The Economist пишет, что новый аналитический доклад, подготовленный Джеком Уотлингом / Jack  Watling и Ником Рейнольдсом / Nick Reynolds из лондонского аналитического центра Royal United Services Institute показывает, как за время СВО развивалась российская тактика. Оба автора неоднократно посещали б/УССР в течении последнего года СВО. Их последнее исследование основано на приватных беседах с руководством генштаба ВСУ и командующими десяти их бригад. Именно эти люди указали британцам на многие перемены в тактике действий российской армии, многие из которых будут представлять серьезную угрозу для наступательных планов Киева.

Важно то, что это взгляд именно противников, которые из «потенциальных» скоро превратятся в «реальных», учитывая личную русофобию нового британского короля Карла III. Вот что больше всего их беспокоит:

  1. Наиболее важным являются изменения в базовой тактике пехоты. «Россия начала войну, используя батальонные тактические группы или БТГ, формирование численностью около 800 человек, теоретически оснащенных бронетехникой, артиллерией и средствами ПВО. Они оказались ужасно слабыми и тактически неумелыми», пишут авторы доклада. Сейчас Россия отправляет небольшие тактические группы. Они выявляют украинские позиции и на них непропорционально расходуются украинские боеприпасы. И только потом выдвигаются более крупные группы специально обученной штурмовой пехоты, подкрепленные бронетехникой, минометами и артиллерией.
  2. Если позиция противника занята, она, как правило, укрепляется в течение 12 часов. «…Скорость, с которой русская пехота копает землю, и масштабы, с которыми они улучшают свои боевые позиции, заслуживают внимания», — пишут Уотлинг и Рейнольдс. По их мнению, собенно хорошо наши инженерные войска преуспели в строительстве укреплений, наведении мостов и установке минных полей. В некоторых районах оборонительные укрепления уходят вглубь на 30 км.
  3. Совершенствуется качество работы артиллерии, несмотря на то, что число выстрелов снизилось с 12 млн в 2022 году до 7 млн запланированных на этот год. Разведывательные беспилотники становятся более эффективными, позволяя орудиям поражать украинские цели в течение трех-пяти минут после обнаружения. Этому способствует растущее использование системы «Стрелец» — небольшого компьютера, который связывает БПЛА и наземные датчики с артиллерийскими батареями. Обычная тактика наших войск, по мнению авторов исследования, «заключается в том, что русские отступают с позиции, а затем обстреливают ее, как только украинские войска попытаются ее занять».
  4. Улучшилась тактика действий бронетанковых соединений: «Российские танки больше не пытаются прорвать линию врага ударом и скоростью. Вместо этого они обеспечивают огневую мощь с безопасного расстояния». В докладе отмечается, что, хотя использование Россией старых танков Т-62 и Т-55, снятых с хранения, широко высмеивается в Интернете, их орудия остаются эффективными, и они «представляют серьезную угрозу на поле боя», когда противник не может пустить в ПТУР. Российские танки все лучше умеют прятаться за счет теплового камуфляжа и вести бой в сумерках и на рассвете, когда их температурные характеристики менее очевидны для средств наблюдения и прицеливания. Российская реактивная броня, которая «взрывается наружу, чтобы отразить поступающие выстрелы, доказала свою высокую эффективность»: некоторые танки выдерживали несколько прямых попаданий.
  5. Одним из наиболее игнорируемых ранее, но наиболее важных аспектов войны по мнению авторов доклада стала радиоэлектронная борьба -РЭБ. По словам западных и украинских официальных лиц, возможно, именно по этому направлению успехи России были наиболее впечатляющими. Британцы посчитали, что Мо РФ развернули большие системы РЭБ на каждом 10-километровом участке фронта. Они в основном нацелены на дроны и они работают: Б/УССР теряет от 10 000 дронов в месяц, что составляет более 300 в день. Россия также использует РЭБ для создания ложных целей, чтобы сбить с толку подразделения противника.
  6. Активизировалась работа российской системы ПВО. Составляющие ее установки и датчики составляют новую сеть, которая позволяет им обмениваться данными о входящих угрозах, и, таким образом, сбивают значительную часть ударов GMLRS — снарядов с GPS-наведением, выпущенных из американских пусковых установок HIMARS. Россия оттягивает эти командно-контрольные центры еще дальше от линии боевого соприкосновения, рассредоточив и укрепив их, подключив их к собственной «плотной и надежной» телекоммуникационной сети с физическими кабелями, протянутыми к «нитке». Элементы системы ПВО РФ «будут по-прежнему уязвимы для крылатых ракет Storm Shadow, отправленных Британией в мае, но их стоимость и дефицит означают, что их нельзя использовать так же свободно, как GMLRS».

Джек Уотлинг и Ник Рейнольдс пишут, что «эти выводы могут создать впечатление, что контрнаступление ВСУ обречено. Но то далеко не так». Ключ к ситуации по мнению британских военных экспертов не столько в новом западном вооружении, сколько в разумной тактике: «Если Украине удастся разрушить российскую оборону и навязать ей динамичную ситуацию, российские подразделения, скорее всего, быстро потеряют свою координацию». По их словам, для прорыва обороны и использования брешей потребуется правильное базовое оснащение: запас запчастей для полученной техники, инструкции, переведенные на украинский язык, и проведение мероприятий по слаживанию. Экспертов пока потенциального противника радует и мнение британской военной разведки / British defence intelligence, представитель которой 14 мая заявил, что у российских войск на Украине, вероятно, нет «крупного, боеспособного, мобильного резерва для реагирования на возникающие… вызовы». Но, похоже, это просто морковка для нерешительных укровояк.

Дмитрий Светин специально для РИА «Катюша»

22 Мая 2023 в 05:13
5300