На прошлой неделе в Госдуму было внесено сразу два законопроекта, предусматривающие поправки в Семейный кодекс. Один из них – откровенно ювенальный, от Правительства РФ, предусматривающий усыновление и опеку родственниками детей только после социально-психологического обследования и обоснованного заключения (разрешения) органа опеки, а также соответствующей экспертизы всех проживающих с детьми лиц старше 10 лет. Второй – вроде как патриотический, от депутата Госдумы Нины Останиной, написанный буквально на коленке после публикации Указа президента о поддержке традиционных ценностей. Он просто повторяет ряд положений просемейного законопроекта «10 сенаторов», за рассмотрение которого в Госдуме сейчас идет настоящая борьба на разных уровнях власти, вместе с письмами в его поддержку от родительской общественности и граждан. И если останинскую поделку можно ясно характеризовать как спойлер, который никак не сравнится с разрабатываемым более 5 лет экспертами при Совфеде просемейным документом, то правительственная инициатива – полная его противоположность. Проверка кровных родственников ребенка на «вшивость» и постоянный контроль педагогами-психологами семьи – прямой шаг к «ответственному родительству» и далее – сертификатам на право иметь/воспитывать детей. Эта система по форсайту «Детство-2030» выстраивается в России ювенальщиками не один год. Потому так важно дать им отпор и поддержать ограничивающий полномочия опеки пакет документов 10С.

10 ноября в Госдуму Правительством был внесен законопроект № 232772-8 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты прав детей» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/232772-8), вроде как ужесточающий условия усыновления и опеки (прежде всего – безвозмездной) якобы в интересах детей. Уже на следующий день он был направлен в профильный комитет по вопросам семьи, женщин и детей.

В качестве главной причины, якобы побудившей Правительство заняться совершенствованием законодательства в сфере взятия детей на воспитание/усыновление, названы данные федерального статистического наблюдения, согласно которым ежегодно отменяется примерно 1% решений о передаче ребенка в семью на воспитание от общей численности детей-сирот, находящихся на воспитании в семьях. Из них по инициативе усыновителей, опекунов, попечителей, приемных или патронатных родителей было отменено от 59% до 67% от общего количества решений.

«К обстоятельствам, послужившим причиной отмены решения о передаче ребенка в семью, относятся в том числе некачественная подготовка граждан, выразивших желание принять в семью на воспитание детей-сирот, а также отсутствие мотивации у семей, принявших в семью на воспитание ребенка, оставшегося без попечения родителей, к сопровождению и оказанию им помощи. В связи с этим система подбора и подготовки таких граждан требует совершенствования, в том числе в части исследования мотивации гражданина, наличия в семье ресурсов для воспитания ребенка, наличия возможных ограничений для приема ребенка в семью, возможности обеспечения потребностей ребенка в семье, наличия у гражданина опыта воспитания и иных компетенций, необходимых для приема ребенка в семью на воспитание. Законопроектом устанавливается, что к полномочиям органов опеки и попечительства относится оказание помощи опекунам (попечителям) несовершеннолетних граждан в реализации и защите прав подопечных, в том числе в форме сопровождения», - говорится в записке.

Уже на этом этапе становится очевидна вся надуманность документа. То есть авторы намерены изменить условия усыновления для более 99% усыновителей, опекунов и приемных родителей, нормально выполняющих свои обязанности, ради 0,63% случаев – фактически, ради статистической погрешности.  

А новые условия будут реально предельно жесткими. Так, п. 2 ст. 125 СК РФ хотят сделать такой:

«Для усыновления ребенка необходимо заключение органа опеки и попечительства о возможности принятия лицом, желающим усыновить ребенка, на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, учитывающее заключение по результатам социально-психологического обследования лица, желающего усыновить ребенка, и проживающих совместно с ним лиц (его супруга в случае, если лицо, желающее усыновить ребенка, состоит в браке, близких родственников и других лиц, достигших возраста десяти лет), а также заключение органа опеки и попечительства об обоснованности усыновления и о его соответствии интересам усыновляемого ребенка».

Очевидно, что без заключения опеки по результатам социально-психологического обследования (т.е. без такого обследования) всех указанных лиц усыновление ребенка сделается невозможным.

«Близкие родственники ребенка, оставшегося без попечения родителей, желающие принять его на воспитание в свою семью, проходят подготовку по отдельным программам, утвержденным органами исполнительной власти субъектов РФ».

Итак, если близкие родственники ребенка, оставшегося без попечения родителей, например – его бабушки и дедушки, хотят принять его на воспитание в свою семью, то они должны будут пройти подготовку по неким отдельным (специальным) программам, без которой, очевидно, им ребенка не отдадут. Не исключено, что подобные положения внесены специально для того, чтобы под благовидным предлогом не дать близким родственникам ребенка принять его на воспитание в свою семью, а отдать его совершенно посторонним людям. Эти программы будут утверждаться органами исполнительной власти субъектов РФ и, вполне возможно, будут составлены таким образом, чтобы пожилые люди не смогли их пройти и, соответственно, не смогли получить свидетельства о прохождении такой подготовки, предусмотренного следующим абзацем проектируемого п. 6 статьи 127 СК.

Далее устанавливается, что «организация подготовки лиц (желающих взять ребенка на воспитание – прим. ред.) осуществляется органами опеки и иными организациями, в том числе организациями для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которым органами опеки переданы полномочия по осуществлению соответствующей подготовки, в порядке, установленном Правительством РФ, за счет и в пределах средств, которые предусматриваются на эти цели в бюджете субъекта РФ».

Указание на иные организации, помимо органов опеки и попечительства, которые будут осуществлять подготовку в том числе бабушек, дедушек, дядь, теть и т.д. оставшихся без попечения детей по отдельным (специальным) программам, наводит на мысль о создании сети неких НКО, вполне возможно, ювенальной направленности.     

Статья 127 СК дополняется пунктом 7 следующего содержания:

«В отношении лица, желающего принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, и проживающих совместно с ним лиц (его супруга в случае, если лицо, желающее принять на воспитание в свою семью ребенка, состоит в браке, и других лиц, достигших возраста десяти лет) проводится социально-психологическое обследование, результаты которого учитываются при подготовке органом опеки и попечительства заключения о возможности принятия лицом на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей.

Лица, принявшие на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, в отношении которого осуществляется контроль за условиями жизни и воспитания, обязаны сообщать органу опеки и попечительства об изменении состава лиц, проживающих совместно с ним, в том числе о вступлении в брак, для проведения социально-психологического обследования супруга и других лиц, социально-психологическое обследование которых ранее не проводилось.

Социально-психологическое обследование, указанное в абзаце первом настоящего пункта, проводится в целях определения мотивации лица, желающего принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, к приему ребенка в семью, наличия у такого лица возможностей для создания условий, способствующих нормальному воспитанию и всестороннему развитию ребенка, с учетом пола и возраста ребенка, готовности принять на воспитание ребенка с ограниченными возможностями здоровья и (или) ребенка-инвалида, опыта воспитания и иных компетенций, необходимых для приема ребенка в семью…

В случае наличия отрицательных выводов по результатам социально-психологического обследования заключение должно содержать сведения о порядке его пересмотра».

Формулировка абзаца с перечнем лиц, проводящих социально-психологическое обследование, не позволяет однозначно установить, одни ли только юристы или все остальные перечисленные специалисты могут не состоять в трудовых отношениях с органом опеки и попечительства. И вот этим посторонним лицам желающий усыновить ребенка будет обязан сообщить все интересующие их сведения и соблюдать их указания – в том числе, близкий родственник ребенка.

Далее для галочки говорится, что организация, уполномоченная на проведение такого обследования, «должна обеспечить сохранение семейной и личной тайны, а также персональных данных лиц, прошедших обследование», однако о какой-либо ответственности за нарушение этого требования не говорится. Так что все запросто может обернуться реальным моральным и физическим ущербом лицам, тайны и персональные данные которых окажутся разглашены.

И это еще не все. Под предлогом «профилактики и предотвращения отказа от воспитания детей опекунами (попечителями), устранения причин временного освобождения или отстранения опекуна (попечителя) от исполнения своих обязанностей…» предусматривается сопровождение опекунов или попечителей несовершеннолетних подопечных, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, путем «оказания им консультативной, психологической, педагогической, юридической, социальной помощи в процессе их развития, воспитания, обучения. Этим положением легализуется ничем не ограниченное ни по масштабу, ни по времени такого сопровождения вторжение в жизнь семьи со стороны сторонних организаций».

Хотя имеется там указание, что сопровождение указанных выше лиц «осуществляется на основании обращения таких лиц», т.е. добровольно, однако затем выясняется, что оно может осуществляться и по решению органа опеки и попечительства, т.е. в принудительном порядке.

«При обнаружении в ходе проведения социально-психологического обследования несовершеннолетнего угрозы его жизни или здоровью, нарушения его прав и законных интересов орган опеки и попечительства обязан принять необходимые меры по защите прав и законных интересов ребенка.

Заключение по результатам социально-психологического обследования выдается лично опекуну или попечителю подопечного, прошедшего такое обследование, несовершеннолетнему подопечному, достигшему возраста 14 лет, а также передается в орган опеки и попечительства. Социально-психологическое обследование несовершеннолетнего подопечного осуществляется за счет средств, которые предусматриваются на эти цели в бюджете субъекта РФ».

То есть орган опеки может назначить как проведение социально-психологического обследования ребенка, так и проверить выполнение опекунами или попечителями рекомендаций, указанных в заключении по результатам его обследования. Формулировка об обнаружении в ходе проведения обследования ребенка угрозы его жизни или здоровью, нарушения его прав и законных интересов допускает крайне широкое толкование, что дает органу опеки фактически неограниченные полномочия для вторжения в жизнь семьи.

«Порядок освобождения или отстранения опекуна или попечителя от исполнения своих обязанностей определяется Правительством РФ…»

В документе мы также видим целый план по созданию сети организаций, уполномоченных на проведение социально-психологического обследования желающих усыновить/взять ребенка под опеку, фактически – о создании нового вида бизнеса. Деньги эта создаваемая сеть организаций будет получать не напрямую от физических лиц, а из бюджетов субъектов РФ. Таким образом, создается новая бюджетная кормушка, а поскольку деньги в бюджеты всех уровней поступают за счет налогов, получается, что заплатят этим частникам и НКО педагогов-психологов простые граждане и предприниматели.

При этом формально за счет бюджетов будет проводиться только проведение самого обследования кандидата на воспитание ребенка. Что касается получения педагогических, социально-психологических услуг на основании выданных рекомендаций по итогам тестирования, то, поскольку о выделении денег на них из бюджета ничего не говорится, логично предположить, что оплачивать всю эту подготовку, от которой не освобождаются даже родные бабушки и братья/сестры и другие  ближайшие родственники, гражданам придется из собственного кармана. Присутствует ли изначально в документе коррупционная составляющая? Пусть каждый сам подумает и сделает выводы, на наш взгляд, все вполне очевидно…

Это был далеко не детальный анализ, но даже рассмотренные выше ключевые положения законопроекта показывают, что он носит резко выраженный ювенальный, антисемейный характер, направлен на существенное расширения оснований для вторжения государственных и, возможно, разного рода негосударственных структур в семейную жизнь. Озвученный формальный предлог для внесения документа настолько смехотворен и не соответствует планируемой Правительством реформе опеки и отношений воспитания детей, что сразу приходит мысль о торчащих из него ушах ювенальщиков.

Вскоре после появления в парламенте этого «шедевра», 11 ноября коммунистка Нина Останина внесла свой ПФЗ, который, по сути, представляет собой плагиат одной из норм законопроекта «10 сенаторов», пусть слегка в измененной редакции. Речь о документе № 233622-8 «О внесении изменений в статью 1 Семейного кодекса РФ» (https://sozd.duma.gov.ru/bill/233622-8).

Останина предлагает внести в статью 1 СК положения о необходимости сохранения и укрепления традиционных российских духовно-нравственных ценностей, под которыми понимаются «нравственные ориентиры, формирующие мировоззрение граждан России, передаваемые от поколения к поколению, лежащие в основе общероссийской гражданской идентичности и единого культурного пространства страны», а также защита института брака и народосбережение.  

Все бы ничего, но аналогичные вещи уже прописаны детально в законопроекте «10 сенаторов», который определенные структуры во власти очень хотят навсегда убрать «в стол». Это печально известная нам по ювенальному законопроекту Клишаса-Крашенинникова технология, когда главный и действительно важный для страны просемейный документ пытаются замылить, подменить ювенальным суррогатом (в случае с ПФЗ Правительства) или нечеткой вроде как правильной инициативой (в случае с ПФЗ Останиной)…

Между тем, родительская общественность продолжает кампанию в поддержку законопроекта «10С», тем более, что 25 регионов промолчали либо высказались против этого документа – сейчас самое время писать туда обращения простым гражданам (образцы и конкретных адресатов можно увидеть здесь - https://vk.com/detipeterburg?w=wall-91280223_418180), а также написать письмо президенту России против антисемейной деятельности Совета по кодификации российского законодательства во главе с известным ювенальщиком, депутатом Павлом Крашенинниковым (дал отрицательный отзыв на законопроект «10С») (https://vk.com/detipeterburg?w=wall-91280223_417018). А мы очень надеемся, что депутаты Госдумы также разберутся, кто есть кто и что скрывается за новыми инициативами поправок в Семейный кодекс.

РИА Катюша

 

15 Ноября 2022 в 06:31
3498