Вчера в Госдуме состоялось анонсированное «Катюшей» быстрое принятие в первом чтении ювенального закона о системе тотального государственно-частного контроля над всеми усыновителями, опекунами (в том числе – кровными родственниками ребенка) и платными т.н. «приемными» родителями. Приняли его под обещания думского руководства учесть наиболее спорные моменты ко второму чтению (этому предшествовало обращение святейшего Патриарха к спикеру Володину, которое разбиралось на закрытом совещании накануне рассмотрения ПФЗ) Однако по факту концептуально исправить навязываемую России модель «ответственного родительства» в этом ПФЗ вряд ливозможно, и мы четко видим, что у Правительства совсем иные задачи. Причем уже раздаются тревожные звоночки, по которым вскоре этот контроль прозападных педагогов-психологов и «социальных» НКО будет перенесен и на кровные семьи. Если конечно родительская общественность и все здоровые консервативные силы не остановят эту лавину.

Представлял ювенальный правительственный ПФЗ 232772-8 о раскрутке бизнеса психологов и прочих «специалистов» по сопровождению приемных, опекунских семей и усыновителей, об обязательном обучении бабушек, желающих взять под опеку родного внука, и с иными опасными положениями в парламенте первый замминистра просвещения РФ Александр Бугаев.

Он лукаво сообщил, что законопроект якобы в основном нацелен на унификацию подготовки опекунов, приемных родителей, возможность подать документы на ребенка теперь появится через портал Госуслуг. Да еще и будут расти компетенции замещающих родителей, улучшится работа органов опеки и т.д. Правда, все это – через тотальный контроль за семьями и путем внедрения новой обязательной штатной единицы контроля – печально нам известных педагогов-психологов с мозгами, промытыми гендерно-фрейдистской, детоцентричной идеологией.

Сказал Бугаем и о том, что у опекунов-близких родственников появится возможность первоочередного права на устройство ребенка к себе. Но не добавил, какой ценой – ведь этот ПФЗ фактически регламентирует новый бизнес по устройству детей к усыновителям, опекунам-родственникам и в платные «приемные семьи. Как ни слова не было сказано о новых обязательствах, которые появятся у таких родителей, об огромных новых полномочиях частных психологов и НКО по вмешательству в семьи, по их праву давать полную характеристику, оценивать компетенции будущих опекунов и усыновителей, а равно отказывать им в устройстве детей.

Глава Комитета по семье депутат Нина Останина тут же вспомнила случай с убийством ребенка в семье, которая занималась платной опекой. Эту громкую историю сейчас наперебой раскручивают все СМИ, что неудивительно – ведь надо продвинуть правительственный законопроект любой ценой.

«Нам пора менять систему устройству детей в семьи. Мы не вносили этот документ на рассмотрение с конца прошлого года. Он уже оброс разными домыслами, кто-то не читал тему, но уже приписывает ему несуществующие нормы… Мы считаем, что отдельные его положения требуют очень серьезного обсуждения.

Например, мы считаем, что надо избавиться от обязательной предварительной подготовки опекунов-близких родственников. Это нарушает наши традиционные подходы. По инициативе председателя Госдумы была создана рабочая группа, законопроект был доработан…», - вещала Останина.

Эта история, кстати, очень ярко показывает, по какому принципу принимаются законы нашим парламентом. Еще только идет первое чтение, но уже вроде как почти готова новая редакция документа, которую будут рассматривать во втором. А в первом чтении, значится, можно принять любой жуткий ПФЗ с обещаниями его потом поправить. Ну очень странный алгоритм, не правда ли? Он лишний раз показывает, что в законотворчестве и в иерархии власти у нас целиком доминирует исполнительная власть (Правительство), которое и спускает в парламент ключевые токсичные документы.

Затем Останина сказала, что также надо убрать из ПФЗ запрет на повторное усыновление ребенка в течение года.

«Правительство решило ограничить это число, ссылаясь на поручение президента. Но ведь президент говорил о сокращении числа опекаемых, а не усыновляемых детей.

И третья норма – это требования к жилью. Счастье ребенка определяется не наличием паркета, а отношением к нему. Поэтому не могут эти нормы быть определяющими. Мы уже решили ко второму чтению все это изменить и доработать…

Социально-психологическое обследование пугает всех. Но мы когда права-то даем, требуется такого рода обследование (?!). Вопрос – кто это будет делать, есть у нас такие проф. психологи? Так что очень ждем единых стандартов от Правительства», - заявила Останина.

Очень интересно, о каком обследовании говорит Останина в контексте получения водительских прав. Если гражданин не состоит на учете в ПНД, ему достаточно взять оттуда справку. И причем тут вождение и желание близких родственников/усыновителей взять в свою семью ребенка? В общем, ювенальный подход понятен.

Далее пошли вопросы депутатов, что выглядело более чем дежурно. Зато Бугаев поведал, что «никаких ограничений для НКО по части подготовки/сопровождения граждан к родительству у нас не предполагается (на данный момент 54 НКО в России этим занимаются)…» То есть некие «социальные» НКО с соответствующими установками будут обучать граждан правильному родительству. А они точно знают это лучше нас? А нет ли тут прямого инструмента влияния «мягкой силы» Запада? По мнению чиновника, очевидно – нет.

Особо выделим пугающий по своей откровенности вопрос, который прекрасно характеризует, какой будет следующий шаг в случае принятия этого ПФЗ (вероятно, он задавался из провокативных целей, но тем не менее). Депутат Дмитрий Кузнецов («Справедливая Россия») поинтересовался:

«Почему у нас такие неравные условия, исходя из концепции документа? Почему у нас те, кто собирается рожать, делать детей, не проходят все эти тесты и не доказывают свою способность быть родителями и людьми, которые отвечают за свою готовность быть родителями?»

Бугаев ответил: «Мы сейчас уделяем большое внимание работе с родителями. В вопросах воспитания детей и школа, и семья – это как два крыла одной птицы. Все-таки жизненные ситуации разные: когда человек принимает решение завести ребенка, он несет за него ответственность. Мы сейчас говорим о другой, тяжелой ситуации, которая требуют отдельной подготовки».

Очень характерный момент – СЕЙЧАС они говорят о ситуации для опекунов, усыновителей, приемных родителей, но что мешает завтра сказать, что надо и для кровных все то же самое внедрять?

Депутат Михаил Делягин, также от эсеров, спросил:

«Правильно ли я понимаю, что лучше отдавать детей в детдом или посторонним, чем кровным родственникам, которые не проходят подготовку по каким-то формальным признакам? Может нам пора остановить ювенальный террор, который у нас сейчас идет по стране?»

Бугаев: «Для близких родственников это (псих. тестирование – прим. ред.) будет возможностью, а не обязательным моментом. Надо разбираться в конкретной ситуации, мы готовим отдельный пакет предложений по проф. подготовке соответствующих сотрудников».

Также Бугаев уточнил, что усыновителей/приемных/опекунов будут проверять вначале каждый месяц, потом – каждые полгода. Те самые педагоги-психологи с новыми полномочиями…

Ярой лоббисткой ПФЗ выступила депутат ЕР Татьяна Буцкая, отметившая в выступлении:

«Мы за поддержку института опеки, института приемных родителей. Очень важно, чтоб у ребенка была своя семья, мама и папа, но, с другой стороны, нам надо знать все про здоровье, прошлое людей, которые усыновляют НАШИХ детей, берут их под опеку. И мы за то, чтобы бабушки в этом списке стояли первые. Будем голосовать «за» документ».

«Наших» детей – знаковое выражение, ювеналы считают всех детей «своими», то есть государственными. И они хотят знать об их родителях/опекунах все. Ну очень похвальное желание. Вообще логика лоббистов ПФЗ получилась на грани шизофренической: мол, нам не нравятся многие положения законопроекта, но принимать его все равно надо. В итоге Останина предложила внести срок внесения поправок – 15 дней. И документ был почти единогласно принят.

Между прочим, этот ПФЗ носит и явно антидемографический характер, что для нашей страны и народа просто смертельно. Прочитав о том, как будут влезать в семьи и контролировать будущих родителей педагогами-психологами, тестировать их, заходить регулярно в их дома и квартиры, многие готовящиеся стать мамами женщины уже начали в комментариях выражать сомнения в необходимости заводить детей. Может, этого и хотят добиться в Правительстве?

Разработчики ПФЗ дали четко понять, что узаконивают государственно-частную службу контроля за семьями. Пока за всеми типами семей, кроме родных – но это только пока (мы хорошо помним тему сертификатов на родительство из некогда федерального проекта «Детство-2030»). И вопрос депутата Кузнецова тут был совсем не случаен. Никто не гарантирует, что эти принципы не распространятся и на всех остальных. Пока есть вариант временно отбить, вывести родные семьи из этой системы ювенального Большого брата.

P.S. Пока еще не поздно выступить против этой токсичной инициативы.

Продолжаем массово писать в ГД, см. образцы заявлений депутатам против этого ПФЗ: в начале года общественникам удалось отбить его рассмотрение в парламенте.

Также надо срочно писать телеграммы, звонить в ГД и писать Володину, Останиной, Крашенинникову и другим депутатам на ваш выбор через электронную приемную Думы (https://priemnaya.duma.gov.ru/ru/message/index.php)! Стоит писать и в ТГ Володина https://t.me/vv_volodin, и ГД https://t.me/duma_gov_ru.

(пример обращения: «Требуем снять с рассмотрения пфз #232772-8, направленный на раскрутку бизнеса на приемных семьях, провоцирующий вторжение в родные семьи, внедряющий западные ювенальные установки «ответственного родительства» и «родительских компетенций», вносящий раскол в общество!!!»)

РИА Катюша

30 Июня 2023 в 07:14
18449