Как уже сообщала РИА Катюша, на этой неделе запланировано заседание Пленума Верховного Суда РФ по применению ст. 156 УК «Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего…» который может закончиться принятием откровенно ювенальных толкований этой нормы, что позволит отправлять родителей в колонию на срок до 3 лет, например, за такие «нарушения» как попытки ограничить ребенка в одежде и развлечениях . Наше агентство обратилось за комментарием к одному из самых авторитетных специалистов в области семейной криминологии, автору первой научной работы в нашей стране по этой теме, президенту Санкт-Петербургского криминологического клуба, заслуженному деятелю науки, доктору юридических наук, профессору Дмитрию Шестакову:

- Мы знаем что одним из пороков нашего законотворческого процесса является сильное влияние на него западных сил, сопровождающееся потоком денег в виде грантов и т.п. В результате появляются эксперты которые оценивают правовую ситуацию и разрабатывают концепции исходя не из нашего понимания действительности, а в целях западных советчиков - которые действуют далеко не в интересах нашего государства. Последний пример—это ст. 116 «Побои», измененная отнюдь не в интересах общества. Теперь воинственный феминизм сосредотачивает свое внимание на статье 156 УК, устанавливающей ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего (причем диспозиция этой статьи жестко увязывает это неисполнение с жестоким обращением).

Дело не только в вопиющей правовой некомпетентности соответствующих инициаторов от феминизма, но в их стремлении к разрушению семейных связей, отданию предпочтения государству в управлении семейными делами по сравнению с близкими людьми. Матерей стремятся разлучить с детьми, супругам, желающим помириться после ссоры, не дают возможности самим решить свои проблемы путем жестокого государственного вмешательства. С точки зрения семейной криминологии, введение в уголовное законодательство специальных составов, предусматривающих ответственность за внутрисемейные насильственные преступления, не допустимо, равно как и признание таких действий отягчающими обстоятельствами. Все это—не работающие архитектурные излишества—а внимание следовало бы перенести на урегулирование таких конфликтов в рамках института освобождения от уголовной ответственности, условно—досрочного освобождения от наказания и условного осуждения.

Что же касается ст. 156 УК, при толковании этого странного и надуманного состава, на мой взгляд, наиболее опасным является включение в понятие жестокого обращения таких категорий как психическое и экономическое насилие. Психическое насилие—категория слишком неопределенная. Процесс воспитания без него невозможен, само воспитание как таковое—это насилие, т.к. воспитуемый часто инстинктивно сопротивляется тому чему его учат. Что же касается экономического насилия, то под ним обычно понимают обещание какого-то подарка в случае надлежащего поведения и, наоборот, лишение каких-то благ в случае неугодного поведения. Все это может быть и не совсем правильно - но далеко не то, за что нужно привлекать к уголовной ответственности.

Если дело дойдет до совокупности составов ст. 156 и других преступлений против личности (побои, причинение легкого вреда здоровью и др.), то здесь она не допустима—т.к. диспозиция ст. 156 УК исчерпывается жестоким обращением—другого в ней ничего нет. Наказание, которое предусмотрено перечисленными мной статьями, ниже, или равно санкции ст. 156.

Статья 156, на мой взгляд, является лишней, надуманной, мешающей. То, что в ней описано, полностью охватывается другими составами УК. Ее нужно просто исключить как очередное ненужное изобретение в УК, тогда не будет и вопросов о ее толковании. Спасибо за внимание.




РИА Катюша
14 Ноября 2016 в 12:09
4641