Удивительная история происходит с просемейным законопроектом (№ 157281-8) «О внесении изменений в СК РФ и отдельные законодательные акты РФ», известным в народе как «законопроект десяти сенаторов» (ранее его называли «законом семи сенаторов»). Прошел почти год как он был внесен в Госдуму, при этом парламент никак не мог подобраться к его рассмотрению: долго не было поддержки Правительства, активно работало против ювенальное лобби, вносились «альтернативные» деструктивные ПФЗ, которые родители были вынуждены отбивать, а недавно подключилась т.н. «критика справа», из вроде бы дружественного лагеря ряда консерваторов. С трудом верилось, что дойдет до реального рассмотрения ПФЗ 10С депутатами, но 23 марта лед наконец тронулся! Спикер Госдумы Вячеслав Володин во время отчета премьера Михаила Мишустина парламенту заявил, что «важно продолжить работу над законопроектом о защите семьи». Его поддержали как Мишустин, так и вице-премьер Татьяна Голикова. Очень надеемся, что несмотря на все хитрые козни и препоны, он все-таки вскоре будет рассмотрен.

«На сегодняшний день парадоксальная ситуация: когда беда случается в семье, погибают родители или по каким-то другим случаям, ребенка в приоритетном порядке не могут оставить у себя родственники — бабушки, дедушки, родные. И ребенка фактически изымают из семьи.

Это так называемая ювенальная юстиция, которую нам навязывали недруги, которые сейчас лицо свое показали», - заметил премьеру Мишустину председатель Госдумы Володин во время отчета первого перед парламентом.

Примечательна реакция главы думского Комитета по семье Нины Останиной в момент произнесения Володиным фразы про «показ своего лица» «недругами от ювенальной юстиции» (см. фото ниже). Показанное ей лицо говорит само за себя.

Не можем не напомнить, что именно Останина лоббирует принятие в России закона о тотальном психсопровождении всех граждан страны с пеленок, она же организовала встречу в парламенте с целью создания «союза соцблогеров» из дам с пониженной соц. ответственностью, она же пыталась с самого начала сопротивляться рассмотрению ПФЗ 10С, возможно, ориентируясь при этом на позицию бывшей детской уполномоченный, а ныне вице-спикера ГД Анны Кузнецовой и её подруг-ювенальщиц.

Далее Володин напомнил Мишустину и коллегам, что «на рассмотрении Госдумы находится законопроект, который исправит ситуацию» с вмешательством в семьи. Он призвал подключиться к работе над рассмотрением документа зампредседателя Правительства Татьяну Голикову, которая могла бы обсудить инициативу с депутатами.

«Она согласна собраться и все рассмотреть», – заметил на это премьер-министр.

А Володин не унимался, обратившись уже к одному из депутатов-руководителей фракции «Единая Россия»:

«Вяткин, признайтесь, вы же поставили крест на этой инициативе! Вы даже не надеялись, что поддержит глава правительства, что поддержит Татьяна Алексеевна… Политика – это поступки и решения. Идите до конца».

Отрадно, что до наших законотворцев и министров наконец стала доходить позиция просемейной общественности. Есть, впрочем, и вечно ищущие подвохи в любых попытках изменить законодательство. В частности, они придираются к тому, что среди соавторов ПФЗ 10С значатся депутат Татьяна Буцкая и сенатор Андрей Клишас, которых крайне тяжело, мягко говоря, отнести к реальному просемейному активу. Однако критикам не раз объяснялось, что по своему статусу эти законотворцы просто не могли не быть включены в обширный коллектив номинальных «вносителей» документа в парламент.

Лучшей иллюстрацией необходимости срочного принятия документа будет свежая ювенальная история (февраль 2023 г.), в которой Общественный уполномоченный по защите семьи оказывал юридическую поддержку маме, которая сама была готова перевернуть всю Москву, чтобы вернуть ребенка. Но в погоне за «защитой прав и интересов ребенка» система вырастила настоящего монстра…

Подросток из многодетной, благополучной семьи пропускал школу, а когда мама узнала – стал ей хамить, за что получил от матери заслуженную оплеуху. По совету дружка, который сам из ПДН (отделение полиции по делам несовершеннолетних) не вылазил, ребенок позвонил в полицию, сообщил, что его избили и тут же был «спасен» из собственного дома. Никто потом даже не попытался уведомить мать, где ребенок. Через 5 часов инспектор ПДН ответила на разрывающийся телефон мальчика и сообщила, где находится подросток. Разумеется, его оформили во временный распределитель, адрес и телефон которого не известны.

Важно отметить, что кто-то слил информацию в СМИ, включая ПД родителей, и сеть заполонила история, в которой полиция якобы забрала ребенка с улицы как безнадзорного. Видимо, забрать ребенка из собственного дома – уж совсем не комильфо, это больше смахивает на похищение, о чем маме следовало бы написать в прокуратуру. Для мамы начались бесконечные поездки, звонки, приходы комиссий домой, посылание по кругу опека-Дом ребенка-опека и т.д. Поскольку это самая обычная благополучная семья, решение с возвратом сформировалось быстро, ну как быстро – неделя! И не без везения – потому что мама столкнулась с адекватным человеческим отношением.

Но тут камнем преткновения встал отказ ребенка возвращаться домой. А зачем? Там надо учиться, напрягаться, не разрешают долго играть в компьютер. Да и как маме и отцу в глаза смотреть? А в «доме ребенка» его в школу ходить никто не заставлял, уроки делать не надо. Лежи себе, отдыхай, делай что хочешь, тебя еще покормят, напоят. И еще куча взрослых с бубном вокруг пляшут. К счастью мамы, к их семье прикрепили не молодого психолога, который корил бы маму и поддерживал бы оболтуса, а опытного психолога, многодетную мать, которая быстро просчитала, что парень – обнаглевший патологический лентяй и зависимый от компьютерных игр недоросль. Пацану популярно объяснили последствия его выходки, перспективы жизни в детском доме – и он решил вернуться домой. Однако маму предупредили: второй такой звонок – и она попрощается со ВСЕМИ детьми, и никто уже ей их не вернет.

А теперь рассмотрим правильную модель: как бы должны были действовать все эти структуры в интересах семьи? В первую очередь, полиция должна была прийти к родителям и проверить поступивший сигнал – наврал ребенок, решил пошутить или действительно в этой семье ужас-ужас. То есть полиция сначала должна была установить факт недобросовестности родителей, а потом уже идти на крайние меры.

Если бы в стране был принят закон 10С, полиция именно так бы и действовала, так как закон написан, исходя из презумпции добросовестности родителей, и меняет самое главное – западную установку, что родители насильники и априори всегда во всем виноваты. В законе 10С вина родителей должна быть сначала доказана, без включения крайних мер по субъективному мнению служащих или домыслам ребенка. И пока законодатели не поменяют эту лукавую установку на всех уровнях – от закона до инструкций опеки и полиции – такие случаи, к сожалению, неизбежны.

Так что наведение порядка в семейной политике жизненно необходимо. Кстати, недавно разработчики ПФЗ 10С, известные просемейные эксперты, ответили на «критику справа» со стороны людей, не сумевших по разным причинам разобраться в сути законопроекта. Ряд вопросов, поднимаемых критиками, справедливы, кое-какие моменты действительно нужно уточнять, что и делают представители родительских организаций, участвующие в разработке этого принципиального документа. РИА Катюша организовало видеозапись обсуждения наиболее острых моментов с его соавторами (представителями института Общественного уполномоченного по защите семьи, МОО «За права семьи», «Иван-чая» и др.), с которой будет полезно ознакомиться всем интересующимся.

Очень ждем, что после важнейшего напоминания спикера Володина и готовности к работе Правительства РФ выстраданный просемейный документ все-таки скоро попадет на пленарку Госдумы.

РИА Катюша

24 Марта 2023 в 08:08
18767