В частности, европейское онлайн-издание politico.eu обеспокоено растущим влиянием России "на периферии Европы" и посвятило этому вопросу отдельную публикацию , которая в переводе приводится ниже.

Как отмечают авторы, в фокус лидеров стран ЕС, собравшихся в прошлую пятницу на неформальный саммит Совета Европы на Мальте, попал "растущий полумесяц влияния" России, распространившийся от Донецка на Востока до Триполи на Западе.

Закрепив свою роль в качестве доминирующей силы на Украине, где замороженный конфликт на востоке страны вспыхнул на прошлой неделе с новой силой, а также в Сирии, где установилось хрупкое перемирие, а союзник Москвы Башар Асад до сих пор у власти, Владимир Путин обратил свой взор на Ливию.

В Европе это вызывает беспокойство по поводу того, что Россия сможет получить контроль над потоком мигрантов, пересекающих Средиземное море. Это даст Путину возможность дестабилизировать Европу, открывая путь потокам беженцев, и повторяя миграционный кризис 2015го года, вспыхнувший в результате массового исхода из Сирии.

"Путин станет открывать клапан тогда, когда захочет от нас что-либо получить", предостерег один дипломат из центральной Европы.

Описывая стратегическую важность Северной Африки и других стран, окружающих Европу, российский политолог Леонид Фитуни в 2012-м году написал: "наихудшим сценарий для объединенной Европе может стать формирование постоянного "пояса нестабильности", контролируемого её соперниками и расположенного вдоль всей дуги, протянувшейся от Атласских гор до Беловежской Пущи. Когда Фитуни делал этот прогноз, говоря о вакууме, сложившемся вдоль Средиземноморья, он не мог и вообразить, что тем самым соперником, который займет этот вакуум, станет Россия.

Россия приходит в Ливию

Кремль в последние недели дал понять о своей благосклонности к Халифе Хафтару, военному лидеру, который контролирует значительную часть восточной Ливии, включая нефтяные установки, и находится в состоянии конфликта с правительством в Триполи, поддерживаемым ООН. Хафтар осуществил в прошлом году два важных визита в Москву, а в январе посетил российский авианосец "Адмирал Кузнецов", останавливавшийся в Ливии на своём пути домой из Сирии. С борта судна Хафтар осуществил видеозвонок министру обороны России Сергею Шойгу.

Понимая, что такие контакты усиливают напряженность, пресс-секретарь российского МИДа Алексей Зайцев заявил, что Москва "считает Хафтара одним из политических тяжеловесом, имеющих реальное влияние на политическое урегулирование в сегодняшней Ливии".

Проект декларации, подготовленной для саммита Совета Европы на Мальте, призвал к срочным действиям, поскольку "попытки стабилизировать Ливию сейчас более важны, чем когда-либо". Многие европейские лидеры не доверяют мотивам Путина и опасаются, что Россия помешает попыткам усилить хрупкое правительство в Триполи своими действиями по продолжению войны или даже по установлению пророссийского правительства. Ливия сегодня является важным перевалочным пунктом для мигрантов, пересекающих Средиземное море на своем пути в Европу. Завершающим пунктом повестки дня на мальтийском саммите станет обсуждение мер по уменьшению потока мигрантов и возможностей России по нивелированию этих мер.

Мальтийский премьер-министр Джозеф Мускат заявил, что поток мигрантов из Ливии может этой весной достичь беспрецедентно высоких показателей, а растущее влияние России в регионе должно стать причиной для вмешательства ЕС.

Политика Кремля в Ливии стала предметом обсуждения не только на пятничном саммите, но также будет дискутироваться и на встрече министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе в понедельник, заявил один из дипломатов.

Российский МИД продолжает настаивать на том, что, по словам Зайцева, главная цель Москва заключается в сохранении суверенитета и территориальной целостности Ливии. Однако вне зависимости от мотивов, очевидно, что Путин консолидирует и расширяет российское влияние вдоль внешних границ Европы.

"Мы все знаем о давней мечте русских иметь свои базы в Средиземноморье", заявил Джордж Велла, министр иностранных дел Мальты.

Неважно, каковы планы Путина – собирается ли он переписать правила игры на Среднем Востоке, развернуть обратно события Арабской весны или остановить те процессы, которые Кремль давно рассматривал как неудачные попытки США построить в регионе демократию, сегодня именно Путин является на Среднем Востоке главным игроком. В октябре 2011-го года Путина привела в ярость смерть бывшего лидера Муаммара Каддафи, попавшего в руки толпы мятежников.

Европа, а также ООН и её специальный посланник Мартин Коблер работают с международно признанным правительством в Триполи. Однако Россия, напротив, стремится отменить эмбарго ООН на продажу оружия Ливии и очевидно стремится поддерживать Хафтара и его силы на востоке страны. В ходе своего посещения авианосца "Адмирал Кузнецов", Хафтар получил медикаменты для ливийских бойцов. Египет и Иордания также выразили свою поддержку Хафтару. Более того, его поддерживает и Франция, занимающая иную позицию по Ливии, нежели остальные страны ЕС.

Маттиа Тоальдо, эксперт по Ливии из Европейского Совета по международным отношениям, заявляет, что Россия пытается "эскалировать конфликт, поддерживая человека, открыто заявляющего о своей незаинтересованности в политических договоренностях" с Триполи. В то же время, посланник ООН Коблер позитивно оценивает роль Москвы и её контакты с Хафтаром, даже несмотря на его нежелание общаться с ООН и отказ принять самолёт Коблера в городе Тобрук на востоке Ливии.

"Необходимо признать ту роль, которую играет Россия в последовательном достижении баланса на Среднем Востоке и в Средиземноморье", - заявляет Леонардо Трикарико, президент Фонда интеллектуальной культуры и стратегического анализа – аналитического центра, расположенного в Риме.

Мартин Коблер, опытный немецкий дипломат, в интервью порталу Politico поддержал эту точку зрения: "Я не вижу проблемы в том, что другие страны поддерживают контакты с генералом Хафтаром с целью ускорить процесс стабилизации ситуации. При этом дипломат не согласен с мнением, что Хафтар якобы хочет эскалировать конфликт. "Я никогда не слышал, чтобы Хафтар хотел гражданской войны. Наоборот, он хочет её избежать".

Коблер подчеркнул прогресс, достигнутый в Ливии, например рост производства нефти с 200 000 до 700 000 баррелей в день, а также новый бюджет, который позволяет правительству выплачивать зарплаты и увеличивать расходы на других приоритетных направлениях.

Однако ряд экспертов считают стратегической ошибкой игнорирование растущего влияния России в Ливии и её контактов с Хафтаром, учитывая опыт администрации Обамы в области сотрудничества с Россией по Сирии.

Леонардо Трикарико утверждает, что Путин и президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси уже нацелились на определенное сближение с Трампом – ведь новая администрация президента США уже заклеймила соперников Ас-Сиси – "братьев-мусульман" – как террористов. Таким образом, Ливия может стать первым пунктом сотрудничества названных политиков.

"И Россия, и администрация Трампа могут видеть для себя хороший шанс в возможном сотрудничестве по одному из важнейших направлений внешней политики Трампа, которым является борьба с терроризмом", - пишет Мэтью Лестер из американского аналитического центра Soufan Group. "Если США и Россия достигнут согласия в Ливии, что является декларируемой целью внешней политики Трампа, то Хафтар и его силы на данный момент станут наиболее вероятным союзником для обеих стран".



Халифа Хафтар после встречи с российским министром иностранных дел в Москве.

РИА Катюша
07 Февраля 2017 в 10:37
2398