В конце января Совет Госдумы дал зеленый свет ПФЗ от депутатов заксобрания Нижегородской области, предусматривающему проведение искусственного прерывания беременности только в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Речь идет об очень серьезном ограничении в возможностях убить нового человека в утробе – это можно будет делать только в рамках бюджетной медицины. Документ должны рассматривать в парламенте в марте, между тем депутаты от ЛДПР и КПРФ уже успели высказаться против этой инициативы. А вице-спикер Петр Толстой от «Единой России» в конце прошлого года, напротив, заявил в Общественной палате, что весной 2024 г. аборты в частных клиниках будут запрещены. Похоже, что вокруг законопроекта еще будет сломано много копий, и легким его принятие не будет. Хотя профильный комитет по здравоохранению ПФЗ одобрил, палки в колеса можент вставить праительство и комитет по защите семьи, чья глава Нина Останина недвусмысленно давала понять, что она против любых ограничений детоубийств в России.

Текст поправки в ст. 56 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан», предлагаемой депутатами заксобрания, лаконичен (https://sozd.duma.gov.ru/bill/510787-8):

«Искусственное прерывание беременности проводится в медицинских организациях государственной и муниципальной системы здравоохранения». В действующей редакции ч. 1 ст. 56 этого закона просто говорится, что «каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве, а искусственное прерывание беременности проводится по ее желанию и при наличии информированного добровольного согласия».

А вот пояснительная записка уже интереснее и детальнее раскрывает необходимость серьезных ограничений. В ней, в частности, сказано, что законопроект разработан в целях «улучшения демографической ситуации в России» и для «снижения количества осложнений, возникающих в процессе и после искусственного прерывания беременности». Они полагают, что увеличение рождаемости возможно в том числе за счет уменьшения количества абортов по желанию женщины и, «как следствие, снижения количества осложнений» во время такой процедуры.

Инициаторы законопроекта также отмечают (совершенно справедливо, на наш взгляд), что в частных клиниках отсутствует строгий контроль за соблюдением порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология», не соблюдается «неделя тишины» перед абортом, не предоставляется информация о мерах соцподдержки беременной.

При этом молодые люди сегодня откладывают возраст материнства и отцовства «до получения образования, профессии на более поздний период и до приобретения материальных благ». Средний возраст первородящих составляет 31 год, и с учетом этого «ставку по увеличению рождаемости» нужно делать на людей старше 30, которые планируют родить второго, третьего и последующих детей.

С большой долей вероятности можно предположить, что депутаты «Единой России», для которых на первом месте всегда была т.н. «партийная дисциплина» вряд ли осмелятся голосовать против воли своих однопартийцев, вице-спикеров Петра Толстого и Анны Кузнецовой, ранее выражавших поддержку законопроекту. А вот с другими фракциями и их отношением к ограничениям детоубийства картина обстоит иначе.

Зампредседателя комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Леонов заявил РБК, что инициатива заксобрания Нижегородской области вызывает у него «определенное беспокойство». 

«Я лично не вижу смысла в том, чтобы запрещать аборты в частных клиниках. Если частная клиника имеет лицензию на акушерско-гинекологическую деятельность, она обладает всем необходимым оборудованием, инструментами и квалифицированным персоналом, чтобы проводить соответствующие манипуляции. Женщина должна иметь возможность выбрать, обратиться ли в частную клинику или в государственную, особенно когда дело касается абортов по медицинским показаниям или до допустимого законом срока беременности», — сказал Леонов.

Первый зампред комитета Госдумы по защите семьи, вопросам отцовства, материнства и детства Татьяна Буцкая заявила, что выступает «категорически против» клиник, у которых только одна лицензия — на медицинский аборт. Однако в такой позиции можно усмотреть попытку усидеть на двух стульях и лукавство, потому что в законопроекте-то – речь идет обо всех частных клиниках без исключения! А не только о тех, которые занимаются только абортами. Позиция Буцкой по законопроекту в целом, таким образом, остается мутной.

Возможно, неоднозначность Буцкой объясняется тем, что у главы ее Комитета Нины Останиной (КПРФ) позиция четкая:

«Мое мнение не изменилось. Женщина вправе обратиться туда, куда сочтет нужным, [в том числе в частную клинику для прерывания беременности]. Я вообще против частной медицины, но если уж она у нас предусмотрена законом и наш пациент вправе туда обращаться, то почему женщина не может быть пациентом?»говорила Останина по поводу тогда еще обсуждения запрета детоубийства в частных клиниках в декабре 2023 г. 

Коллега Останиной по партии, зампред комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный также заявил, что не поддерживает проект о запрете абортов в частных клиниках. По его мнению, речь идет просто о «запрете одного из вида медицинских услуг», что, дескать, недопустимо.

До боли знакомая позиция. «Катюша» в апреле 2023 г. приводила официальный ответ Минздрава одной из неравнодушных к теме большого количества абортов в РФ гражданке. По мнению медчиновников, убийство растущего нового человека в утробе, который уже пришел в наш мир и активно развивается – это также есть «мед. помощь». Предельный цинизм. Помощь врачей беременной женщине – в чем? Она не больна, беременность – это ее естественное, природное состояние, к которому специально готовится весь ее организм. Изъятие и умерщвление, остановка роста (активное деление клеток – главный научный признак развития белковой жизни) имеющего полный набор ДНК, сердце, другие органы в неразвитом до конца виде эмбриона человека – это теперь именуется помощью врачей? Вообще-то клятва врача, которая прописана в том же 323-ФЗ (ст. 71), прямо этому противоречит. В ней есть такие слова:

«…торжественно клянусь: честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;  проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии».

Тут очень хотелось бы увидеть хотя бы одного вменяемого персонажа, который смог бы, используя научные аргументы, конечно, доказать, что человек на внутриутробной стадии развития (то, что медики называют эмбрионом, плодом человека) – не живой, а мертвый. А ежели он уже живет, то является ли его умерщвление в утробе «высочайшим уважением к жизни человека»? Сохранит ли оно или, может, укрепит каким-то образом его здоровье? Это были риторические вопросы. И тем не менее, лобби вырожденцев, вслед за депутатом Куринным, продолжает долдонить нелепый тезис: «искусственное прерывание беременности – это мед. помощь». 

В этой истории надо отметить и положительные моменты. Инициатор законопроекта, т.е. заксобрание Нижегородской области, в конце ноября 2023 г. одобрило запрет на аборты в частных клиниках. А саму инициативу в региональный парламент внес губернатор Глеб Никитин. В некоторых других регионах частные клиники уже частично или полностью отказались от проведения абортов: а именно, в Крыму, в Татарстане, в Курской области, в Липецкой области (частично--в Татарстане, Курганской и Калининградской областях, а в Астраханской, Новосибирской, Челябинской областях, Удмуртии и в Ставропольском крае проводятся мероприятия по сокращению абортов в частных клиниках). Кроме того, в Мордовии, Тверской, Тамбовской, Новгородской, Нижегородской и Калининградской областях приняты региональные   законы о запрете склонения к аборту.

Так что процесс уже пошел, и очень хотелось бы, чтобы он стал необратимым. Для этого есть все предпосылки, если только абортное лобби в лице ВОЗ, ее эмиссаров-медчиновников в РФ и прочих проводников политики депопуляции от глобалистов не пойдут ва-банк. Очевидно, что их влияние на депутатов «Единой России», от которых в данной истории все и зависит, серьезное. Редакция «Катюши», в свою очередь, выражает полную поддержку законопроекту и считает его важным этапом к признанию очевидного (точнее, возврата к очевидной истине). Того, что аборт – это убийство человека. А значит, он должен стать вновь недопустимым (признан вне закона) в нашей стране, как это было до декрета СНК 1920 г., переформатировавшего впоследствии сознание сотен миллионов советских граждан. И позволившего внушить людям и научно оправдать ложный на поверку тезис – что средний коэффицент рождаемости (СКР) в районе 1,5-2,5 в стране сегодня является нормой.

РИА Катюша

15 Февраля 2024 в 02:47
9802