ситуацией в семье, назначил время «обследования жилища». В квартиру семьи уже в полдень пришли две женщины, которые также представились опекой. На самом деле – это были психолог и соцработник из «Сириуса». Осмотрели квартиру, попросили сделать фото спального места и холодильника, попросили сфотографировать СНИЛСы всей семьи. При этом дамы не предоставили никаких документов, ни поручения опеки, а перед уходом… предложили родителям подписать перечень предоставленных услуг по акту. Мама и папа сильно удивились – ведь все выглядело так, как будто они добровольно заказали услугу «обследование жилищных условий». Но сложно было действовать вопреки этим людям, так как ребенок в тот момент фактически был у них в заложниках.

И только спустя полторы недели, когда ребенок вернулся в семью, сотрудница «Сириуса», которая изначально представлялась опекой, все-таки призналась, что она не из опеки, а из семейного центра «Хорошевский»/«Сириус».

Дальше началось самое интересное. Как только ребенок вернулся домой из СРЦ, маму опять начал окучивать тот самый мужчина – назначенный «куратором семьи» из «Сириуса». Он начал настойчиво интересоваться – когда же мама сможет «приехать к ним в центр со всеми документами, чтобы заключить договор на оказание соцуслуг на всех членов семьи в количестве 6 человек». Либо он предлагал отсканировать все документы и отправить ему по «Вотсапп», а потом приехать, написать заявление и подписать договор (который отказывался предварительно показать – см. скрин).

Мама наконец собралась с мыслями и решила критически проанализировать происходящее. Ей сообщили, что договор с «Сириусом» надо заключать в рамках 442-ФЗ «Об основах соцобслуживания граждан РФ». Один из пунктов закона говорит об абсолютной добровольности при получении соцуслуг. Но куратор продолжил напирать, что «индивидуальная работа» обязательна для всех членов семьи и он очень-очень ждет маму на заключение договора. Когда же она придет?

Затем со стороны этого куратора семейного центра начался настоящий телефонный терроризм (все также с личного мобильного). На прямой вопрос мамы о том, не является ли работа в рамках 442-ФЗ добровольной, он заявил: «в вашем случае это другое». Он даже был готов показать поручение от отдела соцзащиты населения района, по которому «Сириусу» поручили «составить акт обследования условий жизни несовершеннолетнего». Как будто одного осмотра квартиры, о котором рассказывали выше, было мало…

Сотрудник «Сириуса»: «…учитывая, что виновного поведения родителей в настоящее время не выявлено, надо разработать план ИПР с ребенком и его семьей. Подписано и.о. начальника ОСЗН района».

Мама: «Но это же носит рекомендательный характер?»

СС: «Нет, конечно. Я же говорю – был случай, было задействовано МВД…»

Мама: «Да, и МВД провело доследственное расследование. Никаких нарушений не было выявлено…»

СС: «Сейчас это не обсуждается, у нас с вами другая задача».

Мама: «Хорошо, другая задача, тогда объясните, почему вы хотите всем нашим детям программу (реабилитации – прим. ред.) разработать».

СС: «Они будут состоять на учете все, потому что мы работаем активно, составляем план для всей семьи…»

Мама: «Хорошо, если я не пишу заявление, мы с вами план этот все равно разрабатываем?»

СС: «Но это в ваших интересах… У нас разработана программа с 24 числа (февраля – прим. ред.). Если вы будете оттягивать этот момент, у нас данный план на три месяца не реализуется. Соответственно, мы еще будем его продлевать на три месяца. И так до бесконечности. Вам это нужно?»

Мама: «Нет, нам это не нужно. Мы вправе выбирать любую социальную организацию, выберем специалиста из другой организации. Правильно? И скажите, если у вас такое обязательство – со мной проходить данные мероприятия, зачем тогда требуется мое личное заявление, мое желание? Соответственно, это рекомендательно, правильно? А если я заявление писать не буду?»

СС: «Все, я вас услышал, вы отказываетесь с нами взаимодействовать».

Мама: «Нет, я не отказываюсь. Просто, вы, получается, меня обманываете, правильно? Получается, что все это на добровольной основе? Я читала все эти законы, пыталась разобраться. В 442-ФЗ все основано на принципе добровольности, и вы должны мне разъяснить все свои действия, все услуги. Я прошу мне разъяснить все конкретно – добровольно ли это?»

СС: «Я вам еще раз говорю – вот этот 442-ФЗ, вы приходите к нам, изъявляете желание получать у нас услуги. Но тут случай был вскрыт, была вызвана полиция, ребенка изъяли из семьи».

Мама: «Его не изымали из семьи…»

СС: «Соответственно, есть поручение от ОСЗН разработать план индивидуальной профилактической работы. А какие пункты там будут, могу вам озвучить.»

Мама: «Нет, мне не нужны эти пункты. Это уже все следствие подписания с вами договора. А в том же 442-ФЗ написано, что я вправе сама выбирать организацию, предоставляющую мне эти услуги. Сама».

СС: «Хорошо, я к вам с этим вопросом вернусь чуть позже».

И подобного рода диалоги куратор из «Сириуса» пытался вести регулярно. Цель его манипуляций проста и понятна – любыми средствами вынудить всю семью подписать добровольный договор на соцобслуживание.

После того, как мама прямо заявила, что на нее давят, вводят в заблуждение, в «Сириусе» решили поменять ей куратора. И вот спустя некоторое время уже молодая девушка, также с личного мобильного номера, начала вещать ей в трубку:

Сотрудница «Сириуса»: «То, что с вами будет организована работа, вы от этого никуда не денетесь. Если вы откажетесь, никто вас не заставит конечно, но это негативным образом отразится потом на вашей ситуации. Приветствуется, когда родители идут навстречу и не сопротивляются работе, которую предлагают государственные органы. Это такой «облико морале» родителей, которые готовы исправлять ситуацию способами, доступными на данный момент».

Но улучшать в семье уже было нечего – все и так было нормально. Маму же пытались и запутать в «Сириусе», что якобы работают с ее сыном по 120-ФЗ «О безнадзорности…», тогда как на самом деле его никто не признавал безнадзорным. Наконец, она попыталась разрешить навалившуюся без спроса проблему с районной опекой. Но представитель опеки, как и ожидалось, действовала в одной упряжке с центром «Сириус». Сначала она изображала понимание ситуации в семье, а потом также перешла к угрозам:

Опека: «Раз уж вы попали в эту машину работы госорганов, то тут уже ваша ответственность. Вот сейчас такое вам наказание, испытание – три месяца работы с семьей. Хотя мы вам в помощь. Мы можем высказывать свои пожелания, если все пойдет хорошо, три месяца мы не будем продлять уже… Обращайтесь к нам за любой консультацией, за любой помощью. Я не могу, это не наша организация («Сириус» - прим. ред.), может вам там заменят куратора. У вас осадок от другого должен быть, вы должны сосредоточиться на работе с вашим сыном.

Ну ошибся парень, он работал по старой схеме, ему объяснили, что он неправильно работал. Мы настроены сейчас с вами, чтобы семья вышла из кризиса, вот это же главное».

Мама: «Ну если честно, ребенок находится дома уже две недели, отношения у нас с ним прекрасные, как будто он никуда не уезжал».

В опеке еще сказали, что очень советуют по желанию, по заявительному характеру, всех детей записать на соцуслуги в «Сириус»: дескать, вас будут везде приглашать на разные мероприятия, дарить подарки. Потому что «ИПР, который мы поручили разработать «Сириусу», он только на три месяца, а этот договор – он на год, и вы целый год будете пользоваться плодами нашего государства. У вас же маленькие детки, бесплатно на елку получить билеты – это тоже неплохо. Это же все добровольно, понимаете. Это не какие-то кандалы, оковы… Так что не пугайтесь…»

А затем послышались металлические нотки:

Опека: «Значит, вы никак не хотите с «Сириусом» взаимодействовать? Вы наверно, не совсем понимаете. Они передают информацию о вашем отказе в КДН, потом информация передается МВД. И там уже будет спрос совершенно по-другому – если вы не хотите работать ни с опекой, ни с центром».

Мама: «Я позавчера была в МВД, у них ко мне никаких вопросов нет».

Опека: «Так будут. Вы сейчас ходите по краю пропасти. Вам просто пошли навстречу и решили не составлять протокол - , не стали собирать КДН. Вы отказываетесь исполнять родительские обязанности. С вами тогда будут работать по-другому. С «Сириусом» вы будете работать по желанию, по заявлению. А с КДН – когда они вас пригласят».

Мама: «Тогда мне придется на комиссию приезжать, правильно?»

Опека: «Конечно. Комиссия, полиция… Я не понимаю, в чем проблема?».

Мама не растерялась и попросила записаться на прием к руководству опеки. И тут перед ней, вольно или не вольно, разложили всю правовую подноготную:

Мама: «Тогда давайте так: можно записаться к вашему начальству на прием? Это же опека инициирует сейчас…»

Опека: «А причем здесь наше начальство? Это не опека инициирует, это центр напишет в КДН, что вы отказываетесь с ними работать. И дальше вы уже будете работать с КДН и ПДН».

Мама: «А почему «Сириус» пишет в КДН?».

Опека: «Вы отказываетесь с ними работать, правильно? Вопрос в человеке, я не могу понять? Вам просто куратора поменять, или что?»

Мама: «В человеке в том числе. Я могу записаться к вашей начальнице на личную встречу? Мне интересно узнать свои права и обязанности».

Опека: «Не понимаю просто, чем вам может помочь наше руководство. Оно не выбирает кураторов. Это ваши взаимоотношения с центром. Мы с вами выстраиваем работу через центр. Я пытаюсь вам объяснить, что это необходимо. Если вы откажетесь это делать добровольно, тогда это будет принудительно. Они тогда сообщат… Мы сообщим в КДН о том, что у нас работа не получается – далее будет с вами наверно работать КДН и ПДН».

Обратим внимание, как представитель опеки начала заговариваться и подтвердила, что они с «Сириусом» работают в одной упряжке. Сначала она уверенно вещала, что «это центр напишет в КДН, не опека», а потом заявила, что «мы сообщим в КДН, что работа не получается». Дальше мама попыталась выяснить – а почему, собственно, ее семью уже несколько месяцев не оставляют в покое?

Опека: «Потому что у вас был случай, была вызвана полиция, ваш ребенок был помещен… Уголовного кодекса здесь нет. Административного тоже нет. Но существует другая проблема, у вас в семье с ребенком возникла проблема. Если бы все было нормально, не было бы такой истории».

Мама: «Проблема в том, что он решил прогулять занятия и испугался. И он нас оболгал, чтобы защититься. Больше никаких проблем у нас нет в семье. Мы благополучно совершенно живем, жестокого обращения у нас нет…»

Опека: «Нет, я хочу понять, как вы собираетесь действовать. Мы даем поручение – и все, отозвать его не можем. Работа центром должна быть выполнена. Учитывая все факторы, мы вас поставили в ТЖС».

Мама: «А какие основания для этого были?»

Опека: «Как какие? Ребенок был избит».

Мама: «Полиция этого не подтвердила».

Опека: «Диагностика центра показала, что ребенок был встревожен. Вы же видели материалы центра? Он не хотел домой возвращаться».

Мама: «Нет, ничего не видела. Он не хотел домой возвращаться, потому что ему просто понравилось с ребятами там».

Опека: «То есть вы считаете, что все хорошо, вы не нуждаетесь в помощи?»

Мама: «Я считаю, что не нуждаюсь. Но я говорю еще раз, что хочу поговорить с вашим начальством, чтобы выяснить все моменты».

В общем, из этого разговора стало понятно главное: на основании одного только «выявленного случая», то есть жалобы 13-летнего подростка в полицию на родителей и его желания проследовать с полицейскими, когда родителей не было рядом, опека присвоила семье статус «в тяжелой жизненной ситуации». И далее спустила «работу с семьей» своей «прокладке» - ГБУ «Сириус». Который, повторимся, является центром оказания соцуслуг населения и может работать с гражданами исключительно добровольно, на основании заключенных договоров госуслуг.

Приведем немного сведений о семейном центре «Сириус», которые мы почерпнули из открытых источников. Это юрлицо, государственное бюджетное учреждение, основной бюджет которого формируется из работы по госзаданию – оказанию различных соцуслуг населению. Согласно официальному отчету на 1 января 2023 г., баланс «Сириуса» на конец отчетного периода составил более 180 млн. рублей, из которых только 840 тыс. руб. – «приносящая доход деятельность», остальное – госзадание.

Семейный центр составляет план на текущий год, на год вперед, в котором прописано количество граждан, которым он будет предоставлять соцуслуги. В случае с «Сириусом» - это более 6000 человек, причем количество неизменно для нескольких планируемых лет. О чем это говорит? О том, что ради получения подушевого финансирования родителей будут буквально трясти, чтобы они заключили договоры с центром. Иначе денежек за этих «плановых» детей «Сириус» не увидит.

А органы опеки Москвы (по этому сценарию намерены работать и другие регионы, переход будет постепенным), делегируя локальными нормативными актами множество своих полномочий семейным центрам, вроде как умывают руки и оказываются не при делах. Хотя на самом деле, как было показано выше, они обеими руками с «Сириусом». Это очень похоже на передачу банком задолженности коллекторам, имеющим личный материальный интерес в выбивании долга.

И что вы думаете? Сейчас, к середине августа, от нашей героини и ее семьи «Сириус» и не думает отставать. Несмотря на то, что семье нечего предъявить, кроме формально присвоенного опекой статуса ТЖС (который ни к чему не обязывает), ей продолжает названивать уже новая кураторша, подсовывают рекламные проспекты с кружками «Сириуса» (см. скрин) прямо в дверь квартиры, даже пытались подкараулить родителей у подъезда группой сотрудников центра (!) и провести очередную промывку мозгов.

Более того, новая кураторша вначале «на голубом глазу» внушала маме, что по ее случаю якобы было заседание КДН, и что индивидуальный план работы с ребенком якобы был составлен по постановлению КДН. Однако опека ранее утверждала обратное, и вскоре в самом «Сириусе» были вынуждены признать – никакая КДН по семье не заседала. Вот такой вот дурдом на выезде с очередным самоуправством и введением родителей в заблуждение. Кураторша на полном серьезе внушала матери, что «она должна осмотреть жилье, поговорить с ребенком, чтобы убедиться, что в семье все хорошо – и отправить этот отчет в КДН». Теперь она говорит, что должна это сделать по постановлению опеки, так как семья находится на учете как ТЖС. И опека присоединилась к «Сириусу», спустя полгода наконец удосужившись прислать семье официальный документ от себя. Этот документ ничего нового, в сущности, не открывает, а только подтверждает изложенные выше факты:

Итак, на сегодня домогательства «Сириуса» и опеки по отношению к семье, которая ни в чем не виновата перед законам и ничем им не обязана, не прекращаются. Полагаем, что этот столичный пример является очень показательным и проливает свет на то, как устроена система оказания «соцуслуг» и «поддержки» семей за госбюджет. Вместо реальной помощи и улучшения положения дел в семьях «семейные центры» при опеке гоняются за клиентами для оправдания госзаказа. При этом родители и семьи страдают от их действий, которые очень похожи на введение в заблуждение и шантаж. Искренне надеемся, что история этой мамы вскоре наконец завершится – опека и «Сириус» отстанут от семьи и займутся детьми, помочь которым просят сами родители, которым реально нужна помощь. И приводим инструкцию Общественного уполномоченного по защите семьи, разъясняющую буквально на пальцах, почему все соцуслуги и любая деятельность т.н. «семейных центров» является добровольной.

РИА Катюша

15 Августа 2023 в 06:54
33063