Нынешняя неделя для президента России выдалась крайне напряженной. За три дня он сделал столько, сколько Трапу не удалось за неделю катаний по этому региону. Притом Путин ни с кем не танцевал, зато оказался «дорогим другом» для Эрдогана и в привычной для себя манере ручного управления, по сути, обозначил начало нового этапа истории на Ближнем Востоке без войны и без влезания во все дыры США, что, в целом, одно и тоже.

Вначале он встретился с сирийским лидером, с которым он и обсудил проведение этого Конгресса. Асад поддержал эту идею, отметив, что единственное его условие — отсутствие иностранного вмешательства и здесь он надеется на помощь Москвы. Кроме этого сирийский президент поблагодарил Россию за помощь в победе над террористами и возвращению мирных жителей в свои дома. Путин там же объявил о скором завершении операции против ТОЗР ИГИЛ. «Думаю, проблема терроризма имеет глобальный характер. До полной победы над терроризмом, конечно, ещё очень далеко. Но что касается нашей совместной работы по борьбе с террористами на территории Сирии, эта военная операция действительно завершается», — отметил наш глава государства.

Далее у Путина были телефонные разговоры с королём Саудовской Аравии Сальманом Бен Абдель Азизом Аль Саудом, президентом Египта Абдельфаттахом Сиси и с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху, которых Путин поставил лично в известность о состоявшейся накануне встрече с Асадом, а также об основных вопросах, которые выносятся на повестку дня саммита России, Ирана и Турции. Затем сразу был телефонный разговор с премьером Израиля и двухчасовой разговор с Трампом. Как известно, говорили о Сирии, Украине и КНДР. О чем конкретно договорились Путин и Трамп неизвестно, но последний, в своем стиле назвал разговор «чудесным», особенно в месте, где говорилось о необходимости «продолжать оказывать международное давление на Северную Корею», чтобы вынудить ее прекратить разработку «ядерного оружия и ракетных программ». Но тут у кого, что болит, в Кремле, правда, отметили только важность взаимодействия в Сирии на стадии, переходящей в политическое урегулирование ситуации, о чем и сообщил пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков.

Наконец, вчера прошли сложнейшие и главные переговоры сразу с двумя лидерами ведущих держав региона: президентом Ирана Рухани и президентом Турции Эрдоганом. И здесь главное даже не поддержка ими проведения Конгресса, а то, что все три президента подтвердили свою твердую приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики и подчеркнули, что ни при каких обстоятельствах создание упомянутых зон деэскалации или какая бы то ни было политическая инициатива по урегулированию сирийского кризиса не должны подрывать суверенитет, независимость, единство и территориальную целостность Сирийской Арабской Республики.

То есть никакого расчленения Сирии не будет, как не будет и свержений кого-либо или установлений протекторатов. Все должны решить сами сирийцы. Также практически решена курдская проблема.

Конечно, у турок и иранцев свои приоритеты в регионе, местами они пересекаются, местами прямо противоположны, но важно здесь то, и это отметили все трое, что мир на Ближнем Востоке важней их. Так же, стороны договорились о том, что пока рано говорить о курдской автономии, тем более о создании Курдистана. Этот вопрос очень важен как для Рухани, так и для Эрдогана, потому что и в Иране, и в Турции проживает достаточно большое число этнических курдов, и они опасаются гражданской войны начала распада собственных государств.

Самое интересное было там выступление Эрдогана, которое начиналось словами: «Приветствую всех от всей души. Хочу выразить благодарность в лице моего друга господина Путина всем нашим российским друзьям».

Однако — это все официоз, теперь давайте рассмотрим, что же произошло на деле. А на деле мы видим окончательные похороны американской стратегии перекраивания Ближнего Востока с их «управляемым хаосом», «свержением диктаторов» и превращением богатейшего региона в полыхающее пламя. Притом, если о крепком союзе с Ираном, который смещает центр силы в сторону наших стран, говорят уже даже западные СМИ, то с присоединением туда Турции и Сирии мы получаем мощнейший блок, способный решать любые вопросы в регионе и без применения военной силы, которой у него предостаточно. А при нейтралитете Саудовской Аравии и богатого Катара, данный блок становиться главенствующим на всем Ближнем Востоке. Более того — Россия начинает вовлекать эти страны в наш общий с китайцами «Евразийский союз» под эгидой ШОС. «По правде говоря, Владимиру Путину прекрасно удалось интегрировать Иран в свое геополитическое видение и отталкивающуюся от него стратегию. В энергетическом плане, можно предположить, что он поддержит экспорт иранского газа в Юго-Восточную Азию, а не в Европу, где пытается упрочить позиции «Газпром». В целом же, главная идея в том, чтобы подключить Иран к широкому проекту через ШОС и БРИКС. Иран должен стать новым «И» развивающихся стран. Несмотря на существующее неравенство с Китаем, Россия становиться идеологическим лидером ревизионистского антизападного фронта, одним из главных участков которого является шиитский Иран», прокомментировали французские СМИ новый российско-иранский союз. Теперь же к нему потихоньку прибивается и «дорогой друг» Эрдоган, который четко отмечает благодаря кому этот союз состоялся.

Впрочем, турок тоже можно понять. «Американский империализм, который не принес нашему региону ничего, кроме войн и крови, благодаря сотрудничеству региональных государств был изгнан из Западной Азии. Мир устал от войн и разрушений, настало время создать новый мир», — писали турецкие СМИ в начале ноября. «В будущем место Турции не в НАТО, этот альянс является для нее угрозой. И Турция начала стучать в двери Шанхайской организации сотрудничества. Стратегически место Турции — в Евразии. Мы видим, что Россия, государства Ближнего Востока, Индия, Китай, страны бывшего СССР объединяются на евразийской платформе. И попытки НАТО помешать этому процессу, используя ситуацию с Крымом, окончатся ничем. Но для этого всем нам нужно действовать конструктивно, это касается и самой России», — вторил им Догу Перинчек — лидер турецкой партии "Родина".

По сути, Путин создал там новую реальность, когда больше не нужно ждать соседа с автоматом и копить патроны самому, а достаточно собраться всем вместе, открыто обсудить все волнующе вопросы и договориться, не ожидая одобрения из-за океана или попытки свержения оттуда. И создал он ее, всего лишь оказавшись единственным, кто сдержал слово и вытащил погибающую Сирию из рук террористов. Вытащил под вой этого самого «цивилизованного сообщества», наплевав на резолюции и санкции, просто потому что знал за кем стоит правда. Это увидели все и поняли, кому там можно верить, а кто пойдет стороной и вот теперь Россия стала не просто важным, а основным игроком, без разговора с которой уже не решается ни один действительно серьезный вопрос.

Да, аналитики отмечают, что России повезло с тем, что в США идет жесткая внутривидовая война, а ЕС сам оказался на грани глубочайшего кризиса. Да, вряд ли Эрдоган стал бы «дорогим другом» не попытайся США его сковырнуть, а Иран — таким надежным союзником не объяви его Трамп очередным «мировым злом». Возможно, и сам Путин не ожидал такого эффекта возвращения России на Ближний Восток, спустя 25 лет после развала Союза. Вот только как гласит пословица: «Везет тому, кто везет», не тому, кто только разрушает.

РИА Катюша

TELEGRAM РИА КАТЮША

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА НАШУ ГРУППУ ВКОНТАКТЕ
23 Ноября 2017 в 12:11
4219