На следующий день после исторического выступления президента на подписании договора о вступлении Новороссии в состав России, где Путин сообщил о недопустимости реализации в нашей стране сатанинского проекта "Дивного нового мира", наши военные впервые со времен Великой Отечественной войны оставили врагу свой город – Красный Лиман. Оставление города грозит проблемой всему северу ЛНР, если враг пройдет дальше, но самое главное – оно окончательно показало весь ворох бед и нерешенных проблем армии, которые придется решать чтобы победить.

После многодневной героической обороны частей БАРСа, луганской пехоты и 20-й армии, так и не дождавшись достаточных подкреплений для того, чтобы отбросить врага, Минобороны РФ сделало официальное заявление о том, что "в связи с созданием угрозы окружения союзные войска были отведены из населённого пункта Красный Лиман на более выгодные рубежи". Особым цинизмом это заявление отдавало с учетом, что на тот момент Лиман уже находился в оперативном окружении и парни выходили оттуда под огнем противника.

В отличие от харьковской трагедии, к бойцам вообще никаких претензий нет. Все защитники, не имея связи, не зная, что происходит вокруг, не сдали многократно превосходящему врагу ни метра. Ветераны из "Боевого армейского резерва специального", мобилизованные луганские крестьяне и рабочие, парни из Смоленска и Брянска. Все они 7 месяцев не вылезали с передовой и готовились принять смерть, но вынуждены были отойти и отдать 30 км русской земли до Кременной. Теперь отступать совсем некуда – потеря Кременной не только позволит начать бои за Рубежное, Лисичанск и Северодонецк, но и дадут столь необходимый Киеву оперативный простор для отрезания севера русской Луганской республики и выхода на Сватово и Старобельск.

"Противник не предпринимал активных действий по продвижению к городу. ВСУ пока закрепляется в Лимане и Торском и работает артиллерией по вероятной линии обороны Кременной. Пока не очень точно, видимо сказывается вчерашняя погода. Облачность и дождь позволили нашим укрепляться без «надзора» сверху. Также под огнем вражеской артиллерии находится сама Кременная и соседнее Рубежное, которое с утра сотрясает от разрывов. Противник пытается доставать по колоннам резервов (родные, ну перестаньте уже стоять колоннами целый день на одном месте!).

Из Тернов противник делает вылазки к трассе на Сватово, выходя на нее в районе Краснопоповки и Песчаного. Интерес к последнему понятен - там находится господствующая высота, с которой можно контролировать дорогу в обе стороны. И развивать обход Кременной с севера, не ввязываясь в бои с востока в лоб. Впрочем, противник может основные усилия сосредоточить на северном направлении, попытавшись пойти на Сватово как с юга, так и с севера - от Купянска", - рассказал о ситуации там военкор Александр Коц. 

Что еще хуже в данной ситуации – это отсутствие эвакуации мирного населения. По разным данным  только в Лимане осталось от 10 до 15 тыс. голосовавших за Россию на референдуме, а значит подпадающих под уголовные статьи на Украине. Сколько всего наших граждан попало в руки бандеровцам, учитывая, что ВСУ удалось занять маршем еще несколько поселков, не знает никто. Никто не озаботился тем, чтобы предупредить и вывезти людей. Вместо этого шли сплошные бравурные речи и просьбы о молитвах о защитниках. Нам снова предлагали верить, ничего не предпринимая. То есть снова вера без дел.

Поймав кураж, ВСУ снов начали ломиться в Запорожскую и Херсонские области. Теперь нам предлагают молиться за их защитников, а также уверяют, что все нормально. И людям становится страшно от этих слов, ибо после тонн пропаганды про "самую великую армию", там видят заговоры, предательство и не понимают, почему мы не гоним врага, раз у нас все так прекрасно.

Между тем, за этими рассказами кроется такая куча системных ошибок и провалов, что дальнейшее молчание ставит вопрос об обороне даже не Белгорода и Курска, а Воронежа и Орла. Часть из этих ошибок сейчас исправляется в экстренном порядке, начиная от смены командующего Западным военным округом и мобилизации, но это только часть ошибок, да и увидеть эффект от их исправления мы сможем не ранее зимы.

В данный момент стоит понять одно – наша армия была абсолютно не готова воевать в такой войне. Армия готовилась к полицейской операции, к войне с войском уровня 2014 года, когда у Украины было 30 тыс. немотивированного состава, который еще не определился, что ему делать. Вместо этого нас встретила 300 тыс. накачанная пропагандой армия и еще 400 тыс. мобилизованных, которые за полгода стали ничем не хуже кадровых частей. Добавим суда до 10 тыс. бойцов западных ЧВК, плюс гору самого нового вооружения и получим полную картину. В США, к слову, сразу поняли, что воевать с Россией, как с Ираком не выйдет и снабдили своих прокси почти всем лучшим, что есть у самих.

В итоге уже весной вылезли все основные проблемы, которые и привели к тому, что мы имеем сейчас. Во-первых, численное преимущество противника и отсутствие ответственности, как за дезертирство с поля боя, так и за принятие идиотских приказов командиров. В результате огромного количества ошибок и попросту непрофессионализма, непонимания реального положения комсостав загонял людей в мясорубки, а те отвечали массовым разрывом контрактов и отбытием по домам, становясь 500-ми. Что самое печальное – введенная цензура, которая вначале работала на благо, довольно быстро стала работать во вред, ибо всем было приказано хранить молчание о происходящем под Киевом, Черниговом, Харьковом, далее Изюмом.

Второй причиной огромного количества дезертиров стало отсутствие понимания у бойцов смысла всего происходящего, которое не война, а некая СВО. Ответственные за политическую подготовку еще задолго до трагедии занимались обратным. Они не мотивировали бойцов, а либо вообще наплевали на работу, либо пьянствовали, либо плакались бойцам "зачем оно нам нужно".

С другой стороны, их тоже можно понять, ибо какая политическая подготовка, если сама политика у нас до конца сентября была на откупе у "партии мира". Долгие рассказы про, как их прозвали в народе "жесты боброволи", отказ наносить удары по критической инфраструктуре сыграли свою роль. Как сыграли и рассказы про "там наши люди и потому пусть убивают донецких, харьковских, херсонских вместе с вами, которые не пойми кто". Это не некие абстрактные философские беседы, а из разговора с казаками группы "Дон" после очередных рассуждений, почему мы "не должны уничтожать инфраструктуру" и разговоров про "мы должны жалеть". Разговор происходил после того, как ребята побывали в Северодонецке. И слыша подобное их перекашивало – они не понимали, почему Россия позволяет безнаказанно убивать 3-х летних деток, не делает ничего для блокировки поступления НАТОвских вооружений, которым этих деток убивают и жалеет детей из Львова. Уже летом шли разговоры, что нашему политическому руководству львовские ближе, чем донецкие, луганские, белгородские русские.

Для понимания, казаки – это крайне мотивированные добровольцы, а теперь представим, что говорилось среди луганских и донецких "мобиков", частей российских контрактников? Добавим отсутствие идеологической работы ввиду отсутствия любой идеологии, кроме либерализма, а также непонимание конечной цели (то ли разгром Украины, то ли мирный договор с ней путем переговоров) и получим причины массового бегства из огромной на начало года контрактной армии.

К слову, медийная активность Кадырова обусловлена в том числе, а точней в первую очередь, не какими-то внутривластными разборками (любая критика чиновниками воспринимается именно так, ибо понять ничего иного там принять не в состоянии). Все гораздо проще – он отправил туда тысячи чеченцев, которые задают те же самые вопросы, что и все остальные. И Кадырову, в отличие от Минобороны, молчать нельзя – потеря авторитета для него может стоить жизни, а нам – фронта на Кавказе.

Третьим фактором, после провала в агитации, пропаганде и командовании, как следствия, огромного количества 500-х, стоит назвать провал и отставание в материально-технической части. Здесь Минобороны попало в собственную ловушку многолетних рассказов про "самую современную армию", которая воевать пошла советским оружием. Самым ярким моментом этого можно назвать удар по 72-й бригаде на Белогоровке, где куча экспертов, включая и тех, кто в погонах, рассказывали населению, что там много украинской техники, ибо БМП-1 у нас списаны. В самой бригаде от этих рассказов, скажем так, улыбались, ибо БМП-2 они видели только на учениях и в принципе были не обучены воевать ни на чем, кроме "копейки".

Добавим к этому катастрофу со связью, которую не решили до сих пор, полугодовалый провал с БПЛА, который сейчас закрывается с помощью иранских ударных дронов, но не решает проблемы разведки, которая у нас держится на народных "птичках". Плюс наша армия дико бюрократизирована. "Только у командира полка свыше полутора сотен отчетных документов, требующих непрерывного ведения, не говоря уже об оперативно-тактических соединениях. Это и приказы, и сверки, и журналы, и ведомости, план-графики, доклады со слайдами, и многое другое.

А по войне к этому, его не исключая, добавляются основные: боевые и предварительные распоряжения, замыслы, планы, планы по видам обеспечения, пояснительные записки, боевые приказы, просто приказы, в т.ч. на марши, погрузки и выгрузки, доклады, донесения, сводки и проч. проч. проч. Бумажно-слайдовое. Некрасивое. Гиперобъемное. В соответствии с НСШ и НСОШ вместе со строгим следованием приложениям к ним.

В ВОВ боевой приказ занимал поллиста максимум. Сейчас листов около 10-20 на малейшую задачу. И не дай бог не соответствовать руководящим документам, в изобилии придуманным генштабистами", - рассказал канал "Контора пишет". 

Как в такой ситуации можно быстро реагировать на атаки врага, когда ситуация меняется ежечасно, огневую поддержку и подкрепления требуют немедленно, а за любое решение потребуют бумажку? Правильно – никак не реагировать, что и происходит.

Отдельно скажем про отсутствие единоначалия между добровольцами, военными и частями ЛДНР. Далее можно перечислять еще много чего, что привело к ситуации, когда удержать отвоеванное – подвиг. Но надо сказать про самый главный аспект – отсутствие ответственности за ложные доклады и отчеты, за провалы и бесполезную гибель личного состава, за высокомерие и излишнее желание выслужиться.

У нас, наконец-то принят закон, который устанавливает уголовную ответственность за дезертирство, что положит порочную практику бегства с фронта, но так и нет никакого акта в отношении комсостава, для которых самым страшным деянием является увольнение.

Все это накапливалось в течение полугода, пока НАТО завозило туда ЧВК, оружие и боеприпасы, обучало украинских мобилизованных. Пока там шла подготовка к осени, у нас все пребывали в праздничном настроении, радостно отмечали фестивали и дни городов и делали максимально все возможное, чтобы население не было готово ни к Харьковской трагедии, ни к потери Лимана, ни к неспособности армии удержать врага и как следствие – мобилизации. К слову, общество убаюкивали именно те люди, которые сегодня выехали в Грузию или защищают Минобороны.

Впрочем, они уже история, ибо Харьковская трагедия все-таки заставила верхи начать учитывать ошибки. Мобилизация, закон с ответственностью за дезертирство и мародерство, смена командующего Западным ВО и целого ряда командиров, удары по инфраструктуре, появление "Герани", прекращение разгульного образа жизни и переход на военные рельсы, сама легимитизация обсуждения данных проблем, то есть слом табу на критику, дает надежду на перемены в армии, а значит и на фронтах. Плюс открытое выступление Кадырова и поддерживавшего его Пригожина, людей, которые рискуют головами в случае нашего поражения, говорит как о том, что ситуация доведена до предела, так и о том, что выводы будут сделаны. Насколько обширно и действенно, неизвестно. Скорей всего нас снова ждут половинчатые решения, ибо как и любое иное чиновничье учреждение, любые перемены в Миноброне будут встречать в штыки, а разговоры про уголовную ответственность – как попытку их свержения с жирных мест. 

Но лед тронулся и как бы кто этому не противился, будут перемены, а значит, будут и победы. Теперь, правда, за них придется заплатить совсем другую цену и нас ждет вторая, а то и третья волны мобилизации, но они будут. Ибо от этого зависит выживание всех нас, включая и верхи. До этого нас ждут еще два месяца наступления со стороны НАТО, официально объявленного ВСУ еще в начале лета. Ждут новые потери, непонимание и возмущения населения. Нас ждут тяжелые времена, через которые придется пройти и выйти обновленными. Здесь нет ничего нового – в прошлую Великую войну было все ровно также. Просто нам снова предстоит повторить.

Руслан Ляпин, майор в отставке и сержант "БАРС" Александр Р., специально для РИА "Катюша"

03 Октября 2022 в 04:42
6691